Лучшим врачом-онкологом в этом году признан хирург Архангельского онкодиспансера Константин Вальков

Константин Вальков еще в детстве сделал выбор в пользу медицины и планомерно шел к поставленной цели. С 2009-го он работает в Архангельском онкологическом диспансере, специализируется на лечении рака легких.

В этом году на областном конкурсе профессионального мастерства среди медицинских работников Константин Владимирович стал победителем в номинации «Лучший онколог».

Анатомия – основа хирургии

Константин Вальков – из семьи врачей, отдавших много лет работе в онкологическом диспансере. Его отец Владимир Константинович был хирургом-онкопроктологом. Мама Валентина Николаевна – рентгенолог, сейчас занимается КТ- и МРТ-диагностикой.

– Я с детства любил бывать у родителей на работе, – рассказывает наш собеседник. – Они и дома часто обсуждали сложные случаи из практики, постоянно звучала медицинская терминология. Многое, конечно, мне было непонятно, но интересно. На книжных полках у нас стояли атласы по анатомии, которые я любил листать. Отец всегда говорил, что анатомия – основа хирургии.

В 2002 году Константин поступил в Северный государственный медицинский университет. Во время практики бывал во многих медучреждениях. Но поскольку изначально хотел работать в хирургии, особенно интересно было в областной и Первой городской больницах. С пятого курса ходил на дежурства, помогал врачам и радовался возможности ассистировать на операциях.

После окончания СГМУ в 2008 году сначала была интернатура по хирургии, а потом ординатура по онкологии, которую он проходил на кафедре клинической онкологии на базе Архангельского онкодиспансера. В этот период встретились люди, повлиявшие на его профессиональное становление.

– В интернатуре у меня был отличный наставник Геннадий Михайлович Корельский – торакальный хирург областной больницы. Я хотел стать проктологом, как отец, но благодаря Геннадию Михайловичу увлекся торакальной хирургией (хирургия органов грудной клетки. – Прим. авт.). Он так понятно и интересно преподносил основы диагностики и лечения на конкретных клинических случаях, мы оценивали и обсуждали рентген-снимки. Во время интернатуры я ассистировал на торакальных операциях, – вспоминает Константин Вальков. – В ординатуре по онкологии моим учителем стал известный в регионе Михаил Львович Левит – профессор, доктор медицинских наук. Многое для себя в плане становления в онкологии я почерпнул от Валерия Николаевича Куликова, который в то время был заведующим 4-м хирургическим отделением онкодиспансера. Отличным наставником также был опытный торакальный онколог Василий Аркадьевич Рычков. В отделении всегда работа строилась слаженно и, что важно, в доброжелательной атмосфере.

Операции через прокол

Константин Вальков работает в отделении торакальной онкологии, куда госпитализируются пациенты с опухолевыми заболеваниями легких, органов средостения и плевры, кожи и мягких тканей, кроветворной и лимфатической систем либо при подозрении на них.

В год здесь выполняют около 500 операций. Около 60 процентов вмешательств приходится на пациентов с раком легкого, среди них преобладают мужчины-курильщики старше 60 лет, но от этой болезни никто не застрахован.

– В последнее время рак легких молодеет. Самому молодому моему пациенту было 24 года, – отмечает доктор. – К сожалению, только около 40 процентов пациентов попадают к нам с первой или второй стадией болезни, Рак легких тем и страшен, что долгое время никак себя не проявляет, человека ничего не беспокоит, болей нет. Главным фактором риска является курение, но также может сыграть роль и наследственность, плохая экология. Единственный способ не запустить болезнь – своевременно и регулярно проходить профилактическую флюорографию. Чем раньше удается поставить правильный диагноз, тем выше шансы на выздоровление.

Благодаря современным технологиям оперативные вмешательства становятся менее травматичными, повышается их эффективность.

