Пока человечество не откажется от рождения детей, сказка будет жить

Всегда приятно держать в руках новые книги. Вдвойне приятно вдыхать специфический аромат только что вышедшей из типографии книги нашего, северного автора. У меня в руках «Новые сказки Севера» –  сборник Дениса Макурина, вошедший в этом году в «длинный список» литературной премии Владислава Крапивина. Появление новой книги и стало отличным поводом познакомиться и пообщаться с холмогорским сказочником.

— Денис, расскажите о себе.

— Во-первых, я не сказочник, скорее детский автор. Сказок у меня как раз и не много. Три сборника рассказов увидело свет, и лишь один со сказками.

В остальном все заурядно: мне 38 лет, родился в поселке Каменка Мезенского района, позже в пятилетнем возрасте, переехал в Холмогоры. Как у всех учеба в школе и училище, армия. Всем говорю, что у меня «тройное гражданство»: родился в Каменке, женился в Вологде, прописан в Холмогорах. Душой прикипел к Русскому северу, нашей Архангельской области, и почти все мои рассказы и сказки о наших городах и поселках, людях, живущих в нелегких условиях.

— А как Вы начали писать? 

— Писать я начал в 2015 году: общался на одном из форумов в интернет пространстве, там в шуточной форме, выкладывал истории из своего детства. Вспоминал о том, как шалили, чему несказанно радовались, о чём мечтали, обо всём этом и писал от лица мальчишки – рядом тогда племянник крутился, вот я его словами и рассказывал. Сейчас-то уж он подрос, конечно, почти «студент», в этом году ему 11 стукнуло. В общем, я писал, а читатели форума хвалили, комментировали, проводили параллель с детским писателями Виктором Драгунским и Николаем Носовым. Всё чаще стали звучать призывы: «Пиши книгу! У тебя получится!» Так и родилась идея оформить свои истории в рассказы. Потом дочка попросила написать что-нибудь и про неё. Я за ней понаблюдал и получился рассказ «Добрые дела».

И здесь необходимо сделать паузу в нашем разговоре с Денисом Макуриным, чтобы добавить пару штрихов к его биографии, о которых он сам не любит говорить. «Как и все» в 1999 году Денис ушел служить в армию и принимал участие во второй Чеченской войне или, как принято ее называть, в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Война оставила в нем, как сам Денис написал в одном из своих рассказов, чеченский синдром: «по вечерам доходило до того, что не мог уснуть, было тревожно без стрельбы», да и приобретенные боевые навыки, нет-нет, да и проявляли себя.

А потом, зимой 2013 года Денис попал в автомобильную аварию: водитель, с которым он ехал, не справился с управлением и выехал на встречную полосу. В результате Денис серьезно повредил позвоночник. Вынужденная неподвижность и друзья, которым он рассказывал свои истории из детства, заставили взяться за перо.

Вернемся к диалогу с Денисом:

— После аварии я стал «спинальником», но даже находясь в коляске, я достиг многого. Порой, даже больше, чем половина моих сверстников. И что немаловажно, я много счастливее. На личном опыте могу заверить, что коляска не является помехой для полноценной жизни. Она не мешает обнимать мне жену и дочь, не мешает каждый день говорить о том, как сильно я их люблю. Я очень благодарен своим родителям, которые всегда со мною рядом, помогают и поддерживают меня. Да, я зависим от родных, но пытаюсь помогать во всём и самостоятельно зарабатывать. Мои сказки и рассказы — это и творчество, и источник небольшого дохода.

Первые публикации моих рассказов появились в архангельской областной литературной газете «Графоман». Далее, всё при помощи того же интернета, сделал рассылку во все возможные литературные издательства, последовали публикации в литературных и детских журналах: «Иван-да-Марья», «Двина», «Север», «Солнышко». Поддержали мои литературные начинания и районная газета «Холмогорская жизнь», «Завалинка» из Северодвинска, вологодский «Литературный маяк».

— А там уже и книги пошли. Как удалось публиковать книги в такое непростое время и из провинции?

— Первые три книжки я издавал благодаря стипендиям от Министерства культуры Архангельской области — региональный Минкульт каждый год проводит конкурсы авторов и присуждает стипендии – и разовой стипендии от Вологодского отделения Союза российских писателей. Последующие финансировал сам, с продажи первых трёх.

Особых проблем издать книгу нет — я же за свой счет это делаю. А вот чтобы издательство выпустило книжку за свой счёт, нужен уникальный материал. Мои же произведения часто сравнивают то с Драгунским, то с Писаховым. Мне говорят, что на них мало того, что не заработаешь – уйдёшь в минус. Но я работаю, ищу что-то новое, что-то прежде никем не замеченное и не озвученное, участвую в различных конкурсах, премиях. Уверен, что когда-нибудь и мои рассказы и сказки заинтересуют крупное издательство.

На сегодняшний день увидели свет уже шесть книг: «Морские волки», «Макароны в тюбике», «Кот Семён», «Полведра сгущёнки», «Хивок» и «Новые сказки Севера».

