Сергей Иванов: «Горжусь, что служил в ВДВ!»

На черно-белой фотокарточке юноша. На нем красивая парадная форма, берет и надпись: «Фото. 1984. Десантник. Фергана». На фото – Сергей Иванов из Северодвинска, который только-только попал на срочную службу и еще не знает, что впереди его ждут Афганская война, серьезное ранение, гибель товарищей.

– О чем вы думаете на этом снимке? – спрашиваю я, перебирая немногочисленную стопку фотографий.

– Трудно сейчас сказать, о чем я тогда думал. Была дана команда сбегать до ближайшего фотоателье, а это 15 километров, сфотографироваться и вернуться обратно. С этого началась моя служба в Воздушно-десантных войсках, – вспоминает Сергей Иванов.

Выбрал голубые береты

Сергея Владимировича призвали на срочную службу в 1984 году. Определили в 345-й гвардейский парашютно-десантный полк, который относился к Витебской дивизии. В те годы полк стоял в Фергане. Здесь готовили парней к отправке в Афганистан. Такая, если можно так сказать, перевалочная база.

– Полгода провел в учебке. Особо запомнилась физическая подготовка и, конечно же, прыжки с парашютом. Вообще изначально мне предлагали служить в морской пехоте, но я выбрал голубые береты. Все тогда для меня было новое. За три месяца научился укладывать парашют. Прыгали на куполах системы «Д-5». Самым сложным для меня было уложить стропы. Купол укладывать проще. Навсегда запомнил свой первый прыжок. Было так много впечатлений, что потерял запаску. Повезло, нашел быстро. Кстати, за каждый прыжок давали три советских рубля. За прыжок с оружием – пять. Всего за срочную службу совершил 12 прыжков.

«С боевым крещением, Серега!»

Бравый десантник вспоминает, что службу в горячих точках не сравнить с той, что была в Союзе.

– Наши командиры не делали упор на строевую подготовку. Нас готовили к серьезным боевым действиям. Подготовка была что надо. Не устану благодарить наших командиров, – рассказывает Сергей Владимирович. – Первый мой выход – зачистка. Мы искали оружие, наркотики и «духов». Зашли в кишлак и начали обыск. Местные мирные жители жили в страшной нищете. Порой в их глиняных домах не было даже пола. Зашел в один из таких домов. Передо мной стоит женщина в парандже, которую тихонько приподнял автоматом. Женщина закричала, поворачиваюсь, а там дядя под два метра замахивается на меня с кинжалом. Я повернулся, нажал на спусковой крючок – и все 30 патронов оказались в теле врага. Зрелище не из приятных: спины у него вообще не было, кровь повсюду. Меня начало рвать. Неделю во рту стояли вкус и запах запеченной крови.

Помню, как командир сказал мне тогда: «С боевым крещением тебя, Серега! Дальше будет легче». И действительно ведь полегчало.

Серьезных боевых операций у Сергея Владимировича было несколько. Одна из них – захват здания и освобождение заложников.

– Шли, как говорится, в зеленой зоне. Второй номер, который нес боеприпасы, сухие пайки, подорвался на мине. Парню оторвало ноги, а меня посекло осколками. Пробили рацию. От верной гибели спас бронежилет. Полтора месяца пролежал в госпитале и вернулся. И снова боевая операция. Тогда много бойцов потеряли: наш командир вместе с бэтээром провалился в пропасть.

Подразделение Сергея Иванова тогда около месяца выполняло боевые задачи в горах. Во время одного из столкновений с моджахедами было приказано уничтожить крупнокалиберный пулемет ДШК, в ходе боя огневая точка была закидана ручными гранатами.

– Было очень страшно, особенно после ранения, – признается он. – Страшно, что не вернусь домой. Родителям писал, что лежу в госпитале с простудой, чтобы их не расстраивать. Тогда было одно желание – уйти. Без наград, без аксельбантов, только бы уйти…

– А боевой товарищ у вас был? – спрашиваю я, чтобы немного разрядить обстановку.

– Да, конечно! Без надежного друга на войне никуда. С 1986 по 1988 год бок о бок служил вместе с Александром Сбруем. Вместе ходили на боевые операции. У него ранений не было. Общаемся до сих пор. Он уже, как и я, стал дедушкой. Вообще в нашем взводе было 17 человек. За полгода потеряли троих. Потерь было мало благодаря командирам.

Самодельная десантная форма

Держу в руках и разглядываю еще одну фотографию. На ней Сергей Владимирович в середине. Это уже не юный мальчишка, а повзрослевший мужчина, но тоже в нарядной форме.

– С формой связана отдельная история. Еще дембелями в 1979 году было заведено ее изготовление, – смеется мой собеседник. – На кителе должно быть четыре пуговицы, а у нас одна отрезана. Лацканы тщательно выглажены, в качестве подшивки были капельницы, погоны делали из гранатомета марки «Муха». А дембельские вэдэвэшные сапоги – это вообще отдельная история. Их полностью засыпали песком и утрамбовывали.

Потом выливали целый флакон гуталина, после гладили утюгом. Блестели, как из магазина. В каблук забивали три пули. Идешь в таких сапогах, и хоть прикуривай от них!

На моей парадной форме нет аксельбанта. Немного его подпортили. Он сделан из запасного купола, кисточки к нему, кстати, тоже. Береты с нынешними не сравнить. Наши были настоящие, маргеловские. Красили их в синьке.

После службы Сергей Викторович служил в милиции в уголовном розыске и является заместителем председателя северодвинского местного отделения Российского Союза ветеранов Афганистана. Активно участвует в жизни города и создает замечательный музей.

– Горжусь, что служил в ВДВ! Это было для меня серьезным испытанием, которое навсегда закалило дух и стало отличным подспорьем в дальнейшей жизни.

Добавлю, что в этом году «крылатая пехота» отмечает 90-летний юбилей. С праздником, десантники. Никто, кроме вас!

Анна Резвая

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 29 июля 2020 г.