По главной улице без оркестра

arh18 16 8 8b73f

С каждым годом нас все больше. В 2013-м место сбора всех пяти рот заняло небольшое пространство на улице Карла Маркса у гимназии и кирхи.

В нынешний понедельник 18 рот, особые роты медиков СГМУ и полиции, национальный азербайджанский взвод, отделение праправнуков заполнили целый квартал Троицкого проспекта.

Акценты не складываются

Точную цифру вставших в ряды «Бессмертного полка» в Архангельске никто назвать не может. Кто-то говорит о семи тысячах, кто-то о десяти. Не в том суть. Главное в чем-то другом. Пока еще неуловимом. Поговаривают же о том, чтобы сделать полк частью национальной идеи. Возможно. Четыре года назад – возможно. Сейчас, увы, наблюдаю, как из порыва души шествие постепенно превращается в мероприятие. На мой взгляд.

Авторы первого шествия «Бессмертного полка» в 2012 году, три томских журналиста: Сергей Колотовкин, Сергей Лапенков и Игорь Дмитриев – закладывали в свою идею нечто другое. «На 9 Мая всегда были шествия и парады. И тогда я подумал: почему мой дед, ветеран войны, не может присоединиться к этому параду? Так и родилась эта история», — вспоминает Игорь Дмитриев, который теперь живет в Санкт-Петербурге.

Нести портреты своих героев должны были по мысли создателей их потомки. Чтобы не рвалась кровная связь. Чтобы за каждым стояла своя семейная история павших и выживших в той страшной мясорубке. Чтобы не по разнарядке, не по сценарию, написанному постановщиками официальных действ, а так, как душа просит. Без бюрократизма и заорганизованности. Но акценты все же надо расставлять. У нас с этим пока как-то не складывается.

От столба до столба

То ли потому, что в первый раз нас было не так много, то ли потому, что чиновничьих указаний еще было не так много, но в первый раз мы прошли дружно, сразу после прохождения войск, с ощущениями, что наши деды и бабки стали частью этого парада Победы. Так же дружно мы встали перед Вечным огнем. Положили цветы. Почтили память. Кто – молчанием, кто – стопкой.

А затем два года нас то проносило мимо памятника, и мы поодиночке возвращались к нему со своими гвоздиками и хризантемами, то кружило вокруг мэрии, как будто это она – символ той войны. На параде играли оркестры, «Бессмертный полк» же в прошлом году прошел в гнетущей тишине. Только кое-где, чувствуя, что надо, вспыхивали самодеятельные военные песни, но без музыкального сопровождения гасли. В этом году музыка вроде была. Но как она была?

Когда у нас идет проверка оповещения населения, репродукторы, установленные на столбах, орут так, что слышно на полгорода. Если кто видел репортаж об аналогичном шествии с Красной площади, то имеет представление, что я хочу сказать. 9 Мая мы шли с музыкой только мимо столбов. Между столбами она куда-то пропадала. Досадная мелочь. Но почему бы не проверить? Или и так сойдет? Хотели музыку? Вот вам музыка. Да просто почему бы оркестры духовые через три-четыре роты не поставить? Они же у нас есть. Видели. Слышали…

Почему бы радийщиков наших и телевизионщиков не привлечь, чтобы тут же у людей просили о своих героях рассказать?

И в трансляцию. Мы уже как-то писали, что на областном радио хранится потрясающей ценности архив с голосами ветеранов. Пусть они звучат. Больше часа строился полк, больше часа он шел. Сколько имен, сколько историй мы могли бы рассказать и услышать.

Нет на свете семьи такой…

«Моя бабушка была водолазом. Представляете, женщина – водолаз. Трупы из кораблей доставала, грузы разные. С тех, которые при бомбежке тонули».

«Мой дед в плен попал, раненый, три концлагеря прошел. Американцы в Бельгии аж освободили. Предлагали остаться, а он решил вернуться: жена, детей трое дома. Передали его нашим. И из бельгийской шахты прямиком в воркутинскую. Домой только в 1949-м отпустили, помирать. А он выжил. Бабушка выходила».

«У меня три дядьки с войны не вернулись. Один был Героем Советского Союза. Надо помянуть».

«Дед в танке два раза горел. Польшу освобождал, Венгрию. Орден Красной Звезды у него».

Это обрывки разговоров, что услышал в колонне. Такая история есть у каждого. И у тех тысяч, что прошли 9 Мая с портретами поротно, и у тех тысяч, что стояли вдоль Троицкого и аплодировали. Говорили спасибо. Плакали. О родных. Обо всех. Павших. Пропавших без вести. Живых.

И подаривших жизнь нам.

arh18 16 7 05ed4

Прямая речь

Портрет своего двоюродного деда, Николая Антуфьевича Троценко, который прошел всю войну, пронес в строю «Бессмертного полка» и губернатор Игорь Орлов:

– «Бессмертный полк» – это память о тех, кто отдал жизнь за свободу и независимость нашей страны.

Сама акция уже стала органичной частью всех торжеств 9 Мая. Именно так, объединившись, проявив свои лучшие человеческие качества, мы можем преодолеть любые трудности, которые могут возникнуть перед нашей страной.

Александра Поршнева, участница «Бессмертного полка»:

– Я родилась в 1937 году и почти не помню своего отца, Николая Яковлевича Майтака, ушедшего на фронт в первый год войны из Архангельска. Став участником акции «Бессмертный полк», я начала поисковую работу. Теперь знаю, где и как он воевал, где погиб. Захоронен он в братской могиле под Кировоградом на Украине, за которой ухаживают школьники сельской школы.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 12 мая 2016 г.