Геолог Арктики

nr45 16 18 25a50

Когда впервые попадаешь в высокоширотную Арктику, корабль, который у причала казался таким большим и прочным, представляется хрупкой скорлупкой. В шторм остается только закрывать глаза и думать, что по этим морям ходили и сотни лет назад, и совсем не на атомных ледоколах.

У Владимира Русанова репутация выдающегося полярного исследователя. И, что немаловажно было для участников и организаторов экспедиций, исследователя успешного. Все его экспедиции в труднодоступных и сложных условиях завершались благополучно и с отличным результатом. Может это его в итоге и погубило… Хотя даже исчезновение «Геркулеса» способствовало развитию российской науки и технологии. Для поиска пропавшей экспедиции Русанова и еще двух – Георгия Брусилова и Георгия Седова – в Арктике впервые использовали авиацию…

Революционер и эмигрант

Владимир Русанов рано остался без отца. Мама хотела, чтобы сын получил хорошее образование, и мальчик поступил в классическую гимназию. Но время учебы для него было трудным, как в гимназии, так и в реальном училище, а затем в Орловской семинарии и Киевском университете. Не потому, что он плохо учился. Как многие молодые люди конца ХIХ века, он активно участвовал в революционной деятельности, был подпольщиком. Русанов был замечен в студенческих беспорядках, за что и выслан в Орел, а затем и вовсе арестован. В тюрьме он прочитал книгу Фритьофа Нансена о полярных путешествиях. Об Арктике он, видимо, начал думать уже тогда. После освобождения из тюрьмы революционную деятельность будущий полярник не оставил, за что в 1901 году был выслан в Усть-Сысольск (сейчас Сыктывкар). А это уже совсем близко к тем местам, где он хотел побывать. Два года ссылки прошли, но Русанову не разрешили проживать в крупных городах России, тем самым поставив крест на продолжении образования в стране. И он уехал во Францию в Сорбоннский университет и продолжил учебу на естественное отделение.

Между Парижем и Новой Землей

Вплоть до XIX века Новая Земля была фактически необитаемым архипелагом, возле которого ловили рыбу и охотились поморы и норвежцы. Иногда возникали мелкие дипломатические конфликты, в которых Российская империя неизменно заявляла, что «Архипелаг Новая Земля является во всей целостности российской территорией».

По окончании университета – а специализировался Русанов на геологии – у него появилась возможность защитить докторскую. И он принял решение собрать для нее материал на Новой Земле. Архипелаг, а особенно его северная часть, оставался практически terra incognita.

В Архангельске, куда в 1907 году прибыл Русанов, его идею приняли на ура и всячески способствовали подготовке экспедиции. Первые свои исследования на Новой Земле геолог провел в проливе Маточкин Шар. Они получили высокую оценку в Сорбонне, и, когда на следующий год французской экспедиции потребовался геолог для работы на архипелаге, выбор пал на Русанова. В ходе той экспедиции он впервые пересек пешком остров Северный.

В 1909, 1910 и 1911 годах Русанов – уже авторитетный ученый, руководитель русских научных экспедиций. В 1910 году на судне «Дмитрий Солунский» он обошел Северный остров Новой земли впервые после похода Саввы Лошкина. Считается, что помор Савва Лошкин первым прошел вдоль всего восточного берега Новой Земли и обогнул ее, проведя две зимовки на восточном берегу. Было это, по разным данным, или около 1742 года или около 1760 года. Экспедиция получила много новых данных и значительно расширила знания о Новой Земле.

Тайна «Геркулеса»

В 1912 году Русанов возглавил экспедицию на боте «Геркулес» по обследованию угленосных районов Шпицбергена. Двадцать восемь заявочных знаков, поставленных Русановым, закрепляли за Россией право на разработку угля на Шпицбергене. Были собраны палеонтологические, зоологические и ботанические коллекции, а во время плавания на Шпицберген и в его прибрежных водах ученые провели океанографические исследования. Предполагалось, что на этом экспедиция и закончится – троих из 14 участников Русанов попутным норвежским судном отправил на материк, а «Геркулес» отправился дальше. Недаром запасы изначально были взяты на полтора года – для исследования Шпицбергена столько не требовалось.

Русанов очень интересовался возможностями Северного морского пути, «судоходством между Архангельском и Сибирью через Ледовитый океан». У него была, например, идея огибать Новую Землю не с юга, через Карские Ворота, а «как можно севернее». Этот путь короче, и сейчас используется, причем в последние годы все активнее. Даже маяк на мысе Желания в 2015 году возобновил свою работу.

«Геркулес» отправился в плавание вокруг мыса Желания на восток и пропал без вести. Время и обстоятельства гибели экспедиции остаются невыясненными. В 1934 году на островах у западного побережья Таймыра были обнаружены деревянный столб с надписью «Геркулес 1913» и некоторые вещи участников экспедиции. Следы стоянки и останки людей, возможно, экспедиции Русанова, обнаружили на Таймыре и в 2000 году.

nr45 1 6565 80a84

Геологи за работой. Залив Иностранцева. Фото Ирины Скалиной

О геологии Новой Земли

В архангельских Гостином Дворе проходит выставка, посвященная геологии Новой Земли «Русская Арктика: геология и ландшафты». Как говорит геолог Дмитрий Крюков, с работ Русанова началось геологическое исследования севера этого архипелага. Среди образцов, конечно, нет именно найденных Русановым, но есть породы, впервые им описанные. Например, на мысе Желания он описал выходы кварцевых конгломератов, в различных точках – типичные новоземельские сланцы, известняки и другие породы.

Конечно, за сто лет в работе геологов изменилось многое: появились новые инструменты и методы. Уже в 30-х годах прошлого века участник арктических экспедиций Русанова Рудольф Самойлович руководил экспедициями по геологическому изучению Новой Земли, в рамках которых проводились «взрывные» (сейсмические) работы. Сейчас используются электроразведка, гравиметрические, магнитные исследования. Лабораторные методы позволяют получать более детальную информацию о происхождении горных пород. Однако, главное – полевые работы, изучение и описание геологических обнажений, отбор образцов никто не отменял. Они, как и во времена Русанова, по-прежнему остаются основой работы геолога.

Добавим, что Владимир Русанов является прототипом капитана Татаринова из книги Вениамина Каверина «Два капитана».

Мария Березина

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 17 ноября 2016 г.