"Архангельск"

Сюжет для небольшого рассказа

Премьера в Северодвинском театре драмы

Автор: Людмила Ашиток. Газета «Архангельск» № 14 от 11 апреля 2019 года. Фото автора.

В Северодвинском драматическом премьера «Чайки», которую поставил новый главный режиссер Анастас Кичик и сам сыграл Тригорина.

Химия любви

Помню яркую читку пьесы в рамках спецпроекта театра драмы, где Анастас Валерьевич, химик по первой профессии, много говорил о молекулярности любовных отношений героев, строил цепочку ДНК из зрителей и актеров и практически сам прочел все первое действие.
– «Чайка» такая же неразгаданная пьеса, – размышлял тогда режиссер, – как «Гамлет», «Фауст», «Дон Жуан»…

Каждая новая эпоха находит в ней новые смыслы. У Чехова в любом кусочке можно много всего отыскать. Вот хотя бы обратите внимание – первая и последняя фразы пьесы: «Отчего вы всегда ходите в черном?» – «Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился». Вот почему Чехов так закруглил?

Как говорил сам драматург, в этой комедии много разговоров, мало действия и пять пудов любви. Кичик не стал строить сложные декорации, довольно мягких пуфиков, прозрачного стола во втором действии и экрана с пугающе манящей луной. Да и зачем лишние детали, когда важнее те самые разговоры действующих лиц и наблюдения за их броуновским движением: актеры появляются в неожиданных местах, бродят по залу и уходят не за кулисы, а опять же по лестнице спускаются со сцены к зрителям.

Неустроенность судьбы, я бы даже сказала, юдоль – неотвратимая, заставляющая подчиняться тому, что предначертано сверху. Одиночество. Ведь вся эта химия отношений – такая душервущая реакция! Пять пудов любви уравновешиваются такой же массой нелюбви. Вернее, несовпадением – весьма запутанная цепочка, когда не совпадают желания тех, кто выбирает, и тех, кого выбирают…

«Я – чайка, нет, не то…»

Колдовское загадочное озеро, полет белой вольной птицы чайки над ним, эти люди, которые тоже пытаются взлететь, воспарить над скучной обыденностью, но в своих разговорах они не понимают друг друга, их мечты не осуществляются, а любовь остается неразделенной… И никуда от этого не деться.

Актерский ансамбль получился слаженным и полифоничным. Вначале соло за Треплевым (Павел Митякин)– нервным взъерошенным, полным энергии перевернуть театр. Но это именно он убивает чайку – как символ бесполезного, но прекрасного, что в совокупности – искусство. Да он и есть эта чайка, уверена одна моя знакомая театралка, потому и убивает в финале себя, такого же бесцельно бесполезного.

А первую скрипку играет Нина Заречная (Елена Вотинова) – веселая, мечтающая о блеске и славе… Но потом дирижировать оркестром будет только она – немного вздорная, самоуверенная Аркадина – блистательная Юлия Корельская – капризная эгоистка, чуть экзальтированная, как и должно быть звезде. Кстати, меняет туалеты и прически при каждом выходе на сцену!

Тригорин? Анастас Кичик предстает в образе безвольного подкаблучника, постоянно оглядывающегося на любовницу, знающую, чем подчинить его себе. На читке, кстати, он говорил, что Тригорин – писатель ранга Пелевина, а Аркадина – актриса масштаба Ирины Мирошниченко. В спектакле за взаимоотношениями этой пары очень любопытно наблюдать – химия здесь точно есть – с бурлением и выпуском дымка! Тригорин давно превратил талант в ремесло, впрочем, кажется, он не очень-то и страдает от этого, смирившись, даже бравируя тем, что «не Тургенев». Увлечение Ниной – для него всего лишь эксперимент, еще один сюжет для небольшого рассказа. А она – сникшая, как раненая чайка, избавившаяся от грез, призывающая к терпению… Но веришь – из нее выйдет настоящая большая актриса.

Несовпадения

А еще рассудочный бывший любимчик женщин доктор Дорн и его такая же бывшая пассия, дошедшая до неприличия со своей ревностью Полина Андреевна (Сергей Полетаев и Валентина Иргизнова). Действительный статский советник Сорин (Валерий Хамин) в телогрейке, человек, «который хотел, но не стал»… Ухарь Шамраев (Николай Кабуркин) – один здесь вроде никого не любит. Впрочем, может, лошадей, очень уж он их жалеет запрягать. Несчастная Маша, похожая на готку, подростка в трудном возрасте, и нелепый, но полный всепрощающей любви Медведенко – еще одно несовпадение (Мария Несговорова и Павел Варенцов).

В финале вместо чучела над сценой влетает чайка – белоснежная, огромная, как само счастье. А оно будет?

Вот такие впечатления. Похоже, назначение Анастаса Кичика главрежем северодвинского театра здорово повлияет на миграцию поклонников Мельпомены в некогда закрытый город. Встретила там много знакомых из завсегдатаев и актеров театра драмы. Однако. Может, ввести специальные рейсы между двумя театрами?

КСТАТИ

Очень интересная интерпретация «Чайки» была поставлена в театре кукол, где в руках актеров были их копии, впрочем, играли они – люди и куклы – совсем по-разному. Вот было бы здорово, если бы спектакль восстановили в новом здании.