Речной круиз на Кегостров: как с открытием навигации живется островитянам

На причале в Архангельске немноголюдно, оно и понятно: выходной день, на часах половина десятого. Отправление теплохода на Кегостров ровно в десять. Кругом чисто, прибрано, есть скамейки  и место, где можно укрыться от дождя и ветра. Вид на город с причала прекрасный, и до сих пор недостроенный речной вокзал удачно вписался: этот участок набережной — одна сплошная стройка.

 — Отправление ведь ровно в десять часов? – интересуюсь у женщины.

 — Да.

Разговорились.

Ольга Евгеньевна Лазарева родом с Кегострова. Работает в Самойловском роддоме и возвращается домой со смены.

— График теплоходов удобный. Зиму, слава Богу, пережили. Да и теплая она была. Суровых зим, как раньше, давно не припомню. Бывало, едешь на буксире, холодно, мороз, а он возьми да и застрянь во льду. Ждешь, мерзнешь. Мужчины не выдерживали, выходили на лед и шли пешком, — вспоминает Ольга Евгеньевна. – Больной вопрос островитян – прежний: мусор. Как его будут вывозить, когда дорог нет, до сих пор не пойму. Раньше, когда я была меленькая, все отходы закапывали в огромные ямы. Чистота и порядок. А в магазине все в газетку да бумагу заворачивали. Пришел домой, развернул товар, а бумагу сжег. Или, к примеру, за молоком – сметаной сходил, помыл после нее бутылочку, прибрал, в хозяйстве пригодится. Сейчас кругом один пластик и многочисленные пакетики. Просто так уже не закопаешь в землю, непонятно, сколько они разлагаться будут.

Так, за разговорами, к причалу подошел добрый «Балхаш». Разместилась на открытой палубе, пассажиров собралось много. Кто в маске, кто в перчатках, кто с собакой, кто с велосипедом, кто с цветами…

Гудок, отправляемся. Вид с реки на город завораживает, глаз радуется. Пассажиры фотографируются, любуются красотой.

Кстати, стоимость проезда 36 рублей. Обилечивает женщина: на лице — маска, на руках — перчатки. Все, как положено.

Дорога не показалась длинной, занимает всего лишь 15-20 минут, которые пролетают незаметно, так как в моих руках фотоаппарат и отличная возможность сделать красивые снимки Архангельска с другой стороны реки.

Теплоход делает круг и причаливает. Выхожу раньше остальных пассажиров, чтобы запечатлеть процесс их спуска с причала.

— Видите, как много воды? Кинули дополнительный трап. Прежний-то совсем развалился. А спуск какой пологий? Того и гляди упадешь в реку, — держась одной рукой за поручень, во второй — сумки с покупками, сетует Мария Степановна.

И ведь она права. Спуск с причала напоминает своеобразную полосу препятствий. Не туда ступишь – провалишься. Не просто и молодым родителям с колясками.

 — Мы люди северные, привыкшие, — говорит Мария Степановна на прощание и идет к своему дому.

У меня на все про все чуть меньше двух часов. Когда шли по реке, заприметила небольшую лодку с двумя рыбаками. С фотоаппаратом в руках мчусь за ними по усыпанной ломаными бетонными плитами набережной. Мужчины скрылись из виду за небольшим деревянным домиком у реки. Потом выяснила, что это так называемый гараж для лодки. Там же хранятся рыболовные снасти.

 — Здравствуйте. Уделите пару минут. Я из редакции. Как жизнь на острове? Чем занимаетесь? Мусор, говорят, у вас тут не вывозят…

 — У нас кругом помойка. Вывозят мусор, но плохо. А мы чем занимаемся? Так рыбу ловим.

Уже несколько человек, жалующихся на переполненные помойки. Пошла искать. Только поднялась с береговой линии, у таблички «Туристский план острова Кего» обнаружила кучи мусора. Контейнеры переполнены. Да и рядом с ними картина не лучше.

— Вы напишите, пожалуйста, что беда у нас с вывозом мусора, да и сами кегостровцы за чистотой следить не спешат. Новая система не предполагает наличие выгребных ям, а что нам делать с жидкими отходами? Вместо современного мусоровоза у нас старенький трактор. Никаких субботников не было, — рассказывает местная жительница, активистка Татьяна.

 — Как дела с самоизоляцией? – спрашиваю я.

 — Никакой самоизоляции у нас нет, как и заболевших. Мы же здесь все друг друга знаем. Местное население в основном работает в магазинах в городе, которые сейчас закрыты. Думаете, кому-то платят за это? Конечно же, нет. Закрыли школу, а Интернет для наших людей — дорогое удовольствие. После завершения учебного года непонятно, чем дети будут заняты. У нас такая школа большая, детей мало, можно каждому отдельный класс дать. Осенью укрепили берег и отсыпали дорогу не щебнем, а углем. Кругом теперь сплошная пыль и копоть в прямом смысле слова. Эта большая куча угля на берегу скоро пылить будет так, что вся береговая улица дышать перестанет. Стыдоба.

Вот такие откровения привезла я с острова. 

Пока возвращалась обратно на причал, поздоровались мальчишки. На вид класс шестой – седьмой.

— Ребята, хотите в школу? Как вам дистанционное обучение?

— В школу хотим, от компьютеров устали. Домашнее задание выполняем сами. Стараемся все сдавать вовремя, — в один голос ответили школьники.

У кегостровского причала ждет добрый «Балхаш». До отправления на большую землю пятнадцать минут. Напросилась в рубку к капитану.

Сергей Лобанов пришел работать на теплоход в 2002 году. К навигации подготовились основательно: провели ремонт, в рубке поменяли мебель. Вмещается 280 пассажиров.

 — Пассажиропоток с введением самоизоляции заметно сократился. Раньше перевозили до двух тысяч человек, то сейчас даже в выходные максимум 700. Люди в масках, держатся друг от друга на безопасном расстоянии. Работаю с удовольствием уже почти 20 лет. Река завораживает.

Сигнальный гудок — и отправляемся в город. Возвращаясь обратно, вспомнила слова своей собеседницы Ольги Евгеньевны: «Мы люди северные, терпеливые!». Так и живем…

Текст и фото: Анна Резвая

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 12 мая 2020 г.