Журнал «Двина» на родине Фёдора Абрамова. День второй

Второй день нашего литературного праздника – это было уже после возвращения из-за реки — начался не с Абрамова, а с Твардовского. Но в сущности это было продолжение той же темы – любви к Родине, верности заповеданным пращурами традиций и идеалов, гражданской ответственности писателя, в чём Абрамов и Твардовский были единодушны.

Более того, их произведения о войне незримо переплетаются, дополняя друг друга глубинной и всеобъемлющей народной правдой. За кого воюет Василий Тёркин, бывалый русский солдат? За детишек, их матерей да стариков, которые мыкают долю в голодном и холодном тылу, ожидая вестей с фронта, в том числе и за жителей далёкого северного Пекашино. О ком молятся жёны, матери да детишки голодного Пекашино, все силы отдавая на то, чтобы снабдить хлебом фронт? О мужиках-кормильцах — таких, как Василий Тёркин, солдатах-землепашцах, без догляда и рук которых горюет-чахнет земля.

Абрамов почитал Твардовского и как поэта, и как редактора «Нового мира», и как гражданина. Твардовский высоко ценил талант Абрамова, восхищаясь его мужеством и гражданской неукротимостью. Они блестяще дополняли друг друга на тогдашних политических и литературных ристалищах.

На экране Абрамовского музея – портрет Твардовского, автограф с книги, подаренной Абрамову. А на сцене разыгрывается глава из «Василия Тёркина», которая называется «Тёркин и Смерть». Исполнители Иван Братушев и Анна Рысенко. Он — молодой актёр Архангельского театра драмы. Она – воспитанница Т.А.Лариной, недавняя выпускница САФУ, занимающаяся в открытой студии театра «Балаганчик». Как убедительно точно и правдиво слово Твардовского! Не надо никакого антуража – шинель на плечах актёра, гитара в руках актрисы – и зримо-явственно предстаёт заснеженное поле, на котором истекает кровью раненный боец. Вот уже кружит над ним смерть, усыпляет, баюкает, готовая укрыть снежным саваном. Но он противится, не сдаётся, и в конце концов одолевает-таки, как говорили в старину, навьи чары.

В унисон инсценировке прозвучала песня на слова Рубцова «Тихая моя родина», ведь она тоже о войне, о голоде и сиротстве, о потерях и утратах. Её исполнил, подыгрывая себе на гитаре, Николай Васильев. А потом звучали стихи наших поэтов. Ольга Корзова, Владислав Попов, Татьяна Полежаева читали произведения о жизни и любви, о счастье и верности, что было созвучно и поэзии Твардовского, и прозе Абрамова. А завершила эту часть литературного действа скрипка Кати Рябиновой, которая уже стала полноправным членом нашей литературной команды.

***

После литературной гостиной, которая называлась вполне в духе журнала «Двина» «Поэзия и проза наших дней», мы все – литераторы, школьники и прочие гости — переместились на усадьбу брата Фёдора Абрамова Михаила ( «брата-отца»), ставшую стараниями его сына Владимира и супруги Владимира Анисии Петровны семейным музеем.

Тут всё завертелось-закружилось, как и на сенокосе. Хозяйка увлекла и заинтриговала гостей походом по заповедным уголкам старого дома, где в 50-60-е годы останавливался Фёдор Александрович, навещая родные края. «Здесь чаёвничал.., на этом стуле сидел.., за этим столом писал.., а здесь — это уже на повети – спал. Любил больше всего на сеновале отдыхать…»

Пока хозяйка водила экскурсию по горенкам да светлицам, хозяин увлёк меня на подворье. Здесь у него строится новый дом. Этот светящийся янтарной свежесть сруб я увидел с улицы и выразил желание осмотреть его.

Мы знакомы с Владимиром лет двадцать, а то и двадцать пять. Свёл нас юбилей Фёдора Александровича, для него – дяди, для меня – земляка-классика. Последняя часть тетралогии «Братья и сёстры» «Дом» творилась не только в Питере, но и здесь, в Верколе, в старом доме. Это было сорок лет назад, когда Володя вернулся из армии. Теперь Володя – Владимир Михайлович — строит новый дом, который предназначает своей дочери. Как бы порадовался этой новостройке Фёдор Александрович! Ведь по сути его роман «Дом» продолжается самой жизнью. Чем не тема для размышлений и первых обнадёживающих выводов!

