«Зеленый переход» как шанс для Поморья

Впервые о проблеме изменения климата всерьез заговорили в 90-е годы прошлого столетия, в 1997-м был подписан довольно ко многому обязывающий страны-участницы Киотский протокол. Но тогда «жертвы аборта» перестройки СССР были заняты совершенно другими делами, и климатическая повестка дня банально не отложилась в сознании «дорогих россиян». Для наших соседей по Баренц-региону – Финляндии, Швеции, Норвегии – проблемы изменения климата оказались значительно ближе. И, что самое главное, их решение позволяет выдвигать новые масштабные проекты, организовывать рабочие места, привлекать инвестиции со всего мира. «Зеленый переход» энергетики на новые, неуглеводородные источники может, и должен стать стимулом развития экономики Архангельской области.

Сенька и шапка

В конце октября, в Архангельске проходил экофорум ECO-MEDIA-Barents. Его лейтмотивом стала идея активнее подключаться к глобальной экологической тематике, предполагавшая обсуждение проблем наших скандинавских соседей – прежде всего Норвегии. Лично мне эта идея показалась сомнительной.

Организаторы конференции, в основном из Москвы, под сурдину борьбы с захоронениями в морях отвалов ГОКов, что, по их мнению, распространено в Норвегии, по сути, предложили лишь одной Архангельской области в это благородное дело материально вложиться. Под надуманными предлогами, по сути, нам предложили отказаться от проекта разработки Павловского месторождения на Новой Земле. Но самое главное – претензия на полноценное участие в обсуждении современных экологических проблем человечества предполагает хорошее знание и согласие с концепцией глобального потепления, принятого в мире за основу стратегии изменений в экономике.

Концепция «зеленого перехода», то есть формирования энергетики, которая бы не выделяла парниковые газы в атмосферу, является сегодня пропуском в цивилизованный мир. Россия, с одной стороны, подписала еще в далекие 1990-е Киотские, а совсем недавно Парижские соглашения, в которых предусматривается отказ от экономики, основанной на сжигании углеводородов. Однако же стратегия экономического развития страны, трансформация энергетики пока что не пересматриваются.

По-прежнему в ближайших планах – рост добычи нефти и газа, строительство атомных станций. А ведь российское Карское море, возможно, крупнейший в мире могильник, на дне которого пребывает до 90% всех ядерных отходов СССР и России. А это где-то около 17 тысяч контейнеров с токсичным содержимым. Что с этим делать и то, как утилизировать последствия работы мирного атома, пока не знает никто.

Солнце, ветер и вода – лучшие друзья природы. Использовать эти естественные силы –  наиболее эффективный способ приостановить потребление углеводородного сырья и, возможно, остановить тем резкий рост потепления климата на земном шаре. Казалось бы, это должно быть понятно всем.

К сожалению, зачастую в федеральных СМИ России почему-то стало хорошим тоном если не высмеивать теорию глобального потепления, то авторитетно и безапелляционно утверждать, что она не доказана. Или же акцентировать внимание на том, что мировое научное сообщество не имеет единого мнения о причинах резкого изменения климата за последнее столетие.

– Сомневаться в том, что глобальное потепление происходит по причине выбросов парниковых газов в результате жизнедеятельности человека, равносильно сомнениям в шарообразной форме Земли. Есть люди, которые считают Землю плоской, но вряд ли стоит к ним прислушиваться, – рассуждает Арне Мюллер, отвечая на прямой и уже не первый вопрос о валидности теории изменения климата.

Мюллер – известный шведский журналист, пишущий на экологическую тематику. Именно ему удалось организовать для небольшой группы журналистов из российских областей, входящих в состав Баренц-региона, пресс-тур по северу Швеции, с тем чтобы воочию показать, как осуществляет «зеленый переход» самая большая страна Скандинавского полуострова.

Помогала шведскому экоактивисту международная журналистская организация «Баренцпресс», осуществившая открытый конкурс и отбор кандидатов практически по всему Баренцеву/Евроарктическому региону. Благодаря этому проекту мне удалось своими глазами увидеть, что собой представляет «зеленый переход» для этой самой большой страны Скандинавского полуострова.

