Трое норвежцев попали в колонию Архангельска

arh3722 e85fe

Делегация специалистов из Северной Норвегии ознакомилась с бытом российских осужденных. Как у них и как у нас – попытался сравнить наш корреспондент.

Образование и труд

Главная цель исправительной системы – вернуть оступившегося человека к нормальной жизни. Самая большая проблема, с которой сталкиваются органы ФСИН, и в этом мы схожи с Норвегией и Европой, – повторные преступления. В седьмой исправительной колонии Архангельска большинство заключенных именно такие – совершившие преступление повторно. Как избежать рецидивов, обсуждали российские и норвежские специалисты.

Чаще всего преступления совершаются не от хорошей жизни. А отсидев свой срок, человек находится еще в более уязвимом положении. Куда приложить руки, оказавшись на воле, как устроиться на работу? Ведь за несколько лет в городе и стране все может кардинально поменяться. Чтобы заключенные не чувствовали себя на воле слепыми котятами, отбывая срок, они могут получить специальность, а то и несколько.
– Здесь осужденные могут получить как профессиональное, так и общее образование, – отмечает заместитель начальника исправительной колонии № 7 по воспитательной работе Руслан Аливердиев. – Кроме того, все они привлекаются к труду. Это неотъемлемая часть работы, направленной на адаптацию. Если у них до попадания к нам не было паспорта – мы его делаем. Если у человека нет прописки – подключаются соответствующие службы. Также здесь работают социальные работники, психологи.

Разговор с визитером

Приехавшие из Норвегии специалисты представляли три разных сферы. Юн Бюркенлюнд в Архангельске не первый раз. Здесь он бывал в разное время в течение 20 лет. В прошлом – один из административных сотрудников епархии Тромсё. Сейчас он возглавляет тюремную службу визитеров и волонтеров, которая создана на базе Красного Креста.

– Находясь в тюрьме, человек вращается в определенных кругах, – считает Юн, – выполняет один и тот же распорядок. Часто вынужден общаться только с представителями криминальной среды. Есть еще родственники, но им тоже многого не выскажешь.

Волонтеры из службы визитеров приходят к заключенным раз в неделю и просто разговаривают с ними по душам. Как говорит Юн, скорее всего, они не будут лучшими друзьями за пределами тюрьмы. Но зато могут обсудить все, что угодно, и стать для этого человека маленьким окошком в обычную жизнь.

В России подобной службы нет. И, кажется, создавать ее не планируют. Некоторые даже ставят под вопрос ее необходимость, объясняя тем, что в наших колониях осужденные живут отрядами. В той же «семерке» в одном помещении ночуют сразу по 70 человек. В Норвегии у каждого заключенного – отдельная камера. Может быть, поэтому им не хватает общения? Не думаю. Наверное, просто такое отношение к людям нам пока сложно понять.

После тюрьмы стал юристом

arh3738 9ace6Даг Сеттер – руководитель реабилитационного центра «Дом» в Тромсё. Он помогает людям вернуться в общество и не оказаться за решеткой вновь. Вообще-то, проблемы с тем, куда пойти после освобождения, у норвежских заключенных не возникает.

С самого первого дня в тюрьме с ними начинают работать и выяснять, по какой причине человек здесь оказался. Проблемы в семье – подключается социальный работник. Нет жилья – муниципалитет предлагает варианты. Работал доктором, а хочешь стать инженером – пожалуйста.

– Человек может сам себе помочь, – уверен Даг. – Наша задача – поддержать его на первоначальном этапе, сделать так, чтобы он самостоятельно принял решение вернуться в общество и отказался от употребления алкоголя и наркотиков. После освобождения заключенные чаще всего выбирают профессию повара или дорожного строителя. Я даже знаю одного человека, который стал юристом.

В доме с хорошими товарищами

Как говорит зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии по контролю за соблюдением прав заключенных в Архангельской области Светлана Попкова, первый год для тех, кто освобождается, – самый критичный.

– Много звонков поступает в нашу благотворительную организацию «Рассвет», – отмечает она. – Мы консультируем, советуем, куда обратиться, но по существу сделать ничего не можем. Для несовершеннолетних хотя бы что-то делается. А вот центров, куда могли бы прийти после освобождения взрослые заключенные, поговорить, спросить совета, в Архангельской области, да и в стране нет. По крайней мере, мы не знаем.
В центрах наподобие того, что представляет Даг, Светлана была на экскурсии. «Дом» – это аккуратный коттедж, который принадлежит муниципалитету. Сюда может прийти любой нуждающийся в помощи. Бывшие заключенные, наркоманы, алкоголики и даже те, кто испытывает одиночество, – разницы между ними нет. Личность человека уважается здесь настолько, что начальник тюрьмы может сидеть за одним столом с осужденным и отмечать праздник. Естественно, без алкоголя.

Люди общаются, вместе готовят еду, решают общие проблемы, выезжают на природу, организованно проводят досуг. Как хорошие товарищи.
Такая практика помощи бывшим заключенным существует не только в Норвегии, она налажена во всей Европе. На первый взгляд может показаться, что такое отношение к бывшим осужденным сверхгуманно. Но делают это норвежцы скорее из практических соображений. Полноценный член общества не станет совершать преступления, портить жизнь окружающим, и даже больше – принесет в казну налоги. Это гораздо выгоднее, чем тратиться на его содержание в тюрьме.

Воспитывать сына и работать

Мы поинтересовались, куда после освобождения пойдут осужденные седьмой колонии? Эдуарду Локутову до выхода на свободу осталось два дня. Ему всего 23 года. Симпатичный, активный молодой человек. В колонию попал за разбой. Как признается сам, виной тому – «синяя вода». Возвращаться сюда больше не хочется, поэтому он намерен сделать все возможное, чтобы изменить свою жизнь.

– Хочу учиться, развиваться, воспитывать детей, двигаться дальше, – поделился Эдуард. – С работой проблем не будет – я зарегистрирован как индивидуальный предприниматель в сфере строительства.

За время пребывания в колонии Эдуард освоил профессию пекаря. Дома его ждет жена, недавно родился сын. Есть то, ради чего стоит становиться лучше.

В госпитале колонии мы познакомились с еще одним осужденным, уже немолодым, Павлом. Когда мы вошли, он сидел на кровати, опершись на палочку. После освобождения мужчина планирует отправиться в Сийский монастырь. Там его уже ждут.


Комментарий

arh3751 dc935Представитель норвежской исправительной системы Северной Норвегии из города Тронхейм Марит Охас в Архангельске впервые. Посещением архангельской колонии она осталась довольна.

– Условия лучше, чем представляла. Я под впечатлением от продукции, которая здесь производится. Есть условия для проживания, посещения заключенных родственниками.

У нас в Норвегии, например, у заключенных нет длительных встреч.  Я бывала во многих тюрьмах мира, но в России впервые. Поразила открытость, которую проявили к нам при посещении. Необычным показалось, как много заключенных живут вместе в одном помещении.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 18 сентября 2014 г.