У Архангельска отняли 430 лет

Пивзавод ждет инвесторов и меценатов

А что у нас осталось от четырехвековой истории, чем гордиться, что гостям показывать? Ведь тех 430 лет будто и не было. Их отняли те, кто рушил Архангельск в начале прошлого века, и те, кто сегодня уродует, забивая еще живое лицо города жуткой архитектурой.

Исторический стыд

Осталось, увы, немного. Гостиный двор, Малые Корелы, памятники Ломоно-
сову и Петру, английский танк под колпаком, набережная да Чумбаровка – культовые, как сейчас принято говорить, места Архангельска. А что еще мы можем назвать модным словечком «бренд»? Куда еще повести туриста, чтобы не было мучительно стыдно? Некоторое время назад мой приятель-француз приво-
зил сюда родителей.
И очень ему хотелось показать им Новодвинскую крепость. Место, как он с воодушевлением говорил, где русское оружие и дух одержали верх над шведами.
Помню свой стыд и негодование по поводу того, во что мы превратили национальный исторический символ. И низкий поклон энтузиастам, которые добились того, что крепость сегодня приводят в порядок. Замечательно, что хоть на Гостиный двор нашлись у государства средства, что президент откликнулся на просьбу певицы Сумароковой и восстанавливается раскатанная красавица Одигитриевская церковь в Кимже, что подвижничество Елены Шатковской вывело Кенозерский парк на мировой уровень.
А город продолжает терять то, что имел, исчезают даже признаки индивидуальности. Про заполонившие центр керамогранитные торгушки уже говорилось не раз. И повторяться не будем. Поговорим о некоторых артефактах, которые могли бы дать Архангельску несколько очков в гонке за туристической привлекательностью.

Иностранцев – в утиль

О шхуне «Запад» спорят много лет. Есть две точки зрения. Первая – достопримечательность необходимо сохранить: на ней сотни архангельских мальчишек начинали свой морской путь, судно снимали в фильме «Георгий Седов» как «Святителя Фоку», да и просто немного деревянных парусников на земле осталось. Вторая – беречь ее нечего: исторической и культурной ценности она не имеет, и вообще, финской постройки.
А разве сама шхуна не часть поморской истории? «Запад» в свое время списали. И разные люди приложили много усилий, чтобы ее сохранить. После обращения начальника пароходства к тогдашнему первому секретарю обкома Попову шхуну отвели в док на «Красной Кузнице» и отреставрировали. Красавица была, в 1984 году, когда в Архангельск приходил «Седов», оба судна стояли рядом и радовали глаз. Кстати, барк тоже строили за границей, в Германии, как и «Крузенштерн». Так и их в утиль?
Сегодня к ней опасаются подходить даже члены ее бывшей команды, не хотят разделить судьбу аргонавта Ясона. Поставить там под-
водную лодку как музей – идея, конечно, хорошая. Но что мешает и шхуну сохранить? Вон в Ялте устроили ресторан на «Эспаньоле», построенной на киностудии специально для съемок «Острова сокровищ», и всем радостно и приятно. А в Тромсе бегает по фьорду кораблик 1901 года постройки: туристов возит на рыбную ловлю. Местная достопримечательность.

Посреди Чумбаровки – недоразумение

Пивзавод – та же самая история. Общими, частно-государственными усилиями довели объект до руинирования, теперь дождемся, когда он упадет, и построим что-то новое, очередной комплекс с торгово-развлекательными помещениями.
Чумбаровка, задуманная как улица старого города, отреставрированная, но сохранившая северный архангельский колорит, уничтожается исподволь. Дома обшивают веселеньким
сайдингом, из темно-красного кирпича возвели очередной жилищно-торгово-развлекательный комплекс, а посередке поставили недоразумение – информационную космически серебристую будку.
А ведь был проект, по которому Чумбаровка символизировала собой Двину. Где символы Новодвинской крепости, Архангельска, Уймы, Белого моря связывались между собой единой скамьей, самой длинной в мире, прерываемой только проездами поперечных улиц. А в узлах могли стоять скульптуры, мини-фонтаны, декоративные водоемы.
Но спроворили то, что попроще. Хорошо хоть пешеходной сделали. Но уголка старого Архангельска музейной ценности не вышло. Ни то ни се.

И вспомним мэров поименно

Так мы теряем городские артефакты, которые придают Архангельску еще хоть какую-то индивидуальность. И ничего нового, достойного взамен не строится. Драмтеатр, правда, отремонтировали, уникальный пример голимого конструктивизма. Перед ним – плац и четыре ванны, облицованные керамической плиткой. Так называемые фонтаны, фонтанирующие всего два раза в год. Площадь искусств.
И пара скамеек.
Кстати, а где у нас вообще скамейки стоят? В лучшем случае на остановках. Негде присесть нам, утомленным архангельскими тротуарами. Скверов, зон отдыха тоже не имеем. Мы говорим: нужно создать условия, чтобы люди не уезжали. Но сегодняшний Архангельск – город не для жизни. А вокруг столько комфортных и красивых.
Такое впечатление, что у Архангельска нет отцов. Есть отчимы и паразиты. Они приходят, чтобы присосаться, насытиться и отвалиться. Много «больших» людей, которые с нашего города кормятся, создают состояния, у них «козырные» участки, где стоят и строятся их «доходные дома». Они доят теряющий последние силы старинный город. А попробовать себя в роли меценатов и в мыслях нет.
Пора составить новую карту Архангельска, поделенную на земельные участки. С фамилиями владельцев и годом приобретения. И сразу будет видно, при каком мэре, каком составе горсовета и кому участки были отданы. А в сносках отметить, чего в результате город лишился. 

– Город теряет лицо, и это очень беспокоит. В целом ряде районов мы его уже потеряли. Меня сейчас волнует судьба Кемского поселка в Соломбале. Если туда запустят руки и начнут многоэтажное строительство, и эта красивая и самобытная часть города будет потеряна навсегда….Игорь Орлов, губернатор
  

Мнение

Геннадий Ляшенко, член правления Архангельской региональной организации Союза архитекторов РФ:

– Осознание того, что Архангельск многое потерял, пришло в процессе работы главным архитектором города. Когда в 1968 году я, молодой архитектор, сюда приехал после института, понимания подобных вещей не было. Только работая, с опытом и возрастом, начал понимать, что мы натворили. Задача главного архитектора – осознать, что не надо спешить заполнять все пустые пространства. Город не заканчивается с моей жизнью. Он будет строиться и потом. И могут появиться важные, значимые объекты, которые будут заслуживать того, чтобы их построить.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 23 января 2014 г.