В Архангельске прозвучал фолк-фьюжн от группы Hodila izbа

В Архангельске в рамках X Большого Пасхального фестиваля, организованного Поморской филармонией, в клубе «Колесо» состоялся концерт инди-певицы из Норильска Дарьи Виардо и группы Hodila izba, соединяющей исконно русские напевы с джазовыми и иными импровизациями. 

Группа Hodila izba – молодой музыкальный проект, буквально в прошлом году выпустивший свой дебютный альбом «Ходуном», но уже успевший громко заявить о себе, выступив на открытии 41-го Московского международного кинофестиваля.

Hodila izba соединяет русский фольклор с различными музыкальными направлениями, преподносит его в обрамлении современной электронной музыки. Солистки группы – выпускницы академии  имени Гнесиных. До группы Hodila izba они пять лет пели в ансамбле «Комонь», исполняющем традиционную музыку. Другие участники проекта – выходцы из различных музыкальных объединений.

В Архангельском клубе «Колесо» эксперименты с фольклором от группы Hodila izba были приняты на бис. Зрители и танцевали под частушки, и слушали русские духовные стихи. В рамках одной концертной программы все это оказалось важным и соединимым.

Мы поговорили с участниками Hodila izba о том, почему молодому поколению и сегодня так интересен фольклор.

— Расскажите о том, как была создана группа Hodila izba.

Марина Рожкова: Hodila izba создалась на фестивале «Человек мира» в Суздале. Мы были там с проектом «Комонь», там же была группа Тимура, в один из дней вышли поджемить, получилось здорово, весело, энергично, все начали танцевать. Нас увидел Андроник (Андроник Хачиян – руководитель группы Hodila izba). Буквально через месяц мы встретились в Москве. Андроник придумал концепцию и название группы. Еще через месяц у нас был первый концерт в  Москве.

— В чем концепция Hodila izba?

Тимур Некрасов: —Ансамбль «Комонь» занимается фольклором, его истоками в аутентичном варианте. У каждой песни там есть отсылка к региону, соблюдается диалект, особенности произношения, сама мелодия. А в проекте  Hodila izba все это обрамляется современными выразительными средствами, получается встреча исконного, настоящего, корневого с чем-то современным – такой микс, который позволяет жить дальше традициям.

— В чем особенность вашей интерпретации фольклора?

Тиммур Некрасов: Мы не меняем фольклорную основу, но преподносим ее современными средствами выразительности. В фольклоре есть такая ветвь, когда всё усредняется, обобщается: если это русский фольклор, то обязательно  красные сапожки…

Марина Рожкова: И ещё целый ряд стереотипов, которые обычно повторяются в таких коллективах. В этой группе мы стараемся взять фольклорную композицию за основу, понять, что в ее основе заложено, и, привнося другие жанры, раскрыть ее идею.

— Материал каких регионов вы используете?

Марина Рожкова: В основном это южнорусские песни, есть северные, есть Сибирь. Например, духовный стих «Горе» пели практически по всей России. В разных регионах страны его исполняли немного по-разному.

У нас за основу взят южнорусский вариант. Частушки мы поем среднерусские. «Я гуляла», «Параня», «Шел я яром» – это плясовые песни Белгородской области. «На улице дождь поливает» – свадебная песня Лешуконского района Архангельской области.  Важно, что все эти произведения исполнялись в определенных обстоятельствах. Плясовые – на гуляньях, свадебные песни с причитаниями – на свадьбе, потому что невеста должна была попрощаться, проплакать свою прежнюю жизнь, уходя в семью мужа.

— Определяете ли вы стиль, в котором работает  группа?

Денис Ситнов: Наш первый альбом складывался из песен, которые были у Hodila izba как еще у полуимпровизационного фолк-ансамбля, поэтому там мы  с присущим такому коллективу озорством прохаживались по любому жанру. Вы хотите услышать русский фолк в сочетании с рэгги, с фанком или джазом?  Пожалуйста. Наверное, это можно было бы описать словом фолк-фьюжн. Сейчас мы стараемся двигаться в сторону более унифицированного стиля со значительным упором на электронику. Давать этому какое-то определение было бы неправильно.

— Как вы считаете, зачем нам сегодня нужен фольклор?

Лейла Зейд Килани: В школьные годы я занималась в фольклорном ансамбле, который начинал со стилизации. В таком формате мы существовали несколько лет, а потом пришли к тому, что захотелось копнуть немножко глубже. Мы начали изучать костюм в том числе, и в этом проявилось что-то более живое, настоящее.  Когда произошёл этот переломный момент, я почувствовала, что это помогает раскрыть мою естественнос

Надежда Лебедева

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 мая 2022 г.