Владимир Самофалов рассказал о задачах общественного представителя губернатора в Приморском районе

В декабре прошлого года распоряжением губернатора Александра Цыбульского утвержден состав его общественных представителей. В Приморском районе это Владимир Самофалов – заместитель генерального директора ПАО «Севералмаз» и секретарь местного отделения «Единой России».

Владимир Юрьевич, у вас и без того много общественных обязанностей. Останется ли время на работу общественным представителем губернатора? Вашу кандидатуру ведь выдвинули сами приморцы?

– Да, предложение поступило от района, а в администрации губернатора мою кандидатуру согласовали. Я согласился стать общественным представителем главы региона, конечно по зрелому размышлению. Мне показалось, что это дополнит тот функционал, который у меня есть сегодня. Все равно и сегодня ко мне поступают обращения от жителей района, а у меня нет действенного инструментария для их решения. Если это уровень района или местный, то, конечно, достаточно и существующих позиций. Но если проблема требует решения на уровне области, обращения в региональные органы власти, то здесь как раз необходим этот дополнительный статус.

Институт общественных представителей действует в Архангельской области с 2008 года. Сегодня в Поморье работает 31 общественный представитель губернатора. Они являются своего рода проводниками между властью и населением, обеспечивая обратную связь руководства региона с районами и городами, донося информацию о проблемах и вопросах, которые волнуют жителей конкретных муниципальных образований.

 И все же – вы не депутат от этой территории, не глава муниципалитета. Почему для вас важна эта возможность решать какие-то вопросы для Приморья?  

–  Что-то меня заставляет заниматься общественной деятельностью – какое-то ощущение внутреннего… Долг, наверное, слишком громкое слово. В любом случае это моя внутренняя потребность. Я вижу проблему, понимаю, что она «решабельна», и не могу пройти мимо. Это первое. Второе: когда ко мне обращаются, мне… неудобно просто проигнорировать просьбу. Особенно если я понимаю, опять же, что могу ее выполнить.

Почему в принципе возникает потребность заниматься общественной деятельностью, хотя моя основная работа отличается колоссальной занятостью? Возможно, еще и потому, что в какое-то время приходит понимание: общество в тебя столько вкладывало и теперь ты должен отдавать ему что-то помимо того, что трудишься на основном своем месте работы.

И когда это понимание пришло?

– Наверное, не так давно. Но своего рода толчком стало то, что несколько лет назад в Севералмазе у меня появился дополнительный профессиональный функционал – компания стала развивать благотворительную деятельность, более активно поддерживать социальные проекты на территории Приморского района.

Плюс появилось соглашение с правительством области, где компания определяет ключевые направления, по которым оказывает содействие в социально-экономическом развитии. Выстраивая эту работу, в нее погружаешься и вытягиваешь те или иные проблемы, погружаешься в них, и возникает желание их решать.

В Приморском районе проблем достаточно много… Вам удается в них не… погрязнуть?

– Нет, я не погряз. Можно сказать, что вовлекся. Здесь важно ощущение причастности. Конечно, можно относиться к этому очень поверхностно и не выходить за рамки профессиональных обязанностей. Но если ты какую-то проблему пропустишь через себя, она обрастает эмоциональной составляющей, вызывая желание добиться ее решения.

Как в этих стремлениях вам поможет статус общественного представителя?

– Я начинающий общественный представитель, и первый прием граждан состоится только на следующей неделе в муниципальном образовании «Талажское». Что касается возможностей статуса, то я его себе представляю неким… скоростным шоссе, которым проблему или вопрос можно быстрее доставить к адресату, добиться, чтобы этот вопрос не оказался затертым в числе прочих и был обязательно рассмотрен.

С другой стороны, невозможно все проблемные вопросы пускать только по этому направлению. Есть органы государственной власти, муниципальной, и правильно решать вопросы местного значения в этих институтах, а наверх транслировать только те, чье решение неочевидно. Ведь как общественные представители губернатора, мы не можем, да и не должны, подменять всю систему государственных органов.

Я вижу свою задачу еще и в том, чтобы фильтровать запросы и доносить на уровень губернатора действительно существенные и действительно те, что кроме него никто не может решить. В противном случае это не работа общественного представителя, а канцелярия.

Мы встречались с главой Приморского района Валентиной Алексеевной Рудкиной и договорились о порядке взаимодействия по вопросам районного уровня.

Разумеется, глава района лучше кого бы то ни было осведомлена о том, что происходит на территории и о запросах жителей. И хотя передо мной не стоит задача любой незначительный местный вопрос транслировать сразу же на уровень областного правительства, но дополнительная подсветка проблем района, на мой взгляд никогда не будет лишней.

  Наверняка уже есть какие-то задачи, которые перед вами ставят приморцы?

– Конечно. Недавно поступило обращение, касающиеся обеспечения жильем молодых специалистов. Не секрет, что в Приморском районе, как и в других муниципалитетах, остро стоит проблема кадров в здравоохранении и образовании. В особенности на отдаленных территориях. Решить ее в первую очередь может наличие жилья для молодых специалистов.

В частности, приморская деревня Патракеевка. В ней есть и туда готовы приезжать специалисты. Речь идет о педагоге, который бы хотел работать в Патракеевской школе и согласен на переезд, но жилья в деревне нет. Муниципалитет самостоятельно эту проблему решить не может. Купить частный дом? Вряд ли он будет соответствовать современным требованиям…

А программа «Земский учитель»?

