Говорит Архангельск — №3

Марина Даценко, санитарка Катунинской амбулатории:

– В выходные вернулась из путешествия в сказку Шахерезады. Ездили с дочкой и ее подругой в Арабские Эмираты. Солнце, пальмы, Персидский залив… Но в первую очередь страна поразила архитектурой. Почти во всех городах гигантские высотные здания, напоминающие инопланетные постройки захватчиков или марсиан. Едешь на автобусе или в метро – глаза разбегаются. Особенно в Дубае. Метро там, кстати, автоматизированное, и многие станции над землей. Нам удалось покататься в первом вагоне, без машиниста, из которого открывались космическо-урбанистические виды. 

Купила много сувениров, сладостей для семьи, друзей и на работу, а для себя – несколько флакончиков парфюма, произведенного в Эмиратах. Хочется сохранить впечатления от этой поездки как можно дольше. 

Путешествия для меня – это заряд энергии, бодрости, сил и вдохновения. Как только приехала, сразу начала прибираться, заниматься домашними делами. В первый же день пробежалась на лыжах. 

А когда эмоции поутихнут, буду делать фоторамку из ракушек, привезенных с залива.

Ночь на Майдане

Павел Пупков, сварщик:

– Можно сказать, что ночь со вторника на среду я провел на Украине, в Киеве. До четырех часов не мог уснуть, следил за новостями в социальных сетях, «Твиттере». Все это страшно и жутко. Кажется, что ситуация на Майдане одновременно показывает нашу страну и в 90-е, и в недалеком будущем… 

Вспоминаются беспорядки в Москве и марши миллионов два года назад. У нас такое тоже могло быть. Совсем недавно украинский ОМОН предупреждали, как бы потом всем не было мучительно больно. И вот сегодня уже объявлен траур по погибшим. Причем страдают невинные. Например, такие, как журналист телеканала «Вести». Ведь у меня есть родственники на Украине. Правда, они живут в Донецке. Там, конечно, относительно тихо и спокойно. Но все равно порой выходить на улицу страшновато. Они, кстати, хотели бы быть поближе к России. Эти события для меня, как и для многих, кажется, затмевают даже Олимпиаду.

Ветерана войны не хотят лечить

Любовь Викторова, пенсионерка:

– Моя главная забота – ухаживать за своим отцом, Виталием Федоровичем Струговым. Он инвалид войны, ему 87 лет. Воевать пошел, когда еще и восемнадцати не было. На фронте папа был кинологом, потом снайпером, стрелял очень хорошо. Был ранен. А вот сейчас мы с ним боремся за место под солнцем. 

Отцу каждый год положено пролечиваться в санатории, но врачи не дают ему путевки. Говорят, что сердце у него слабое, постельный режим положен… А за деньги, говорят, пожалуйста, езжайте куда хотите! Я разговаривала с врачами из военного госпиталя. Они говорят, что вроде бы и надо дедушку в санаторий отправить, хуже не будет, но только одними разговорами все и ограничивается. 

Так мы с ним и живем. Каждый день потихонечку гуляем во дворе. Я бы его и в санатории так водила. Врачи говорят, что лечения никакого нельзя. А я уверена, что сбалансированное питание, душевный разговор, кое-какие физиопроцедуры ему бы не повредили.

Самые главные в жизни вещи – не вещи

Марина Меньшикова, директор туристско-информационного центра Архангельской области:

– Только что побывала в Пинежском районе – месте, где чудесно все: природа, история, люди. В 2015-м в Суре будет широко отмечаться 25-летие канонизации святого Иоанна Кронштадтского, ожидается приезд около двух тысяч гостей: официальные лица, священнослужители из 18 стран, паломники… 

Считаю, это событие должно дать толчок развитию в районе паломнического туризма, мотивировать местных жителей открывать гостевые дома, активно искать, чем можно привлечь туристов: давать мастер-классы по ремеслам, собирать дикоросы на продажу. И пример есть с кого брать – Шенкурск, Кенозерский парк. 

Чтобы успеть все и ничего не забыть, уже несколько недель посвящаю занятиям йогой на свежем воздухе, но не перестаю болеть за наших на Олимпиаде: считаю медали, переживаю…

А еще начала читать любимую Франсуазу Саган. Нет ничего лучше, чем ароматный кофе и любимая писательница, будто ведущая с тобой диалог. Лишний раз убедилась: самые главные в жизни вещи – не вещи.

Фармацевты любят баскетбол

Ксения Плавская, студентка:

– Я студентка, учусь на фармацевта. Родом я из Красноборского района. В Архангельске живу в общежитии. По выходным мы с подругой из нашей группы ходим в клуб, на каток. Недавно в колледже прошел «Парад талантов». Я принимала в нем активное участие, танцевала вальс. Еще в школе занималась бальными танцами, но сейчас с учебой ничего не совмещаю, так как очень много времени уходит на зубрежку. Все предметы очень сложные. 

В Архангельске здорово жить, только очень грязно, если сравнивать с Красноборским районом, там у нас такая чистота. Люди здесь неплохие, душевные, веселые. 

Слежу за Олимпиадой. Очень нравится фигурное катание, лыжный спорт, баскетбол. Баскетболом в школе я тоже увлекалась. И в колледже у нас недавно прошло первенство между первокурсниками. Фармацевты заняли первое место!

Зачем медсестре высшая математика?

Юлия Рамирова, автоклавер:

– Верчусь как белка в колесе. Днем работаю в областной детской больнице. Я автоклавер, стерилизую биксы – такие железные «кастрюли», в которых хранятся медицинские инструменты, а по вечерам учусь на медсестру в медколледже. На вечернем отделении четыре года нужно учиться. Времени на личную жизнь не остается, поэтому своей семьей пока не обзавелась. Прихожу домой, поем – и спать. Мама жалеет меня, но понимает. 

Недавно сдала сессию, очень тяжело было. Предметы все очень сложные, нужно тщательно готовиться к каждому экзамену. Уверена, что многие предметы вообще не нужны медработнику. Например, история и высшая математика. Скажите, ну зачем медсестре высшая математика? На вечернем отделении в медколледже учатся не только молодые студенты, некоторым тетенькам уже за сорок. Они все перезабыли из школьной программы, ох и сложно им было зубрить эту математику! 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 20 февраля 2014 г.