Не кассой единой

Наткнувшись случайно на афишу одного из северодвинских кинотеатров, с удивлением обнаружила, что уже более месяца жители города смотрят лучшие мировые театральные постановки последних сезонов, а также оперы и балеты. В России всего сорок городов, участвующих в проекте «Театральный киносезон 2014–2015», и Северодвинск в их числе. Об этом и других проектах кинотеатра рассказала его директор Наталья Казнина. 

20 процентов – авторское кино

– Наталья, провокационный вопрос: какое вы любите кино?

– Больше мне нравится арт-кино, не очень кассовые проекты. Хотя есть и популярные голливудские фильмы, которые с удовольствием пересматриваю. Все мы хотим верить в сказку, а там она красиво и грамотно показана. Фильмы, по сути, делятся на две категории: те, которые заставляют подумать и разобраться в себе, и те, на которых можно отдохнуть. 

– В формировании репертуара на что ориентируетесь?

– Ориентируемся на сборы. Но у нас есть возможность, которой, скажем, нет у кинотеатров-однозальников, – показывать что-то для души, для очень узкой публики. Бывает, что выходит интересный фильм и жители Северодвинска и даже Архангельска начинают писать нам в социальных сетях и спрашивать, будем ли мы его прокатывать. Понимаем, что не заработаем на нем, но пытаемся удовлетворить запросы и этих зрителей. 

– Но такие «фильмы не для всех», не для сбора денег, все-таки редко появляются в афише?

– Кинопрокат – сложная система. Когда выходит новая часть «Терминатора», кинопрокатчик ставит нас в такие условия, что должно быть не менее пяти сеансов в день, либо фильм вообще не отдадут в наш кинотеатр. То есть нужны десять часов, потому что фильм длится два часа. 

Мы выходим из ситуации за счет того, что имеем дополнительные небольшие залы. Благодаря им можем показать и пятнадцать сеансов кассовых лент в день и разнообразить сетку интересными немассовой публике проектами. 

Не скажу, что последних мало, потому что примерно двадцать процентов нашего проката занимает авторское кино. Остальное формируется по запросу большей части публики, которая хочет комиксы, боевики, блокбастеры, ужастики, мультфильмы. 

Покупают билеты на несколько премьер вперед

– Каким образом выбираются те самые счастливчики-фильмы для узкой аудитории, которые можно увидеть в вашем кинотеатре?

– Наши сотрудники регулярно ездят на все российские кинорынки. Если они видят интересный фильм или проект, который может вызвать общественный резонанс, который могут обсудить участники нашего городского киноклуба, мы его обязательно поставим. 

– Один из таких проектов – летний «Театральный киносезон 2014–2015»? 

– Да. Он проводится не первый год, мы в нем участвуем с 2013-го. Причем была зрительская инициатива: северодвинец увидел его в другом городе, а потом обратился к нам. Первый же спектакль, который мы показали, произвел фурор: не хватило мест в зале, пришлось ставить стулья в проходах. Это был «Франкенштейн» Королевского национального театра. После постановку повторяли уже четыре раза. 

В этом году каждую неделю с июня по сентябрь мы даем возможность зрителям посмотреть зарубежные спектакли, балеты, оперы, которые сняты мэтрами, а в главных ролях часто мировые звезды. У проекта есть своя публика. Люди покупают билеты на несколько премьер вперед, а они недешевые. И из Архангельска приезжают зрители. 

Готовы к любому мнению

– Мне кажется, архангельские кинотеатры все-таки больше заботятся о кассовых сборах. Взять ту же историю с первоначальными отказами в сеансах документальной картине «Атлантида Русского Севера». Как у вас сложились отношения с этим фильмом?

– Картина с июля стояла в сетке. Мы сразу поняли, что она будет интересна зрителям, что нужно обязательно ее показать. Это как раз фильм, который вызывает отклик у жителей нашего города, ведь он про нас. Более того, участники киноклуба при нашем кинотеатре просили показать фильм, потому что проблемы, которые он поднимает, достойны обсуждения. 

– Киноклуб, который существует уже восемь лет при вашем кинотеатре, – он вам зачем?

– Восемь лет назад наш кинотеатр был единственным в городе. Интерес к кинематографу был невысоким. Чтобы это исправить, мы решили привлечь журналистов, устраивать с ними обсуждения фильмов в формате киноклуба, чтобы потом они писали о картинах в СМИ, чтобы люди о них говорили. То есть начинался киноклуб как некий пиар-ход. 

На обсуждения выносятся абсолютно разные картины: как авторское «кино не для всех», так и кассовые «Сумерки», фильмы бондианы. Нам, во-первых, действительно важно услышать мнение критиков, журналистов. А во-вторых, через киноклуб мы по-прежнему можем эффективно продвигать новые проекты. Рискуем, конечно, потому что критик может написать: не ходите на это кино. Но раз уж мы приглашаем журналистов, то берем на себя ответственность и готовы к любому мнению. 

Мнение

«Пока не будет работы и школы, деревня не возродится»

На прошлой неделе после премьерного в Северодвинске показа участники и гости киноклуба обсудили картину «Атлантида Русского Севера».

Фильм единодушно признали достойным для просмотра, однако его персонажи и посыл, адресованный аудитории, вызвали дискуссию. Так, не всем пришлась по сердцу религиозная призма, через которую авторы ленты рссматривают все события. 

 – Во второй части фильма показано, что село может жить только с храмом и только воцерковленный человек может не быть алкоголиком. Хотя закадрового текста нет, но герои доносят это мнение достаточно четко. Но не менее, чем храмы, в деревнях важны больница, школа, музей, – поделилась Юлия Новикова. 

С ней согласилась гостья киноклуба Марина Круглякова из Москвы, которая побывала в деревне Пустошь Приморского района и рассказала о впечатлениях. 

 – Я много езжу по России. Посещение деревень у меня оптимизма не вызывает. И Пустошь тоже не вызвала. Строится часовня. Но фермерских хозяйства всего два. Конечно, вопрос восстановления церквей как архитектурных памятников очень важен, но, пока не будет работы, не будет школы, деревня не будет возрождаться, – отметила она.

– Это питерские фрики, которые приехали на несколько лет, чтобы почувствовать печной дым, что-то себе доказать. В фильме я не услышал, для чего он снят. Зафиксировали разрушающиеся церкви, дома без окон и дверей. Куда дальше идти? Нет рецепта, – делится Андрей Рудалев. 

 – Переселенцы пекут хлеб, расписывают туески, рубят дрова – словом, занимаются чем угодно, только не тем, что нужно этому краю. Это несерьезно, случайность. Они восстанавливают церкви, думая, что будет церковь – будет и жизнь в деревне. Но вопрос спорный, – подытожила педагог и автор книг по краеведению Наталья Лисниченко. 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 13 августа 2015 г.