– Хорошо, что она есть, но лично я считаю, что полученные по программе средства молодой специалист мог бы потратить на обустройство жилья. Миллион рублей на самом деле не такая уж и большая сумма для того, кто начинает жизнь на совершенно новом месте. В любом случае эти деньги хорошее подспорье, но проблему кардинально не решают.

И что же вы предлагаете?

– Не я, а человек, который обратился ко мне.  Что еще более ценно – люди не только в своих обращениях обозначают проблемные вопросы, но и предлагают их решение. Так, как вариант, он предлагает рассмотреть возможность использования мобильных жилых домов в качестве ведомственного жилья для специалистов, приезжающих работать на селе.

В этом варианте есть ряд плюсов. Во-первых, дома эти современные, подходят для наших климатических условий, совершенно автономны и не требуют наличия коммуникаций – центрального водоснабжения и канализации, при этом обладают качественной инфраструктурой. Во-вторых, отменяют необходимость вкладывать средства в капитальное строительство на территориях. В особенности там, где перспективы неочевидны.

Эти дома необязательно отдавать в собственность и район мог бы приобрести какое-то количество таких домов для таких вот конкретных случаев. Я не знаю, насколько идея жизнеспособна, поэтому рассчитываю, что ее возможности могут оценить и просчитать в профильном министерстве.

Что для вас в работе общественного представителя губернатора станет мерилом успешности?

– На данном этапе мне лично самому интересно увидеть, как будут приниматься решения. Для меня худшим вариантом станет, когда после моего обращения на уровень главы района придет поручение администрации области изыскать средства в местном бюджете и решить проблему. Тогда эта работа, в принципе, бессмысленна. Потому что глава и без меня прекрасно знает, что если бы у нее были деньги на эти цели, то проблема бы была решена.

Успешным я буду считать такое решение, когда в ответ на обращение будут работать программы поддержки с иными источниками помимо тех, которыми располагает районная администрация. Конечно, не сбрасываю со счетов возможность софинансирования, которое выступает своего рода гарантом заинтересованности муниципалитета в решении того или иного вопроса территории. 

Вы для района человек не новый, знаете всю проблематику территорий.  Ставите ли вы для себя задачу, например, в решении какой-то конкретной, глобальной задачи?

– Я не сторонник глобализма, и на мой взгляд, здесь важнее ложка к обеду. Решением глобальной задачи можно заниматься, если ты реализуешь какую-то большую стратегию. И я не ставлю сейчас перед собой цель найти какие-то стратегические направления, потому что вряд ли это особенность общественной деятельности.

По моему убеждению, эффективная общественная деятельность – это решение насущных проблем конкретного человека. Такая позиция мне близка.

С другой стороны, ряд вопросов более масштабных и важных для района тоже решается, и, что приятно, не без моего участия.

Например, необходимость строительства Дома культуры в Талагах. Несколько лет назад мы вместе с Валентиной Алексеевной Рудкиной начали поиск решения. К сожалению, объем помощи, которую оказывает благотворительный фонд Севералмаза, не позволяет решить все проблемы района в короткие сроки. Поэтому необходимо искать максимально полезные направления для его использования.

Одно из них, и я его с удовольствием поддерживаю, когда район заявляется на участие в федеральных программах. И средства, выделяемые компанией, может использовать в качестве внебюджетного софинансирования. Это позволяет проекту набрать дополнительные баллы.

Конечно, львиная доля в подготовке проектов ложится на плечи специалистов администрации, но наш вклад в качестве дополнительных баллов играет немалую роль в достижении общего результата. Так, положительное заключение государственной экспертизы на проектно-сметную документацию по строительству Дома культуры на 150 мест в поселке Талаги администрация уже получила.

Буквально последние несколько лет для Приморского района стали инфраструктурным прорывом. Это и отремонтированные в рамках нацпроекта дороги местного и регионального значения, и капитальный ремонт социальных объектов, строительство детских садов, развитие спортивной инфраструктуры, реализация проектов по благоустройству. И это та работа местной власти, на которую и должны тратиться бюджетные средства.

Чего на мой взгляд не хватает и что уже не зависит от власти, так это отношения к своей территории жителей. Согласитесь, недостаточно благоустроить общественную территорию, которую окружают покосившиеся заборы и сорняки у частных домов.

Здесь же дело не в том, что не хватает денег, а скорее в желании. Настало время, и общественное пространство меняется благодаря инфраструктурному развитию последних лет. Наверное, настало время и нам самим внести в это развитие свою лепту.

Ирина Колесникова

Справка

Самофалов Владимир Юрьевич родился 28 октября 1976 года в городе Иркутске. . В Архангельск семья переехала в 1983 году, изначально проживала в Приморском районе.

Окончил с отличием Поморский государственный университет имени М. В. Ломоносова, получив специальность «Юриспруденция», а также получил диплом с отличием по окончании Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Специализация – «Стратегическое управление и лидерство».

В 2013 году повысил квалификацию в Кембриджской бизнес-школе (англ. Cambridge Judge Business School).

Карьеру начал в 1998 году с должности заместителя генерального директора ЗАО «Архангельская консультационная компания». В 2001 году пришел на работу в ПАО «Севералмаз» в качестве старшего юрисконсульта, где работает по сей день, но уже в должности заместителя генерального директора.

Владимир Самофалов также является секретарем Приморского местного отделения партии «Единая Россия» и координатором партийного проекта «Городская среда в Архангельской области.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 16 февраля 2021 г.