Увиденное не только убедило в том, что к экологической теме соседи относятся очень серьезно, но и подсказало направление «зеленого перехода» для Архангельской области.

Экология переезжает… во власть народа

Буквально в самом начале нашей поездки открылась связь «зеленой темы» и вопросов политики. Экология, можно сказать, предстала в виде покрывала Майи на обворожительном теле современной демократии.

Кируна – молодой город, ему чуть больше 100 лет, расположен на самом севере шведской Лапландии. Город был основан с тем, чтобы освоить богатейшие залежи железной руды.

С одной стороны – это самая большая по территории коммуна королевства и даже вторая в мире, а с другой стороны – само ее существование определено необходимостью развития горнорудного дела. Кируна изначально планировалась как город-модель новых социальных отношений. Этот благородный замысел в каком-то смысле задал его непростую судьбу – в ближайшее десятилетие центральной части Кируны придется переехать на несколько километров.

Дело в том, что с середины прошлого века шведская государственная горно-добывающая компания LKAB, добывающая железо в Кируне, решила перейти от открытого способа добычи к шахтному. Однако тело месторождения руды уходит вглубь прямо под городом. В результате горных разработок город постепенно начал оседать, возникла угроза прежде всего для подземных коммуникаций. В 2004 году руководство компании заявило властям о необходимости перемещения города. И здесь началось самое интересное, а что именно – рассказал нам Стефан Сидберг, консерватор и зампредседателя городского совета Кируны.

Власти коммуны решили поддержать идею переезда. Собственно, иных вариантов и не было – даже если прекратить добычу руды, проседание грунта не остановится. Приняли решение разработать новый план города, уплотнить его, сделать максимально удобным для проживания и близким к природе.

Население Кируны – около 23 тысяч человек, до 2033 года свыше четверти населения должны сменить место проживания. С 2017-го процесс пошел, уже около тысячи кирунчан обрели новое жилье. Ценные с точки зрения истории города дома было решено перевозить. А горожанам предложены следующие варианты: жители могут получить либо компенсацию в размере рыночной стоимости жилья плюс 25% сверху, которые предназначены для уплаты налогов, либо сопоставимое по цене со старым новое жилье, им могут предложить несколько вариантов и помогают сделать планировку.

Предполагается предварительное проведение независимой оценки сносимых домов. Понятно, что цена нового дома равноценной площади определенно будет выше. Съемная квартира в новом доме тоже будет дороже, но здесь действует переходный период на девять лет, в течение которого плата будет подниматься постепенно.

Таким образом, поскольку LKAB является причиной массового переезда, то основной источник финансирования был изначально определен. По предварительным подсчетам, компания должна выплатить компенсаций на 75 млрд крон – это почти 500 млрд рублей, LKAB уже выделила на эти цели 13 млрд крон. При этом была выработана справедливая  формула, предусматривающая и финансовое участие горожан.

Надо сказать, что известие о переезде города отнюдь не повлияло негативно на местный рынок недвижимости – скорее даже наоборот. Но не все так уж воодушевлены предстоящими трансформациями. Дело в том, что окончательно не определились масштабы переноса города, он может оказаться разорванным на две части – новую и старую.

Стефан Сидберг признал, что живет в сомнительной зоне и не знает точно, будет ли он переезжать. В фильме «Кируна: прекрасный новый мир», показанном на прошедшем недавно в Архангельске Arctic open, замечательно представлены возрастные отличия в восприятии проекта: если для молодежи предстоящий переход Кируны в формат Smart City кажется привлекательным и перспективным, то для людей пожилых он психологически неприемлем. Их память теряет опору в реальных вещах.

В СМИ будто бы проводили некие опросы, причем чуть ли не все участники высказались за переезд. Однако референдум местная власть организовать категорически отказалась – по словам Стефана Сидберга, они хотели избежать излишней политизации проекта. Видимо, противников у него все же немало, но и альтернатива не просматривается. То есть демократия даже в Швеции имеет вполне осязаемые пределы. Но сомневаться в ее существовании не приходится.

