Защищая северное небо

ubm18 18 4 16536

Изучением военной темы занимался начальник отдела историографии и патриотического воспитания Музея народных промыслов и ремесел Приморья Валерий Иринев. Результаты его исследований легли в основу многих материалов районной газеты. Сейчас это – память о Валерии Ивановиче.

Как все начиналось

Над нашей страной сгустились тучи еще в 1939-м, в год начала Второй мировой: Советский Союз и Финляндия пытались решить территориальные проблемы. В результате началась трехмесячная война, в которой принимали участие молодые военно-воздушные силы Северного флота. Зарождение военной авиации в нашей области выпало на это же время. Была сформирована первая смешанная авиационная бригада ВВС Архангельского военного округа в составе бомбардировочного и истребительного полков. Они участвовали в боевых действиях в Финской кампании. Тогда же создается и пограничная авиация НКВД на острове Ягодник в составе усиленного гидроавиазвена. Первую авиационную часть в истории области создали в Лахте в составе ВВС Северного флота – это 49-я отдельная морская ближнеразведывательная авиационная эскадрилья.

– Тогда необходима была боеспособная авиачасть, которая прикрывала бы корабли Беломорского укрепленного района Северного флота посредством воздушной разведки, – рассказывал Валерий Иринев. – Сначала 49-я эскадрилья замыкалась на ВВС Северного флота. А в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, на Севере развернули Беломорскую военную флотилию. В то время 49-я эскадрилья вошла в ее состав.

Тут ждали авиаторов со всей страны

Нарком ВМФ издал приказ, в котором шла речь о численности личного состава летательных аппаратов и месте их базирования. Командующий Северным флотом в приказе указал материальные средства, необходимые для формирования части, определил, где разместить личный состав. Тогда летчиков устроили в здании санатория работников леса и сплава.

Первый приказ наркома Военно-морского флота от 16 сентября 1939 года касался перевода военнослужащих материальной части 7-го авиационного звена в состав эскадрильи.

19 сентября того же года в приказе народный комиссар ВМФ указал первых командиров авиачасти. К временному исполнению должности командира 49-й отдельной морской ближнеразведывательной авиационной эскадрильи ВВС Северного флота был допущен слушатель Липецких высших авиакурсов капитан Василий Стародуб, а его помощником назначен слушатель тех же курсов капитан Василий Андреев. В исполнение этого же приказа в часть прибыли начальник штаба старший лейтенант Дмитрий Паркалов, помощник командира по эксплуатации военный инженер третьего ранга Иван Давышев. Командиры и техники поступали сюда со всех флотов. Были направлены воздушные стрелки-радисты как срочной, так и сверхсрочной службы, окончившие школу воздушных стрелков ВВС.

С Балтики прибыл лейтенант Иван Тимошенко, который впоследствии служил в экипаже Савелия Рубана, он стал штурманом авиазвена, а из состава ВВС Черноморского флота – штурманы – лейтенант Алексей Гусев и капитан Павел Данилов.

Капитан Михаил Карасев возглавил в части службу связи.

В Лахту направили и старшего лейтенанта Анатолия Ковалева, назначенного начальником парашютно-десантной службы; прибыл и лейтенант Василий Куть, штурман по профессии, возглавивший комендатуру аэродрома.

В 1939 году Николаевское военно-морское авиационное училище имени Леваневского, где курсанты проходили трехгодичное обучение, выпустило первых лейтенантов – летчиков морской авиации. Приказом наркома ВМФ от 28 сентября 1939 года на службу в 49-ю эскадрилью прибыли Савелий Рубан (будущий генерал), Сергей Федоров (будущий помощник военного атташе в США), Николай Турков (будущий Герой Советского Союза, начальник штаба дивизии), Виктор Александров, Геннадий Колосов, Аркадий Тартаковский, Евгений Федуков. Этим же приказом наркома в Лахту направили выпускников военного авиационного училища имени Сталина – лейтенантов Моисея Хилемского и Николая Кужеля – на должность воздушных стрелков-бомбардиров, то есть штурманов.

В 1939-м в эскадрилью прибыли технический состав и работники авиационного тыла. Здесь находились авиационные механики из звеньев, ранее служившие в ВВС флотов и имевшие опыт обслуживания лодочных самолетов. Накопленные за годы работы знания они передавали подчиненным механикам и мотористам.

Эскадрилья сформирована

Первого ноября исполняющий обязанности командира эскадрильи капитан Василий Стародуб доложил командующему ВВС Северного флота о том, что 49-я отдельная морская ближнеразведывательная авиационная эскадрилья сформирована.

В ее состав входили 13 самолетов МБР-2 с тылом, которые дислоцировались в поселке Лахта. Они базировались на гидроаэродроме озера Холмовское, а при необходимости могли быть рассредоточены и на озере Лахтинское.

Все необходимые помещения, в том числе казармы и склады, военнослужащие строили в Лахте сами. Камандиры разместились в санаторном здании и квартировали у местных жителей.

Первым политработником в 49-й эскадрильи был Василий Степанов, выпускник Военно-политической академии имени Ленина, батальонный комиссар.

Война неожиданностью не стала

В 1940-м эскадрилья, в составе которой находилось пять экипажей, могла справляться со своими задачами лишь днем в простых метеоусловиях. В отчете командующего и военкома ВВС Северного флота об итогах боевой деятельности говорилось, что эскадрилья к тому времени была укомплектована самолетами МБР-2 и молодым летным составом на случай войны с Финляндией лишь на 50 процентов.

