Вместо горбуши ловят рыбаков: в Архангельске обсудили проблемы охотников и рыболовов

Охота – древнейшее занятие человечества. В каменном веке она была способом выживания наряду с собирательством. То же и рыбалка: на стоянках древних людей находят костяные гарпуны и крючки.

Горбуши – навалом, а ловить нельзя

Прошли тысячелетия. Но и сегодня в удаленных от центров цивилизации уголках охота и рыболовство – не спорт, не активный отдых, не любительство, не бизнес, а средство выживания. Там, где отсутствуют производства, откуда даже до ближайшего райцентра ехать и ехать, а до областного – лететь, платя за авиабилет семь тысяч туда и столько же обратно, там без ружья, рыбацких снастей да еще короба и лукошка ноги протянешь.

Казалось бы, законодательные нововведения должны помогать местным жителям, однако на деле происходит нечто прямо противоположное: «чем дальше в лес» (чем больше всевозможных законов, правил, нормативных документов), тем больше запретов и ограничений.

В рамках охотничьего фестиваля Hunter fest, состоявшегося в Малых Карелах, прошел и круглый стол, посвященный стратегии развития охотничьего хозяйства в регионе. В качестве почетного гостя на обсуждение проблем охоты (а заодно и рыболовства) пригласили заслуженного артиста РФ Сергея Жигунова. При этом не надо думать, что любимый многими актер – эдакий генерал на свадьбе. На самом деле звезда экрана еще и бывалый охотник, несколько раз охотившийся и в Архангельской области (по приглашению экс-сенатора от региона Николая Львова). Бывал он и в отдаленных уголках на побережье, например в Койде, общался с егерями, с местными охотниками и знает их проблемы не понаслышке. Правда, зрителям о своем увлечении предпочитает не рассказывать, ибо встречаются среди них те, кто «обожает кабанов в окороках», но не любит охотников.

– Охотник отличается от браконьера тем, что стреляет всегда в самца, – сформулировал охотничье кредо Сергей Жигунов. После этого в спор с ним вступила девушка из «Академии охоты»: отстрел лучших самцов портит популяцию. Этот спор любителей охоты состоялся уже после дискуссии. На ней обсуждали проблемы не столько природной, сколько социальной экологии: как сберечь основу жизнедеятельности людей Севера.

Среди организаторов и участников круглого стола – объединение охотников и рыболовов региона «Поморье» (руководитель – Иван Панютин), Архангельский экспертный клуб, представитель блогеров из Национальной лиги охоты и рыбалки Сергей Андреев и еще целый ряд людей, для которых лес и река, можно сказать, третий дом после родного жилища и работы. Все они – состоявшиеся во внеохотничьей жизни люди, притом отлично понимающие проблемы тех жителей Севера, кого противоречивое нормотворчество превращает в браконьеров поневоле.

Ведущий круглого стола Григорий Шилкин огласил цифры: в области примерно 57 тысяч охотников, на тысячу жителей их приходится более полусотни. Цифра в два с половиной раза выше, чем в целом по России. А число рыболовов оценить даже приблизительно не представляется возможным. Каково им живется сегодня?

Жизнь рыболовов усложнило то, что в регионе отсутствуют рыбопромысловые участки, а, значит, горбушу ловить нельзя – ловят сегодня самих рыбаков. Изъятие улова, орудий рыбодобычи, штрафы, возбуждение уголовных дел.

Между тем, как рассказал Сергей Жигунов, на Курильских островах горбушу ловят удочками, норма – три головы на человека. А в Норвегии рыбакам даже приплачивают за горбушу, потому что некогда акклиматизированная на Русском Севере и проникшая в реки и фиорды наших соседей красная рыба (скандинавы считают ее сорной) вытесняет семгу. И у нас дальневосточная пришелица теснит королеву северных вод.

Но ловить-то ее теперь нельзя! Так что законодательные нормы, рассчитанные вроде бы на сохранение биоразнообразия, фактически работают против него. Напоминает историю с заполонившим Баренцево море камчатским крабом.

Арктический гектар в запретной зоне

От рыбацких бед – к проблемам охотников. Сегодня в Арктике запрещено добывать водоплавающую птицу на расстоянии менее 15 километров от берега. А ведь коренное население веками охотилось здесь на уток и гусей.

Проблемой озаботились депутаты областного Собрания. Услышит ли их федеральная власть? Новая проблема наслаивается на старую: для коренных малочисленных народов, живущих в Арктике, существуют определенные льготы в сфере охоты и рыболовства. Для русского старожильческого населения их нет.

Об этом напомнил руководитель экспертного клуба Вадим Трескин. Итог – отток населения из сельской местности в большие города, из области – в другие регионы. А между тем принята программа «Арктический гектар». Однако выращивать сельхозпродукцию в Арктической зоне весьма непросто, полагать же, что сельское хозяйство будет здесь успешно развиваться, наивно, считает эксперт Роман Новиков.