– В Швеции коммуны имеют право монополии на планирование, а это значит, что по закону LKAB должна получить одобрение руководства города на изменение плана поселения. Только так может быть проведено переселение Кируны, – объяснил специфику взаимодействия местной власти и компании чиновник. – А с другой стороны, если коммуна запросит слишком много, то компания может просто прекратить здесь производственную деятельность.

Впрочем, отчасти интересы LKAB и местной власти пересекаются в их претензии к Стокгольму – столица почему-то не желает оплачивать перенос железнодорожной линии, а LKAB отказывается брать на свой и без того напряженный баланс его стоимость.

Как бы ни относиться к проекту переезда Кируны, ясно одно: экология имеет самое непосредственное отношение к вопросам политического, административного устройства страны. Если вопросы разделения полномочий власти различного уровня четко прописаны в Конституции и основаны на здравом смысле и длительном мирном существовании нации, то проблем, как показывает шведский опыт, не возникает.

«Нулевое солнце» Шеллефтио

В небольшом, но очень красивом городке Шеллефтио, расположенном в южной части шведской Лапландии, строят деревянный 16-этажный небоскреб высотой 76 метров. Стоимость проекта – 800 миллионов шведских крон. В нем разместят гостиницу, народный театр, художественную галерею, музей современного искусства и городскую библиотеку.

Как объяснил нам Арне Мюллер, строительство деревянных домов – органическая часть «зеленого перехода». Такие жилища способствуют поглощению углекислоты из атмосферы, но самое главное – они считаются оптимальными с точки зрения экологии, так как их утилизация после того, как они обветшают, не представляет серьезных затруднений. Так что дерево начинает победное возвращение в шведские города, хотя пока что в виде неких модельных решений.

По крайней мере проект «умного дома», который также разрабатывается в Шеллефтио, пока не рассчитан на деревянное решение. Фредди Свенсон, менеджер проекта, с увлечением рассказывал о смелом проекте возведения в северной части страны домов, в которых крыша покрыта солнечными панелями. По его словам, дом строился типовой, без какого-либо специального исполнения и уже функционирует полтора года.

Надо сказать, что погожих ясных дней в этой части Швеции не так уж и много, зато летом светло. Как можно было понять из объяснений, именно за счет полярного дня новая технология и предполагает успешное автономное функционирование всех основных систем жизнеобеспечения дома. Летом энергия копится, зимой потребляется. Что собой представляют эти новые аккумуляторы – тщательно скрывается. Известно только, что технология основана на выработке и хранении водорода, он довольно-таки взрывоопасен, но решения, по словам разработчиков, имеются.

– Если мы найдем здесь, в Шеллефтио, решение, как жить за счет энергии солнца, то его можно будет найти всюду – так сформулировал миссию проекта Фредди Свенсон, признавшись, что сам хотел бы жить в таком доме. Но пока что требуется время для сертификации этого необычного жилища.

А неподалеку ведется строительство завода по производству солнечных батарей. Компания Northvolt планирует здесь развернуть и производство аккумуляторов для хранения солнечной энергии, одно из крупнейших в Швеции, рассчитанное на производство мощностей в 32 гигаватта в год с перспективой роста до 40. По словам Джеспер Вигарт, менеджера по PR, в планах производство автомобильных аккумуляторов. 67 тысяч электромобилей новое предприятие сможет оснастить источником питания. Как говорится, времени на раскачку нет – согласно расчетам климатологов, через 12 лет «зеленый переход» должен завершиться. Уже сейчас многие автогиганты заявляют о прекращении выпуска автомобилей, работающих на двигателях внутреннего сгорания.

Но автотранспорт – лишь крупный сегмент в сетке продуктов нового завода, на котором будут трудиться 450 человек. В основном аккумуляторы будут востребованы для различных технических работ под землей, в шахтах. Это значительно уменьшит потребности в вентиляции.

Себестоимость киловатта у шведов будет намного ниже, чем сегодня в Китае. В сотрудничестве с польскими учеными в Гданьске компания решает также и проблему утилизации солнечных батарей.

Переработку аккумуляторов, производство основных комплектующих планируется производить здесь же. Нам показали подготовку гигантского котлована, уже в 2020 году намечается пуск первой очереди.