– Когда я пришел сюда работать, эндоскопические торакоскопические операции (через проколы) не выполнялись, не было необходимого оборудования, – говорит Константин Владимирович. – Примерно пять лет назад у нас появилась торакоскопическая стойка, и мы стали выполнять малоинвазивные оперативные вмешательства на органах грудной полости. Например, если раньше при краевой резекции легких приходилось делать огромный разрез, то теперь достаточно тонкого прокола. С помощью видеокамеры и специальных аппаратов мы через проколы удаляем опухоль, затем в течение 15–20 минут наши гистологи исследуют ее (диагноз обязательно должен быть верифицирован). На основе полученных результатов решаем вопрос о завершении либо расширении объема операции и необходимости дальнейшего лечения – химиотерапии или лучевой терапии.

В зависимости от выявленной патологии пациенту удаляют либо все легкое, либо его часть. Длительность лечения зависит от стадии онкопроцесса: чем меньше стадия, тем оно короче.

– При запущенной болезни лечение может затянуться на месяцы и даже годы, – говорит врач. – Бывает, что пациенту в дальнейшем требуется проведение повторных курсов химиотерапии, но надо просто принять случившееся и жить дальше. Да, люди с этим диагнозом в основном пожизненно находятся под динамическим контролем, им необходимо вести здоровый образ жизни и проходить регулярные обследования, но это не мешает жить полноценно. Например, один мой хороший знакомый, которому пять лет назад пришлось полностью удалить левое легкое, живет в деревне, активно занимается рыбалкой, а вначале, когда только узнал свой диагноз, решил, что жизнь кончена – продал лодку, раздал все свои сети… После успешной операции он собрался с силами и вернулся к прежней жизни, у него все хорошо и много планов на будущее.

Учиться всю жизнь

Когда Константин Вальков делал первые шаги в профессии, родители-врачи предупреждали, что в будущем потребуется много терпения и внимания – ведь больному человеку важно, чтобы его выслушали и помогли победить болезнь. Они настраивали на то, что надо быть готовым учиться всю жизнь, потому что медицина быстро развивается.

Будучи начинающим врачом, Константин Владимирович обращался к отцу за советами и даже ассистировал ему в операционной, когда в ординатуре знакомился с работой всех онкологических отделений диспансера. А с мамой до сих пор обсуждают интересные и сложные клинические случаи: вместе смотрят данные КТ и МРТ, рентгеновские снимки. Своим примером родители дали ему правильный настрой и привили любовь к профессии.

Самым трудным в работе Константин Вальков называет ситуации, когда человек обратился за помощью слишком поздно, и понимаешь, что вряд ли сможешь ему помочь. Впрочем, множество позитивных исходов и благодарных пациентов уберегают от профессионального выгорания.

– Просто хочется помочь человеку – это главная мотивация, – говорит Константин Владимирович. – В нашей работе надо быть немного психологом, чтобы к любому человеку найти подход, для каждого подобрать свои слова и все это правильно преподнести, объяснить суть лечения. Когда видишь, что человек пришел в отделение с настороженностью и опаской за будущее, а после операции ему становится легче, он выписывается от нас с надеждой на завтра и строит планы на жизнь – это лучшая награда.

У Константина Валькова есть любимая книга о медицине – «Сердце хирурга» Федора Углова. Она очень мотивирует, жизненные принципы главного героя достойны уважения и подражания.

Для достижения успеха в профессии важно ставить себе амбициозные, но реалистичные цели. Надо понимать, чему ты должен научиться, в каких направлениях двигаться. И действовать, а не оставаться мечтателем: выработать точный план и следовать ему. По этому пути Константин Вальков шел в студенчестве, придерживается его и сейчас.

Например, регулярно повышает квалификацию: ездил на специализацию в НМИЦ онкологии имени Н. Н. Петрова в Санкт-Петербург и строит планы насчет новой стажировки, ведь это возможность поучаствовать в качестве ассистента в новаторских операциях и привезти передовые технологии в свое отделение.

– Еще есть мысль в будущем дополнительно учиться и получить диплом сосудистого хирурга, – делится Константин Владимирович. – При операциях мы сталкиваемся с тем, что опухоли прорастают в крупные сосуды, в аорту, при этом можно было бы выполнить радикальную операцию с резекцией сосуда и его протезированием. Пока такой возможности у нас нет, но я очень хотел бы освоить методику и развивать это направление.

Наталья Сенчукова

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 12 августа 2022 г.