Новоселье в Норинской

 

После тщательной реставрации в нем почти все так, как было в 1960-х годах: и печка топится, и домовой поселился, и душа радуется. 

Вау, здесь ходил Бродский!

Мы прибыли в Норинскую за день до открытия. Как и Бродский в конце марта 1964-го, остановились в избе Таисьи Ивановны Пестеревой. Только будущий нобелевский лауреат задержался здесь ненадолго. У хозяйки что-то случилось с печкой, а весна на Севере больно холодная. 

И спустя несколько дней поэт переехал к чете Пестеревых. Именно здесь он и прожил полтора года в ссылке. А древняя изба (ее срубил еще прадед Таисьи Ивановны в 1818 году, и с тех пор она не перестраивалась) теперь стараниями семьи Мальцевых превратилась в гостевой дом. 

– Когда приехали шведы, я все переживала, как они воспримут условия. Ведь дом старый, быт простой. Как я их поведу по шатающимся половицам? А они зашли, и первое, что сказали, было: «Вау! По этим половицам ходил Бродский!», – рассказывает Елена Мальцева.

Стены хранят энергетику

Сам Литературно-мемориальный дом-музей нобелевского лауреата поэта Иосифа Александровича Бродского – именно так он полностью называется – расположен почти напротив избы Таисьи Ивановны. Нужно всего-то пойти вниз по горке метров сто. С новой крышей и с блику-ющими в вечернем солнце окнами дом как будто тоже внутренне готовится к завтрашнему новоселью. 

А внутри кипит работа. Директор и хранитель музея Ольга Тарасова и редактор районной газеты «Коношский курьер» Любовь Чеплагина последний раз осматривают экспозицию: все ли на своих местах? Светлица, где зимой обитал Бродский, по-деревенски просторна. И уже обжита мухами. Стены, пол, потолок – натуральные. Старую избу раскатали на бревна, сделали новый венец, состарили его, а затем кругляк поставили обратно. 

– Когда друг поэта и инициатор увековечивания его памяти Михаил Мильчик приезжал в Норинскую осенью, то в летней избе в первую очередь прижался к стенам. Сказал… они хранят энергетику поэта, – вспоминает Любовь Чеплагина. 

Как будто вышел покурить…

А обстановка в доме восстановлена до мелочей по указаниям бывшего в деревне месяц назад еще Михаила Мейлаха. Он трижды навещал Иосифа Александровича во время его ссылки. И запомнил, где стояла мебель. Он же дал рекомендации обклеить потолок советскими газетами, над заголовками которых так потешался Бродский, а также построить деревянную перегородку у печки. 

Первый наказ уже исполнили, а вот второй не позволяет техника безопасности. Бродский жил в светлице зимой, а летом менялся с хозяевами, переселяясь в зимнюю избу. В обоих помещениях под чутким присмотром архитектора-реставратора Ирины Воиновой восстановлены точные копии печек. 

Сейчас дом как будто уже обжит. Под потолком и на окнах жужжат мухи, стоят ведра с водой, чугунок в печи, а на ней – та самая керосинка, которая освещала путь Бродскому. На столе в красном углу – пузатый самовар. А в комнатке, где спал поэт, – железная кровать и пустующее рабочее место. 

Печатная машинка, сигареты, календарь, пряники, пустая жестянка (в них присылали поэту друзья и родные провизию), чайный стакан и крупные куски рафинада. Как будто будущий нобелевский лауреат уехал на сельхозработы, фотоохоту или просто вышел покурить. И вот теперь наконец возвращается. 

Как поэт телят гонял

Календарь показывает: число – восьмое, день недели – среда. Именно эту дату выбрали в администрации области для открытия музея. 8 апреля 1964 года поэт стал «сельскохозяйственным рабочим Бродским». 

Самого знаменитого «тунеядца» зачислили в штат совхоза «Даниловский», филиал которого в то время располагался в Норинской. Об этом напоминают и архивные документы, висящие на стене под стеклом (зарабатывал поэт рублей пятнадцать), и фотографии в импровизированной галерее на повети. Среди них есть и та, на которой Бродский с утомленным, но довольным сельской жизнью выражением лица гонит телят по дороге. 

Это потом он станет фотокором и будет разъезжать на присланном велосипеде по округе, составляя фотолетопись жизни столь любимого им народа. 

А погодка за окном, наверное, как раз та, что была пятьдесят один год назад: ветрено, сырой снег по косой падает и тает, не долетая до земли. «Дорогу развезло, как реку….» Но в Норинской теперь асфальт. Из Коноши по нему на официальное открытие приехали губернатор Архангельской области Игорь Орлов, инициатор восстановления дома Михаил Мильчик, глава администрации Коношского района Олег Реутов, другие официальные лица и просто почитатели творчества поэта. 

Петя изгнал злых духов

С утра глава региона уже побывал на экскурсии по выставке-инсталляции «Иосиф Бродский в Норинской» в Коношской центральной библиотеке имени поэта. Там же состоялось совещание, на котором должны были прояснить статус открывающегося дома-музея и судьбу деревни, в которой сейчас постоянно живет только один человек. 

– Очевидно, что дух этой территории, этой деревни рождает нобелевских лауреатов. Вопрос благоустройства Норинской мы должны воспринимать не с точки зрения евроремонта, а с точки зрения сохранения ее духа. Уже есть поручение, разрабатываются документы о создании здесь достопримечательного места, находящегося под контролем правительства Архангельской области и аккуратно развиваемого. 

Мы не хотим, чтобы тут появились дома, обшитые сайдингом, или стеклянные сооружения. С помощью творческих людей, я думаю, мы сделаем привлекательное для туристов место, – прокомментировал итоги обсуждения губернатор. 

Почетных гостей у крыльца дома-музея встретили частушками и пышным караваем. Игорю Орлову вручили черную красавицу-кошку Муську с повязанной вокруг шеи зеленой лентой. По традиции ее впустили в дом первой. 

А следом устьянский лесопромышленник и меценат Владимир Буторин поставил на легендарные половицы и Петю. Рыжий петух заночевал в избе и с первыми лучами солнца звонким кукареканьем изгнал злых духов. А домовой облюбовал себе местечко у печки и стал мистическим хранителем музея. 

Комментарий

Архангельская область опередила всех

Михаил Мильчик, архитектор-реставратор, кандидат искусствоведения, профессор, член Союза архитекторов России, друг поэта и инициатор реставрации дома:

– Открытие дома-музея в Норинской – очень значительное событие. Даже не столько для памяти Бродского, сколько для культурной жизни Коношского района и Архангельской области. Важно, чтобы жил не только дом, но и вся деревня. Нужно сохранить ее и эффектный пейзаж, который несет в себе нужное настроение. 

Это будет привлекать не только местных жителей, но и туристов со всего мира. Я узнал, что сюда уже приезжали шведы и в день присуждения Иосифу Александровичу Нобелевской премии устраивали нобелевский обед. 

Думаю, что здесь будет проходить множество интересных мероприятий. Замечательно, что Архангельская область опередила всех. Потому что музей в Санкт-Петербурге, о котором мы беспокоимся уже более десяти лет, откроется в лучшем случае в декабре этого года. А с 24 мая там будет только временная экспозиция в стенах, которые еще нуждаются в реставрации.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 9 апреля 2015 г.