Солнечная составляющая имеется и в обычном бензине. Компанию Sunpine, расположенную неподалеку от небольшого городка Питео, называют шведским масляным резервом. Из таллового масла, хорошо известного в российской ЦБП побочного продукта при производстве целлюлозы из древесины хвойных пород, здесь изготавливают присадку к бензину.

В результате выброс углекислоты в атмосферу снижается до 90%. Технология производства в какой-то степени уникальна – шведский предприниматель Грюдарем Стигсон сначала планировал производить натуральное средство от повышенного холестерина. Но затея оказалась слишком хлопотной, а в результате получили экологичную добавку для бензина. Уже в 2006 году в Питео было начато строительство завода. Запустили через четыре года – производство небольшое, рассчитано примерно на 60 человек. Всего два цеха – в одном получают присадку, в другом делают канифоль.

На сегодняшний день Sunpine потребляет треть всего объема таллового масла, получаемого в отрасли, даже закупает сырье из США. Ищут поставщиков по всему миру. Компания производит 100 тысяч тонн дизеля – это два процента от всего потребляемого в Швеции.

Полезный эффект – снижение выброса СО2 на 250 тысяч тонн. Производит компания и другие продукты для химической промышленности. Инвестиции в производство значительны – превысили 1,4 миллиарда крон (около 10 млрд рублей). Судя по тому, что только с 2017 года проект начал приносить прибыль 25 млн евро, то окупится он не так уж и скоро. Но поскольку проект не имеет аналогов в мире, такие долгие инвестиции собственника устраивают.

В Питео – дуть!

Главный проект коммуны Питео – «Маркбюгден». Уже к 2022 году компания Svevind планирует здесь строительство одного из крупнейших ветропарков в мире и Европе – 1101 турбина.

Объем инвестиций превысит 60 млрд крон – это около 6 млрд евро. Svevind выбрала малонаселенную территорию коммуны неслучайно: помимо отличных ветровых характеристик этот будущий центр европейской ветроэнергетики имеет еще одно неоспоримое достоинство – здесь проходят две ветки мощных ЛЭП.

К концу 2019 года количество работающих ветрогенераторов составит 206, а спустя год планируется пуск первой очереди – 350 установок. Далее проект будет расширяться до запланированных мощностей на территории свыше 450 квадратных километров.

Три европейских производителя ветроустановок из Германии и Швеции задействованы в проекте, а сам «Маркбюгден» на три четверти принадлежит китайской компании, специализирующейся в сфере ядерной энергетики. Питео – порт в Ботническом заливе, что позволяет оперативно завозить оборудование морем. Всего с момента начала реализации проекта организаторы насчитали 2357 транспортов.

Для того чтобы снизить нагрузку на экологию на территории ветропарка, наладили производство бетона, необходимого для строительства. Важно то, что цена проекта включает в себя обслуживание и демонтаж оборудования за счет производителя. Средства на эти цели переводят на спецсчета коммуны. Решен даже вопрос с покупателем электроэнергии – им будет норвежский производитель алюминия Norsk Hydro.

Ветроэнергетика развивается и у наших соседей – в Мурманской области. Как сообщает мурманское агентство B-port, осенью 2019 года итальянская компания Enel начала строительство ветропарка на автодороге Кола – Серебрянские ГЭС.

Проект достаточно крупный – на площади 25 квадратных километров планируется построить ветрогенераторы, способные выдавать 750 гигаватт электроэнергии в год. Цена вопроса –  около 22,5 млрд рублей. А первая российская ветряная электростанция в Арктике была построена еще в далеком 1993 году. Электростанция «Заполярная» расположена в Республике Коми в 32 километрах от Воркуты. Шесть ветряков общей мощностью 1,5 мегаватта сейчас законсервированы. 

Возможно, и Архангельской области имеет смысл присмотреться к опыту использования энергии ветра, на побережье Белого моря для отдаленных поселений использовать ее вполне реально. Планы устанавливать ветрогенераторы имелись для Соловецкого архипелага, однако они не реализовались. По словам местных экспертов, могло повлиять включение Соловков в списки памятников, находящихся под защитой ЮНЕСКО.

