«Здесь ориентируешься лучше, чем в городе»: специалисты рассказали, как проходит лесная перепись

В Архангельской области началась государственная инвентаризация лесов, которая позволит эффективно оценить лесной потенциал региона. До октября 2021 года будут определены количественные и качественные характеристики Архангельского, Березниковского, Северодвинского, Онежского, Емецкого, Карпогорского, Пуксоозерского и Сийского лесничеств. 

Инвентаризацию лесов проведут специалисты Архангельского филиала Рослесинфорга. Мы поговорили с заместителем директора филиала Сергеем Торховым.

Сергей Васильевич, расскажите, что такое лесная перепись?

– Архангельская область на 53,9% состоит из леса. Официально запасы лесного фонда региона оценивают в 2,7 млрд кубометров. Лесная перепись позволяет уточнить информацию почти по  100 показателям: происхождение, состав, форма, возраст, полнота, запас и класс товарности (промышленная оценка) древостоев, средние высота и диаметр деревьев, тип леса, наличие прироста и подлеска и многим другим. 

Мы разбиваем лес на боле менее однородные участки и подробно описываем их,  хотя это довольно сложно – лес все время меняется, достаточно по нему просто пройтись, чтобы понять, насколько это сложно. И люди учатся этому несколько лет. Специальность называется инженер-таксатор, таких специалистов  в России немного, не больше трех тысяч, из которых 46  наших, архангельских.  Готовят таких специалистов САФУ и технический колледж  им. императора Петра I.

Описание делается преимущественно в лесу. Люди уходят на полевые работы с мая по октябрь и проходят до тысячи километров за один сезон. На сегодняшний день в этой работе задействовано 28 человек. Работаем мы преимущественно по Архангельской области, но иногда вынуждены ездить и в другие районы. Раньше выезжали и в Читу, Республику Коми, Вологодскую область и Карелию, но сейчас мы стараемся работать преимущественно в нашей области, потому что потребность области превышает наши возможности.

– Шесть месяцев полевых работ ­– это довольно долго, расскажите, как работают инженеры в таких условиях?

– Работа идет с мая по октябрь, хотя раньше работу инженеры заканчивали в ноябре, сейчас стараемся заканчивать раньше: ведь когда наступают заморозки, работать  в таких условиях становится и правда тяжело, наверное,  поэтому у нас наблюдается дефицит кадров, далеко не каждый сможет.

Если говорить про работу, то инженеры-таксаторы каждый день проходят по 25 километров. При этом должны заполнить карточку таксации, которая содержит в себе разные данные. Ее заполняют вручную, словесным описанием и кодами. 

В этом году мы впервые в своей практике дополняем к этой технологии новую – полевые планшеты, полевой компьютер. У них небольшой вес – до 1 кг, и запись ведется прямо в нем, это позволяет кроме заполнения информации закачать в него справочную информацию, которая нужна инженерам: какие раньше были описания на этом месте, какой рельеф, фотографии, материалы дистанционного зондирования земли, а это  космические и аэроснимки.

Естественно, со всей этой информацией, инженеру работать легче. Предполагается, что в течение этого года мы получим еще около 50 таких полевых компьютеров, и тогда каждый инженер будет им обеспечен.  Но у этого есть и свои минусы: когда человек уходит в лес на долгий срок, понятно, что запас батареек инженеру тащить невмоготу, ведь когда собираешься в такой поход, там каждый грамм считаешь, лучше хлеба взять, чем батарейки.

– Значит, инженеры берут с собой только необходимое?

– У  нас не такая развитая дорожная сеть, чтобы каждый день возвращаться в какое-то благоустроенное жилье, поэтому берут только самое необходимое.  Даже настилы для ночлега инженеры делают из подручных материалов. А там уж кто как устроится – кто-то ходит с палатками, кто-то готов ночевать калачиком у костра, но не тащить лишние килограммы. Человек должен уметь жить в лесу, не только работать, но и отдыхать. 

– Для чего нужна лесная перепись?

– Экономика нашей области построена на использовании лесных ресурсов, а для этого нужно знать их характеристики.  Лесная перепись проводится чаще всего, когда есть потребность в освоении лесов.

Сколько можно вырубить леса, чтобы ему не навредить, через сколько он восстановится. За многие годы проведения лесоустройства, а это уже века, лес нужно описывать каждые десять лет на одной и той же территории. Каждый год мы выходим на полевые работы на новую территорию. Лес меняется постоянно: растет, подвергается хозяйственному воздействию, страдает от стихийных факторов (ветровалы, буреломы, пожары). И это у нас еще нет такого нашествия насекомых-вредителей, как в центральной части России, у нас просто валенок на них не выдают, холодно им у нас.

Кроме этого, собранные данные помогут выявлять и прогнозировать процессы, которые оказывают негативное воздействие на леса, оценивать эффективность мероприятий по их охране, защите и воспроизводству, расширять возможности лесопользования и привлекать новые инвестиции в регион.

– После того как инженеры-таксаторы возвращаются с полевых работ, чем они занимаются?

– После того как инженеры вернулись с полевых работ, начинается следующий этап работы – расшифровка данных. Они расшифровывают карточки-таксации, после чего собирают полное описание. На основе этой информации можно составлять таблицы изменения характеристики лесов, уточнять информацию о данном месте в старых таблицах. Такая перепись – главный источник информации о лесах, все экологи пользуются именно нашей информацией.

А вы сами ходили в экспедиции?


– Да, конечно, восемь лет проработал инженером-таксатором. Каждый год был по-своему интересен, новый год – новый опыт. Плохое, знаете, забывается.

– Есть какая-нибудь интересная история?

– Меня как-то забыли в лесу – высадили в одной точке, отряд был разбит на группы, поэтому мне пришлой пройти то до одного инженера, то до другого. И вот, когда я искал следующего инженера, я нашел лагерь,  но людей в нем не оказалось. Понял – ушли, перебазировались в другой район. Нашел я эту группу только через два дня. Вечером, когда сидели у костра, встал вопрос о том, что работа не доделана, а утром уже вертолет. Тогда решили работать до самого утра, ну а я пошел до следующего инженера, но дойти до него уже просто физически не успевал, утром по пути к следующему инженеру вижу вертолет в воздухе, его сложно не заметить,  а они из-за дождя сверху меня не увидели. Вертолет улетел без меня. Ну что делать – пришлось идти до ближайшего населенного пункта – 45 километров.

– Представляю, какие эмоции испытываешь, когда понимаешь, что вертолет улетел без тебя.

– В лесу потеряться невозможно, лес – наш дом, там свои просеки, как улицы и проспекты. Здесь ориентируешься лучше, чем в городе. 

Когда попадаешь в подобную ситуацию, понимаешь, что нужно быстрее выйти в населенный пункт, чтобы товарищи тревогу не забили, не волновались.  В остальном надежда только на себя и компас. Сейчас у инженеров есть подробные карты, компасы, аэросъемки, приборы спутниковой навигации. Сейчас GPS-навигаторы есть у каждого инженера.

Яна Кукушкина

Фото из архива ФГБУ «Рослесинфорг»

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 29 июля 2021 г.