— А использовать модные сегодня краудфандинговые платформы не пробовал, чтобы собрать деньги на издание новой книги?

— Пробовал, но не получилось… Особенность таких проектов в том, что собрать нужно в разы больше, чем реально требуется для издания книги: за площадку заплати, налоги заплати, комиссию за перевод средств на свой счет заплати, затраты на сувенирную продукцию учти. А еще в конце нужно разослать обещанные «бонусы» и экземпляры тем, кто дал денег. В итоге стоимость одной книжки выходит космической.

— Оставим финансы, вернемся к творчеству: идеи для рассказов откуда?

— Все из жизни: первые рассказы сложилась из историй о моём детстве. Во второй сборник я записывал шалости дочки и племянника. На третьем уже подключилась фантазия. Теперь же всё это работает в совокупности: что-то всплыло в памяти, за кем-то понаблюдал, о чём-то дофантазировал.

Есть сказки, в основе которых вполне реальные сюжеты. Несколько лет назад увидел в интернете сообщение о том, что в Мурманске поставили памятник коту Семену, который путешествовал с хозяевами и потерялся в Москве. Шесть лет кот добирался до родного дома в Мурманске «своим ходом» и добрался-таки! Разве могло не тронуть кого-то случившееся? И появилась моя сказка, в которой я встречаюсь с этим путешественником, и он рассказывает много интересного о житье-бытье и своих похождениях.

— Так и рождаются сказки?

— Да. Сказки — это мой взгляд на фольклор Архангельской области, попытка привлечь внимание к легендам нашего края, богатому духовному наследию. Северяне живут в уникальном месте — сказочные герои окружают нас повсеместно, стоит лишь приглядеться. Зайдите в лес и вы быстро найдете и Лешего, и Бабу-Ягу, и говорящих животных, и Чудо-Юдо невиданное… Нужно только присмотреться и прислушаться…

А еще в моих сказках есть и исчезающие названия деревень, и предания поморов, и много-много душевной теплоты. Они как и ранешные сказки северных сказителей наполнены юмором, легкостью и жизнерадостностью. Но чтобы мне было легче достучаться до сердец современного читателя, в сказках изменена подача. Я старался дать фольклору новый формат и новую жизнь.

К слову, сказки и повести я пишу, но без претензий на реальные исторические события. Чтобы писать на краеведческие темы нужно быть настоящим «книжным червём», перечитать кучу литературы, любить и разбираться в истории, различать, где установленные факты, а где легенды. Я пока далёк от всего этого…

— Востребован ли этот жанр сегодня в эпоху интернета и комиксов?

— Конечно, востребован! Думаю, сказки будут востребованы всегда, вот, пока в обществе не перевернётся представление о семье, а человечество не откажется от рождения и воспитания детей, до той поры сказка будет жить. Просто сказки выполняют много больше функций, чем кажется. И первостепенная, на мой взгляд, это сближение детей и взрослых. Детям необходимо внимание, контакт с родителями, и ничто иное не передаёт малышу больше тепла и ласки, чем чтение сказок.

— И все-таки, ваш читатель — это ребенок или взрослый?

— В детскую литературу все вовлечены в равной степени. Мой основной читатель — это мамы и бабушки, а дети — главный слушатель. Но часто случается, что взрослые читают мои детские рассказы и для себя. Читают и вспоминают свои чувства, эмоции и ощущения — неужели вам не хотелось перечитать что-нибудь о своем детстве, почувствовать себя ребенком, «виртуально» вернуться в то время, когда вам было, скажем, десять лет? Детские книги — это же безвредная машина времени…

А еще мои книги самостоятельно читают и дети младшего школьного возраста, они жаждут приключений, новых открытий. Поэтому тут некому передать пальму первенства.

Я регулярно провожу встречи с читателями — чаще он-лайн или в социальных сетях,- и вижу интерес к простой и доброй литературе. Для меня, как для автора, важно, чтобы мои рассказы и сказки нравилось читать и перечитывать детям. Этого мне бы очень хотелось.

— Я прочитал «Новые сказки Севера», — и сравнение с Степаном Писаховым появляется само собой. Считаете себя продолжателем дела знаменитого сказочника?

— Продолжателем и, тем более, подражателем быть совсем не хочется, и на то, что я не первооткрыватель остаётся лишь досадовать. Пока я, как мезенский промысловик кочую на льдине, болтаюсь по литературному морюшку, всё время ищу что-то новое, но рано или поздно что-нибудь да получится.

— Уже получилось, ведь есть и победы в конкурсах и признание читателей.

— Все мои достижения, конечно же, ещё впереди. Разве что могу озвучить премию им. Н. Рубцова в 2019 году «За личный вклад в развитие детской литературы, пропаганду книг и чтения среди детей Холмогорского района»: я вместе с районной библиотекой  создал проект для детей «Добрая книжка», цель которого по мере сил сближать детей с книгами — в наш компьютерный век становится просто необходимым.

— Спасибо за беседу! Ждем новых сказок и новых книг…