Экология успеха

Следует отметить, что север Швеции издавна является промышленно развитым регионом страны, за счет которого главным образом и пополняется ее бюджет. Это накладывает свой отпечаток и на отношение отдаленных провинций – Норботтена и Вестерботтена – со Стокгольмом. Здесь также имеются проблемы с взаимными расчетами. Важно то, что существует отлаженный механизм финансирования проектов, средства не исчезают, не растворяются, их оказывается достаточно.

Это очень важное достижение соседей, и оно связано, как представляется, прежде всего с тем, что рыночные принципы финансовой деятельности здесь никогда не ставились под вопрос. В Швеции давно уже не было войн, и вопреки учению Маркса, Энгельса и Ленина о неких локомотивах истории – социальных революциях страна избежала этого «удовольствия». Хотя Русский Север исторически всегда был территорией-донором, бесконечные войны и социальные потрясения, безусловно, сделали свое дело.

Второй важный момент также связан с этим: право местной власти, коммун определять будущее своих территорий. Поэтому навязывать какие-то проекты, якобы имеющие большое значение для всей страны, здесь не может никто. В этом, как представляется, кроется один из основных факторов экологического успеха шведов, который прекрасно конвертируется, как мы смогли убедиться, в реальные экономические прорывы.

Именно этот фактор делает жизнь шведов защищенной, они видят перспективы в завтрашнем дне. Неотъемлемые права коммун – это мощный стимул для самого доброжелательного, чуткого отношения людей друг к другу.

В небольшой коммуне Питео мы смогли увидеть настоящее чудо – современный орган в большом зале со специальной обивкой, позволяющей создавать оптимальный звуковой эффект. Концерты здесь проводят постоянно, а делать записи приезжают самые разные звезды эстрады. Такого рода проекты, конечно, сплачивают коммуну в единое целое.

И, наконец, третье. Швеция – открытая для сотрудничества со всем миром страна. Это чувствуется во всем: много трудовых мигрантов – из Йемена, различных африканских стран. Здесь и счастливые, опьяненные воздухом севера туристы из Китая, и сотрудничество с самыми разными государствами Евросоюза.

Возможно, главным фактором, сдерживающим развитие российских регионов, сегодня является отсутствие крупных совместных проектов даже в рамках, казалось бы, единой страны. Не так давно появилась такая возможность. Экспертный центр Проектного офиса развития Арктики, организация, созданная при профильном министерстве по развитию Дальнего Востока и Арктики, официально зарегистрировала идею возведения моста через горло Белого моря. И хотя идея автора состоит в соединении таким путем Архангельска и Мурманска, речь, конечно, может идти о большем.

Еще в прошлом году региональное отделение одной из политических партий предложило строить через горло Белого моря трансарктическую магистраль, соединяющую Мурманск не только со столицей Поморья, но и с портом на Баренцевом море Индигой, куда руководство НАО планирует подвести железнодорожный путь из Сосногорска, что в Республике Коми.

Надо ли говорить, что скоростная железная дорога, идущая вдоль побережья Баренцева моря, будет востребована для туристических маршрутов, что она даст мощный импульс развитию отрасли на всем Европейском Севере России. Станет возможной реализация и другой идеи, также давно пробиваемой общественниками в Архангельской области, – строительства приливных станций, как в Мезени, так и под мостом.

Вдоль железнодорожного полотна на побережье могли бы замечательно смотреться и ветрогенераторы. Все это позволило бы не только эффективно осуществить «зеленый переход», но и решать другую важную практическую задачу – регулировать уровень Белого моря. Ведь одно из следствий глобального потепления – рост уровня воды в Мировом океане, что может привести к затоплению территорий, расположенных на низких участках.

Как представляется, изменение климата – это новая возможность для кооперации, для преодоления давних проблем и последствий разного рода неудачных социальных экспериментов.

Очень важно не зацикливаться на проблемах, а совместно с другими регионами и странами-соседями находить и пробивать новые решения. И тогда «зеленый переход» не только состоится, но и приведет всех нас к новому, лучшему во всех отношениях качеству жизни.

Григорий Дитятев