Война с болотом Владимира Бейтнера

При слове «Ненокса» в сознании многих россиян тотчас возникает ассоциация с прошлогодней трагедией. Но Ненокса – это не только испытания ракет, это еще и древнерусская деревянная архитектура, знаменитые соляные варницы, живое дыхание старины.

А еще – история о том, как бравый подполковник Владимир Бейтнер пытался переделать природные ландшафты на берегу Белого моря. Безуспешно, но, как выясняется теперь, не безнадежно.

Гость из Нижнего

В один из дней 1873 года в старинный посад Ненокса въехал экипаж. Из него вышел человек в мундире, украшенном целой россыпью орденов. Лучи неяркого северного солнца играли на камушках высоких наград.

– Что за господин пожаловал? – шептались мужики. – Не иначе большой начальник из губернского города Архангельска.

– Бери выше! Небось из самого Петербурга приехал.

– А орденов-то! Видать, храбро сражался в прошлую войну. (Крымская война была памятна поморам, ибо охватила не только Крым, но и побережья северных морей).

Действительно, орденоносный гость храбро бился в последнюю войну, за что и был отмечен наградами. Но прибыл он не из столицы, а из Нижнего Новгорода.

За плечами у подполковника Владимира Флориановича Бейтнера (так звали гостя) были участие в знаменитом Альминском сражении – первой крупной баталии в Крыму, ранения, бесстрашные рейды в тыл врага. Был он одним из «охотников». Нет, не стрелял селезней и вальдшнепов, а вместе с такими же отчаянными воинами совершал дерзкие вылазки, добывал языков, устраивал диверсии. Однажды «охотники» захватили в плен сразу трех неприятельских офицеров и более 30 рядовых противников. После войны занимался герой военно-учебной деятельностью. Но, то ли раны давали о себе знать, то ли обучение юнкеров оказалось для ветерана Крымской кампании делом однообразным и утомительным в отличие от реальных военных действий, но вышел он в отставку и поселился в своем имении под Нижним Новгородом.

Герой пишет мемуары, которые увидят свет в том же 1873 году. Казалось бы, есть время отдохнуть от былых боев и училищной рутины на лоне русской природы. Однако потомственный военный Владимир Бейтнер вновь стремится на войну, на этот раз он собирается воевать с… болотами. И решает направиться туда, где трясины и топи занимают огромные пространства, которые можно было бы осушить и насадить лес, – в Архангелогородскую губернию – купить участок земли, мобилизовать окрестных мужиков на борьбу с болотами.

Что побудило этого человека объявить войну болотам? Быть может, рассказы о крестьянах, ушедших по грибы-ягоды и сгинувших? Или собственный опыт: странствуя в детстве по приволжским лесам, забрел в трясину и едва не погиб? Во всяком случае настроен был отставной подполковник по-боевому.

В мечтах своих видел Владимир Флорианович, как на месте былых болот вырастают гордые кедры. Под порывами северного ветра шумят деревья-богатыри… Он полон самых заманчивых планов. Как водится, жизнь вносит в них существенные коррективы.

Да будет сад!

Проблемы начались с того, что губернские власти отказались продать участок земли близ Неноксы в собственность – только аренда. Ладно, так и быть. В семи верстах от Неноксы был построен бревенчатый усадебный дом, где Владимиру Флориановичу суждено было провести всю оставшуюся жизнь.

Другая проблема – найти общий язык с крестьянами. Нет, речь не о своеобразии поморского диалекта. Мужики искренне не понимают надобности в осушении болот.

– Нет, господин хороший, куда ж мы без мхов-то? Там морошка, клюква. Как мы без ягод проживем?

– Так на другое болото пойдете, неосушенное.

– До него далеко идти. А туточки мхи совсем рядом…

Но даже если убедить крестьян, что на месте болот появятся сенокосные луга, мобилизовать их на дренажные работы – еще одна проблема. В старое время проще было: согнал крепостных, определил участок работ. Но крепостное право отменили, а в Поморье его и прежде-то не было. Крестьяне не будут работать на чистом энтузиазме. И Владимир Бейтнер положил им плату за работы – двадцать копеек в день. Не так уж и мало: 20 копеек в те времена – это не 20 нынешних. И закипела работа. Каждый день до двухсот землекопов выходили рыть дренажные канавки. А потом на осушенных землях высаживали деревья.

