Колыбель для корабля: на соломбальской верфи строится коч

Поморский коч

Мосеев остров в Соломбале сродни корабельному носу. Здесь, в месте, справедливо называемом колыбелью отечественного флота, сегодня возрождается деревянное судостроение.

Трудно найти человека, который не слышал бы о знаменитых поморских кочах – тех, что бороздили полярные моря еще до появления в российских водах голландских, английских и прочих европейских мореплавателей. По крайней мере с XV века эти парусники устремились к арктическим островам и побережьям, по сибирским рекам и волокам. Их конструкция позволяла кочам действовать в самой сложной ледовой обстановке. Льды не затирали корабли, а выдавливали их на поверхность ледяного поля благодаря округлой, яйцевидной форме корпуса. Эту их особенность использовал Фритьоф Нансен при постройке «Фрама». Так что не только русские корабелы учились уму-разуму у Европы, но и европейские мореплаватели перенимали наши ноу-хау. Так же, как опыт выживания в условиях Севера.

Собственно, и российскими-то арктические воды стали благодаря плаваниям поморов в высоких широтах. Памятниками первопроходцам, имен многих из которых мы просто не знаем, стали кресты на суровых берегах. Другие, как Семен Дежнев, запечатлены на географических картах.

Увы, поморское мореплавание не раз в истории становилось жертвой очередных зигзагов государственной политики. То запрещали Мангазейский ход по морю в Сибирь, дабы иноземцы не пронюхали о пушных запасах Мангазеи, – в результате древний город пришел в упадок и опустел. То Петр I наложил царское вето на строительство традиционных поморских судов и нанес ощутимый удар по северному кораблестроению. А в дальнейшем уже не политика властей, а наступление технического прогресса окончательно вытеснило парусные корабли со столбовой дороги истории.

Несмотря на все эти перипетии, Поморье всегда с гордостью носило бренд Родины северного мореплавания, энтузиасты время от времени предпринимали походы путями поморов. Однако до такого масштабного судна, как коч, руки у кораблестроителей пока что не доходили.

О необходимости помнить деяния наших предков напоминает Глеб Плетнев, который руководит строительством современного поморского коча, кроме того, он возглавляет Фонд возрождения традиционного судостроения и арктического мореплавания. В ангаре на Мосеевом острове в прошлом году был заложен покоритель полярных морей.

Со стороны корабль напоминает скелет какого-то гигантского морского животного. Ребра шпангоута еще не обросли деревянным «мясом» и «кожей» – обшивкой. Длина будущего корабля более 19 метров, высота борта – три метра, максимальная ширина – почти шесть метров, водоизмещение – 60 тонн, осадка – 1,6 метра, площадь парусности – 183 метра. Историческим прообразом его стали кочи «Обь» и «Экспедицион», участники Великой Северной экспедиции. Основные параметры судна взяты из материалов архива ВМФ России.

Арктическая школа традиционного деревянного судостроения, открывшаяся в октябре в Архангельске, собрала энтузиастов отовсюду: из Холмогорского района, Коряжмы, Карелии, Пермского края, центральных регионов России.

Впрочем, деревянное судостроение – это не только классический коч. Это и более скромные, но притом надежные лодки – такие, как лешуконка, построенная, кстати, для Севералмаза. То есть и в наши дни старые добрые суденышки востребованы, причем даже крупными компаниями. А вот потомки тех, кто путешествовал по морям и рекам на карбасах, лешуконках, лекшмозерках и других народных средствах передвижения, теперь предпочитают мотор парусу и веслам. В сознании же архангелогородцев парус однозначно ассоциируется с яхтенным спортом. А ведь вдохнуть жизнь в старинную традицию нужно не только ради самой традиции.

– В дельте Северной Двины более ста островов, – напоминает Глеб Плетнев. – Туристические и событийные походы на коче к островам – это возможность показать уникальную природу региона и дойти до самобытных деревень в течение одного дня, получить не только удовольствие, но и возможность прикоснуться к истории. Развитие деревянного судостроения – это и поддержка труднодоступных территорий.