К тому же есть пример выделения гектаров многодетным семьям на болотце, без подъездных путей и прочей инфраструктуры. В итоге осваивается пять-семь процентов выделенных участков. Не получилось бы подобным же образом и с Арктическим гектаром. Нужно сделать подпрограмму «Охотничий гектар».

Другое дело – охота, рыбалка, тихая охота за грибами и ягодами. Не будет бюрократических препятствий – заработает и стратегия развития охотничьих хозяйств, которая в Поморье пока что пробуксовывает. Кстати, тот же Григорий Шилкин так и не смог выяснить, сколько же реально в области охотничьих хозяйств: то ли двадцать, то ли одиннадцать.

Тот же хаос с цифрами существует и относительно численности рыбы и зверя, посетовал Сергей Жигунов. В области расплодились медведи, а квоту на их добычу увеличивают только перед самой охотой. Охотники из отдаленных деревень ради оформления путевки на добычу лесных зверей и птиц вынуждены добираться за много километров. В соседней Карелии вышли из положения, введя электронные путевки. И правила весенней охоты на водоплавающую дичь у наших соседей не столь жесткие, как в Архангельской области. У нас – десять дней, десять голов гусей и казарок (вообще-то, это различные виды).

Пошутили даже, что гусь может прятаться от карельских охотников в Архангельской области. А между тем охотник, пожалуй, единственный, кто заинтересован, чтобы в лесу была дичь, высказался эксперт Игорь Гуревич.

– Поморы берут от природы ровно столько, сколько нужно для выживания, – поддержал мысль Вадим Трескин.

Дело даже не в строгости запретов (в европейских странах они еще строже), дело в том, что они плохо соотносятся с реалиями северной жизни. Ведь Россия не только велика, но и разнообразна, и то, что годится для Дальнего Востока, Сибири, центральных регионов, у нас может не работать. Или работать во вред людям. По словам эксперта Сергея Томилова, ставя население области в жесткие рамки выживания, инициаторы запретов и табу опять-таки стимулируют отъезд населения с Севера вместо его закрепления здесь, на которое и нацелен «Арктический гектар».

Отсюда – логичный переход к общей проблеме социального неблагополучия на селе. Не только охотники вынуждены ехать за путевкой за тридевять земель, но и фермеры на беломорском побережье, чтобы снабдить молоком местную школу или детсад, вынуждены лететь в Архангельск – там расположена лаборатория. Населению рыбацких поселков должны быть обеспечены все блага цивилизации, заявил Вадим Трескин, а сегодня в сельских школах по-прежнему туалеты свободного падения.

Как решить проблемы

Итог круглого стола – выработка рекомендаций. Они адресованы как органам власти, принимающим решения, так и тем, кто ведет учет зверя птицы и рыбы и на основе чьих данных такие решения принимаются.

Региональной власти предложено взять под контроль массовые вырубки лесов, чтобы избежать причинения невосполнимого ущерба животному миру. Кроме того, рекомендуется систематически проводить биотехнические мероприятия для воспроизводства и увеличения разнообразия животного мира, используя для этого госпошлину, уплачиваемую охотниками, план же таких мероприятий сделать открытым для общественности.

Необходимым признано актуализировать нормы добычи птицы и зверя на весенней охоте, устанавливать не заниженные, а подтвержденные нормы добычи водоплавающих на основе систематических учетов. Также на Белом море и реках предложено определить участки для ловли горбуши и других анадромных видов рыб.

Комментарии

Григорий Шилкин, охотник, рыболов:

– Испокон веков на территории региона охота – способ добычи пропитания, возможность выжить в отдельных районах области и всего Севера. Охота, рыбалка, собирательство – способ наполнить продуктовую корзину.

Не могу обойти стороной проблему, которой я сам недавно был свидетель: летом большинство рыбаков области стали заложниками ситуации, когда в массовый заход горбуши они не могли осуществить лов данного вида рыбы из-за отсутствия рыболовных участков.

Вадим Трескин, руководитель Архангельского экспертного клуба:

– Архангельская область – единственный арктический регион, на территории которого отсутствуют коренные малочисленные народы Севера.

Старожильческому населению, привыкшему рыбачить и охотиться в обычном статусе, невозможно вести привычный образ жизни.

Сергей Жигунов, заслуженный артист РФ, охотник:

– В разных регионах проблемы выглядят по-разному, но они есть. У вас особая ситуация, у вас люди действительно кормятся, добывают дичь не ради спортивного интереса. Я бывал в Койде. Там егерь говорил мне: мы сто гусей добываем в год и с этого живем, для него это единственный источник мяса.

Анатолий Беднов

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 20 августа 2021 г.