«Ненокса будет посад-сад!» – решил новосел Неноксы. Кедровник в окрестностях старинного села будет ничем не хуже соснового бора на Яграх, только там лес вырос естественным путем, а тут мы сами высадим деревья.

И тянулись к небу молодые кедры, дрожали под ветром осинки, появились даже саженцы фруктовых деревьев. Владимир Флорианович старался самозабвенно, жертвуя во имя любимого дела «покоем и суетой, вином и женщинами», как говорил по совсем другому поводу Антон Павлович Чехов.

Да, и женщинами. Семьи он так и не создал. При этом родственники его навещали. Племянники Анатолий и Виктор приехали в гости к дяде, известия о странном увлечении которого разлетались по России. Анатолий вернется домой, а Виктор останется и даст начало ненокской династии Шульманов.

Остался он по воле дяди. Причина – роман с местной жительницей Анной Коковиной. Виктор уже собирался возвращаться в родные пенаты, когда узнал «пренеприятнейшее» известие – его возлюбленная беременная.

– Так женись на ней! – требовательным тоном сказал дядя.

– Вот еще… Мне, дворянину, жениться на крестьянке? Ну уж нет!

– Женись! – вскипел дядя, для которого честь была превыше жизни. – Если ты дворянин, то не порочь чести рода своего. Или  я тебя знать не знаю!

И Виктор обвенчался с Анной. Он стал верным соратником своего дяди во всех его ботанических начинаниях. А после кончины Владимира Флориановича занялся торговлей ненокской солью в Архангельске.

По стопам Бейтнера

Владимир Флорианович прожил долгую жизнь и умер там же, в Неноксе, в 1908 году. В день его похорон семикилометровый путь от дома до могилы благодарные ненокшане устлали еловыми лапами. Увы, могила его на Святой горе до наших дней не сохранилась. А вот следы его садоводческих усилий видны и поныне. Два гордых кедра, к стволу одного из которых приколочена гвоздями(!) табличка, призывающая не рубить эти деревья (что за «защитники природы» в тупом усердии разбивали тут лоб?). Осинник. И даже несколько выживших в нашем суровом климате фруктовых деревьев.

Кем он был, Владимир Бейтнер? Одним из русских чудаков, над которыми потешаются современники и которых с величайшим уважением вспоминают последующие поколения. Вспомним: жил в Калуге учитель, надоедавший окружающим своими фантазиями о полетах на Луну и другие планеты. А сегодня не только имя Константина Циолковского известно всем, но и дело его живет и развивается. А еще был Евграф Быханов, тоже, как и Бейтнер, садовод, вдобавок к тому исследователь-любитель, самостоятельно разрабатывавший астрономические и геологические гипотезы – например, дрейф континентов. А о скольких подобных чудаках мы не знаем!

Многих, наверное, смутит фанатичное «болотоборчество» Владимира Бейтнера. Ведь российские болота – неразрывная часть нашей экосистемы, в них берут начало голубые ручейки, с которых начинаются великие реки.

Но и без окультуривания среды проживания человечество нормально развиваться не может. Так пускай сосуществуют болота, сады и кедрачи.

В начале нынешнего столетия увидела свет книга Юрия Шульмана, потомка того самого племянника Виктора: «От Севастополя до Неноксы. Владимир Бейтнер – воин, исследователь, писатель». Автор поведал читателям о жизни и трудах почти забытого энтузиаста преображения северной природы.

А дело Владимира Флориановича, оказывается, не умерло. В Северодвинске создана общественная организация «Кедровая роща», поставившая задачей разбить в городе парк «Тридевятое царство» с прудами, дубками (один из которых – потомок дерева, посаженного Петром Первым) и кедрами. На территории парка будет высажено 1512 кедров – по числу северодвинцев, не вернувшихся с войны. Среди вырытого пруда – остров Петра и Февронии с беседкой для молодоженов. По соседству с парком будут находиться дачи детского дома и дома престарелых, дающие возможность старикам общаться с детьми на природе. Здесь появятся гороховое поле, земляничные и клубничные поляны, малиновые кусты. В пруды запустят карасей и раков.

Руководитель организации Андрей Аншуков полон грандиозных планов по преображению северодвинской окраины. Недавно на месте будущего парка побывал губернатор. Так, по прошествии столетия замыслы Владимира Бейтнера получают новое неожиданное воплощение. Кстати, северодвинские краеведы организовали уже два похода к кедрам Владимира Бейтнера.

Фото: А. А. Горбунов (www.pomorland.travel)

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 4 января 2020 г.