В 1941-м летчики готовились к боевым действиям, полеты проходили над морем по маршруту, представлявшему собой треугольник. Бомбометание проводили цементными бомбами. Авиаторам приходилось участвовать и в ночных полетах, порой в сложных метеоусловиях. Но со своей задачей они справлялись хорошо, аварий и происшествий не случалось, все задания выполнялись тактически грамотно.

Лейтенант Савелий Рубан имел все допуски к полетам, командовал звеном. Не удивительно, что в 1944 году он стал майором, командиром полка.

В конце1940 – начале 1941 года 49-я эскадрилья пополнилась опытными авиаторами.

Начавшаяся война для ее личного состава не стала неожиданностью. Часть имела свое предназначение, она готовилась защищать небо советского Севера.

В боевой готовности – с 19 июня

Систему оперативной готовности разработали еще в 1939-м.

– Когда объявлялась готовность номер два, весь личный состав должен был находиться в расположении части. Устанавливалось дежурство и сокращалось время подготовки самолетов к подъему в воздух, – продолжал Валерий Иванович. – При объявлении готовности номер один часть приводилась в состояние, позволяющее ей немедленно вылететь на выполнение задания.

В журнале боевых действий 49-й эскадрильи 19 июня 1941 года в 8 часов 10 минут сделана запись о поступлении сигнала боевой готовности номер два. Следующие данные появились 22 июня в 2 часа: перейти на боеготовность номер один, то есть экипажи были уже в самолетах, готовые к выполнению полетов. В 8 утра в эскадрильи объявили боевую тревогу, а 23 июня авиаторы получили приказ о вылете на разведку в районы Беломорского и Кандалакшского заливов. В этот же день в 18 часов 55 минут два немецких самолета появились в районе станции Исакогорка. Так война пришла на архангельскую землю.

Мужеству летчиков удивлялся противник

49-ю эскадрилью переподчинили командованию Беломорской военной флотилии, которая определила зону ответственности авиаторов с учетом того, что необходимо защищать советские коммуникации в Арктике. Работа авиации оказалась связаной с гидроаэродромами в Лахте, Моржовце, Йоконьке (теперь Гремиха), Нарьян-Маре, Амдерме, на Новой Земле, Диксоне. Кроме гидроаэродрома на озере Холмовском остальные места временного базирования подразделений самолетов были не оборудованы. Например, на Диксоне отсутствовал спуск, а берега там отлогие, скалистые, поэтому личному составу самолет из ледяной воды на берег приходилось тащить по мели почти 150 метров. Для эскадрильи, усиленной экипажем 118-го разведывательного авиационного полка ВВС Северного флота, главным стал поиск и уничтожение немецких подводных лодок, ведущих разведку на подходе к Белому морю. Так, уже 9 июля 1941 года экипаж МБР-2 под командованием лейтенанта Николая Туркова обнаружил подлодку противника в районе Моржовца и атаковал ее.

С 15 августа по 15 ноября немецкие подлодки были обнаружены в зоне Беломорской флотилии более 40 раз. Со второй половины августа здесь одновременно находилось до двух-трех лодок. В районе полуострова Канин Нос немецкую субмарину U-73 атаковал экипаж МБР-2 под командованием лейтенанта Николая Дубровского. А 4 сентября два экипажа самолетов МБР-2 под командованием лейтенантов Юрия Грязнова и Петра Марьенкова выполняли боевое задание: занимались разведкой кораблей и подводных лодок противника в районе Канина Носа и Моржовца в квадрате 2885. Они обнаружили немецкую субмарину на плаву и атаковали ее. Вторично ее увидели под перископом в квадрате 2982. После того как сбросили бомбы, она перестала двигаться, а на воде появилось большое масляное пятно. Тогда авиаторы решили, что подлодка потоплена, о чем сообщалось впоследствии в центральных газетах. В этой боевой операции участвовали командиры экипажей лейтенанты Петр Марьенков и Юрий Грязнов, штурманы Авлияр Гайсин и Василий Денисов, стрелки-радисты Николай Дубошин и Сергей Назаров. За участие в бою командиры и штурманы экипажа награждены орденами Красного Знамени, стрелки-радисты – орденами Красной Звезды. Но U-752 под командованием капитана III ранга Карла Шретера лишь потерпела аварию: у нее нарушилась герметичность топливных цистерн. Субмарина сумела дойти до Норвегии и там встала на ремонт. А 23 мая 1943 года ее потопила английская авиация.

Немецкое командование подводными силами оценило профессионализм советской авиации и снизило активность в горле Белого моря. А в докладе командующего Беломорской флотилией, касающемся использования авиации, отмечалось, что 49-я эскадрилья в 1941 году обнаружила 111 субмарин противника, в 1942-м – 174.

– Тогда главной задачей летчиков морской авиации стало вытеснение немецких подлодок. А советские люди, проживающие на прибрежных территориях, должны были увидеть и понять, что их защищают, – пояснял Валерий Иринев. – С этим авиаторы неплохо справились.

Ольга ВЛАДИМИРОВА,
фото из архива Валерия ИРИНЕВА

ubm18 18 3 e3a4f

Перед Великой Отечественной войной на озере Холмовском близ поселка Лахта был оборудован гидроаэродром, на котором в разные годы базировались: 337-й морской авиационный полк, 49-я отдельная морская разведывательная авиационная эскадрилья, 22-й отдельный морской разведывательный полк, 54-й смешанный авиационный полк.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 11 мая 2018 г.