Последнее для островов двинской дельты – тема более чем актуальная: в течение одной ноябрьской недели из-за штормовой погоды Кегостров дважды оказывался отрезанным от остального мира. Еще более сложная ситуация периодически складывается в Вознесенье, других населенных пунктах. В парусную эру, когда не изобрели еще теплоходов, проблему транспортной доступности местные жители с успехом решали.

Арктическая школа деревянного судостроения создана в рамках Судостроительного кластера Архангельской области, его директором по развитию является наш собеседник. Главной целью проекта заявлено формирование экспедиционного маршрута по объектам историко-культурного наследия Севера и Сибири. Задача школы корабелов – собрать команду участников, прошедших теоретическую и практическую подготовку, и, уже зная, кто на что способен, предложить принять участие в экспедициях в Западной Арктике. Прежде всего предстоит пройти путем «Оби» и «Экспедициона». Кстати, коч будет направляться не только силой ветра – на нем, как и на всяком современном корабле, установят двигатель. Ведь следование традиции вовсе не означает механического возврата к прошлому.

Поморский коч

– Во всем мире верфи деревянного судостроения поддерживаются государством, – напоминает Глеб Плетнев. – Суда используются и для размещения небольших кафе и ресторанов с блюдами региональной кухни, и как место для проведения историко-культурных и образовательных мероприятий. Это архиважно не только для того, чтобы показать картинку, но и по сути.

«Коч – собирательный образ, процесс воссоздания утраченного исторического объекта для использования его в современных условиях», –сказано в аннотации проекта. По словам Глеба Плетнева, коч может стать площадкой для использования музейными объединениями, бизнес-сообществом, региональным министерством культуры.

– Экспедиционные и туристические походы по морям и рекам, возможность участвовать в природоохранных мероприятиях, исследовательской работе совместно с научным сообществом, в фестивалях, праздниках, днях памяти, – перечисляет он возможности, открывающиеся после завершения строительства коча. Это, как уже было сказано, и привлечение внимания жителей Поморья, прежде всего молодежи, к наследию предшествующих поколений. Интерес такой есть, он растет. В этом наглядно смогли убедиться участники экспедиции по шести регионам Севера и Сибири, посвященной 75-летию Победы. Как рассказал Глеб Плетнев, поход под парусами вызвал живой интерес со стороны местных жителей и, что отраднее всего, молодежи. Шли на современных яхтах «Жемчужина» и «Сибирь». А если бы это был классический поморский коч? В тех населенных пунктах, где давно не видели ни туристов, ни парусов, можно создать точки роста – разумеется, если привлечь к этому внимание муниципальной власти. «Забытый берег может стать центром развития туризма», – считает руководитель проекта.

Среди тех, кто активно поддержал инициативу, и Русское географическое общество, и различные предпринимательские структуры.

– Заканчивая строительство коча, – продолжает он, – мы получим модель взаимодействия команды проекта и команды строителей. Эта модель может привлечь и новых заказчиков для строительства новых типов судов, так как инфраструктура для этого уже будет создана.

В следующем году Россия будет председательствовать в Арктическом совете. И это – дополнительный повод привлечь внимание к истории освоения российского сектора Арктики, формирования групп русского старожильческого населения Севера, в частности поморов, становления нынешних границ России. Так что тема приобретает геополитическое звучание в условиях нынешней непростой ситуации в мире.

– Мы идем первопроходцами и сами себе ставим задачи, – говорит руководитель проекта, привлекая к этому все наши возможности, прекрасно понимая, что это не коммерческий проект.

Точный срок, когда поморский коч спустят на воду, назвать пока трудно. Во всяком случае это событие должно произойти в ближайшие годы.

Анатолий Беднов

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 19 ноября 2020 г.