Северодвинский путешественник презентовал книгу «Оберег Беломорья»

На протяжении нескольких лет молодежь из региональной организации «Поморская экспедиция» совершала походы по берегам Белого моря под началом своего лидера, руководителя северодвинского отделения Русского географического общества Александра Шаларева. Ребятам удалось обойти все берега – от Святого Носа на Кольском полуострове до оконечности Канина.

Итогом экспедиции по берегам Онежского полуострова стала первая книга задуманного цикла «Беломорский оберег», увидевшая свет в 2015 году и удостоившаяся Ломоносовской премии.

«Оберег Беломорья» — уже вторая книга автора, а задумано еще две: одна, о Кольском полуострове, готовится, другая, о пути из Кандалакши в Онегу, еще в планах. Нынешняя – обобщение результатов лыжных экспедиций по восточному побережью Белого моря.

От 500 до 700 километров на лыжах проходили ребята по заснеженным берегам, посещая старинные поморские селения, маяки, погранзаставу. Что интересовало Александра Шаларева и его сподвижников? Путешественник обозначил три темы: старообрядчество и личность протопопа Аввакума; время, путь и язык и дух героя.

Что касается старообрядчества, то его очаги еще сохраняются в отдаленных поморских деревнях (есть даже действующая часовня), хотя былой расцвет этого вероучения остался в прошлом. Однако личность и подвижническая деятельность Аввакума продолжает привлекать исследователей, тем более в год его 400-летнего юбилея. Впрочем, дух староверия остался, им, по словам автора книги, пронизан весь Зимний берег.

Язык. Сочная, колоритная поморская говоря сохранилась в деревнях, а не только на страницах словарей. Кстати, в конце каждой главы книги помещены выдержки из современного словаря поморской говори Ивана Мосеева и «Словаря живого поморского языка» Ивана Дурова, увидевшего свет в двадцатые годы в Карелии.

Некоторые слова звучат совсем неожиданно. Например – «закуржавело», не имеющее никакого отношения к Куршавелю и означающее «заиндевело» (от «куржавень» — иней). А есть еще странное слово «маниха», также не имеющая ничего общего с древними манихеями. Маниха – это состояние прибрежных вод, когда начавшийся прилив внезапно отступает, а затем вновь устремляется к берегу.

В этот промежуток идет прямо-таки бешеный клев рыбы: кажется, что море заманивает рыбака – отсюда, видимо, и название.  А слово «няша» обозначает… прибрежную грязь, которая засасывает неосторожного рыболова.

«Язык стихий, язык побережья — так охарактеризовал речь поморов путешественник. – Наверное, на нем невозможно писать философию, но можно трудиться и жить на побережье». Притом язык един для всех берегов Белого моря, только на Терском берегу он несколько отличается. Важно, что и дети понимают наречие предков и порой буквально тараторят на нем.

Увы, почти половина поморских деревень уже потеряна, превратившись либо в развалины, либо в дачные поселки. И все ж, по словам Александра Шаларева, поморское сообщество способно к саморазвитию.

В нем причудливо сочетаются природный консерватизм и гостеприимство («Гостя в дом Бог посылает»). Сохраняется народное самосознание, особенности бытового уклада, локальная экономика. В Долгощелье сохранился уникальный колхоз, конеферма, где продолжают разводить лошадей мезенской породы. Мезень и Канин – места, где несколько веков соседствуют традиционные северные культуры, поморская и ненецкая, общаясь и взаимно обогащаясь. Здесь и время течет по-особенному.

Путь сближает людей. Участники и участницы первых беломорских экспедиций создали семьи. Путь – это и новые впечатления, необычные картины, предстающие взорам путешественников. Зимние горы, где добывается точильный камень.

Канинская деревня Шойна, заносимая песками, – излюбленная тема для корреспондентов различных российских СМИ, попадающих сюда, на край белого света. Патракеевка, родина полярных капитанов, которую местные энтузиасты намерены превратить в один из центров притяжения туристов. Белый маяк Мудьюга, который в хорошую погоду виден за много километров. И суровое обаяние Арктики.

Дух героев. От гражданского мужества Аввакума до подвига команды ледокола «Сибиряков», вступившей в неравный бой с немецким крейсером.

Дед Александра Шаларева Павел Иванов служил штурманом на этом пароходе, оттого и отношение ко всему, что связано с войной в Арктике, у внука трепетное, ведь это не только история страны, но и история семьи.

Книга ярко иллюстрирована фотографиями мест, где побывала экспедиция.

Анатолий Беднов

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 20 апреля 2021 г.