Володя водил меня по новоделу, показывая, как тут будет всё обустроено. Мы живо обсуждали устройство будущих печей, теплоизоляции, и я, похвастаюсь, даже удостоился комплимента мастера. Впрочем, Володя, человек радушный и открытый, человек, воодушевлённый идей создания дома и самой новостройкой, готов, наверное, каждого, кто проявит интерес к его праведным трудам, одарить добрым словом. А ещё думаю, что новоселье здесь должно стать событием не только для семьи, но и для всей Верколы, ведь, что ни говори, новый дом – это тоже продолжение земного и духовного бытия писателя Фёдора Абрамова.

Меж тем, пока мы с хозяином осматривали новостройку, на дворе старой избы затеялся конкурс – да какой! – на лучший банный веник. Вязали веники из свежего березняка все от мала до велика. Потом авторитетное жюри (из любителей попариться) во главе с Анисией Петровной определяло лучшее произведение. И шуток было, и смеху…

А ещё наша вожатая-домоправительница сосредоточила внимание гостей на старом амбаре. Пинежские амбары, что тебе маленькие дворцы. Просто на загляденье. Нигде таких нету. А сколько в них хранилось разного добра, пушной рухляди, сезонной одежды-обуви… Обсказала хозяйка историю своего амбара, доставшегося вместе с избой им с мужем по наследству, а потом поделилась находкой. Буквально на днях, готовясь к приёму гостей, она прибиралась в амбаре и на подволоке (тут говорят – на подловке) обнаружила старинную, века позапрошлого икону — да кого? — Артемия Веркольского. Аккурат в день памяти святого праведного отрока Артемия. Разве не чудо! Икона от времени и сырости пострадала, но лик сохранился. Этой новостью Анисия Петровна поделилась с игуменом Артемиево-Веркольского монастыря, о. Иосиф обратился к реставраторам, которые трудятся в храмах монастыря, и те, знающие такую технику письма, обещались обновить образ. Так что грядёт ещё одно чудо, уже – с Божьей милостью — рукотворное.

После гостевания у сродников Фёдора Александровича мы всей гурьбой пошли по деревне. Только что гармошки не доставало, а так ни дать ни взять сельская поросль после трудового упряга вышла на гулянку, благо мы, люди зрелых лет, словно растворились в молодёжи. Мы шли извилистыми путями, а вела нас, рассказывая о родной деревне и переплетая путь сюжетами абрамовских рассказов, Александра Фёдоровна Абрамова. Что ни заулок — то ветка повествования, что ни изба — то сюжет новеллы.

На очередном повороте мы оказались возле старой избы, в которой нынешним летом обустроились питомцы Т.А.Лариной. Крыша в избе – решето, подволоки нет, а нынче дождь почти каждый день. У музея, которому принадлежит изба, денег на латание дыр нет. Нужна помощь областной власти. И дело не только в этой старинной избе, которую надо спасти, чтобы сохранить образ абрамовской деревни. Требует поддержки подвижническая деятельность Т.А.Лариной, которая более двадцати лет возит в Верколу своих питомцев, чтобы причастить их высокого духа Абрамовского слова и святоотеческих традиций. Ведь то, что составляет Абрамовское братство, сплочённое из нескольких поколений учеников Татьяны Александровны, — это подлинный центр глубоко патриотического и культурного воспитания. По-своему он единственный в области. Ау, министерство по делам молодёжи! Загляните в глаза этим юношам и девушкам – в них чистота, в них подлинный – не плакатно-дежурный — патриотизм, осознание себя наследниками родимой земли и великой державы. Они духовные внуки Фёдора Абрамова, впитавшие его сокровенное слово и несущие это слово, как эстафету, дальше… 

День первыйДень третий

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 5 августа 2015 г.