Здесь явлен миру флаг российский

Архангельский историк Игорь Гостев в гостях у нашей редакции рассказал о наследии петровского времени

Пребывание в Архангельске Петра Первого, 350-летие со дня рождения которого отмечается в этом году, одна из самых ярких страниц региональной истории.

О том, как в Архангельске отмечается 350-летие великого преобразователя, о сюрпризах, которые и поныне преподносит историкам, казалось бы, хорошо изученная петровская эпоха, мы попросили рассказать заведующего отделом военной истории Архангельского краеведческого музея Игоря Михайловича Гостева.

Читателей сборника ждет сюрприз

В апреле в Архангельске прошел Малый Северный Петровский конгресс, в котором приняли участие не только представители многих регионов России, но и зарубежных стран. Расскажите о нем.

– Это впервые организованное в Архангельске научное мероприятие федерального уровня, которое посвящено Петру, благодаря юбилею и помощи Института Петра Великого, который организует большой Петровский конгресс в Санкт-Петербурге. Поскольку наш город связан с Петром, мы и решились на подобное мероприятие. Петр — единственный самодержец, который посетил наш город не с целью «великосветского туризма», а именно по делу. Архангельск один из немногих городов, в котором находится такое количество петровских реликвий.

К сожалению, беда Архангельска в том, что на сегодня в регионе практически не осталось исследователей петровской эпохи. Так получилось, что старики ушли, а молодое поколение нашей архангельской школы проигнорировало петровскую тематику на каком-то этапе – может быть, на этапе развала науки, который был в девяностых. Идея проведения конгресса была и в том, чтобы пригласить в Архангельск ведущих историков и показать молодежи, что этой тематикой серьезно занимаются в стране, что они интересна и востребована.

Получилось. Участники были приятно поражены уровнем представленных докладов, профессионализмом коллектива, который здесь собрался, потому что такое научное сообщество обычно собирается в Петербурге только один раз в год.

Мы тоже обратили внимание, что прошедший конгресс был очень представительным, многолюдным.

– Были представлены города от Омска до Калининграда и от Мурманска до Астрахани. Плюс международное участие, которого в принципе никто не ожидал. Конечно, изначально было заявлено больше иностранных участников.

Хотя реально приехал только представитель шведской научной школы и еще один участник, который официально не был объявлен, но его статья войдет в сборник. В будущем сборнике материалов конгресса еще ждут сюрпризы.

Во время конгресса в Архангельске было совершено небольшое открытие, касающееся Петра, статья о нем уже готова, она будет опубликована в сборнике, работа над формированием которого идет сейчас. И мы очень надеемся, что к осени он увидит в свет.

– Какие мероприятия предстоят в рамках празднования юбилея Петра?

– Главные мероприятия будут сосредоточены в Новодвинской крепости, они пройдут в июле. Тот праздник, который устраивается в ней уже десятый год, в этом году пройдет более широко, в течение двух дней: 9 июля – праздничное мероприятие в городе, поскольку 10-го многие приехать не смогут из-за логистических трудностей, которые пока что не решены.

Надо учитывать и ограниченность территории крепости, которая при всем желании не сможет одновременно вместить всех желающих. Поэтому решили разделить праздник на два дня.

Для жителей островных территорий мы принципиально проводим и будем проводить праздник в крепости, а для горожан в этом году – в центре города, с привязкой к музею и Красной пристани.

– Если говорить об островных территориях, нужно вспомнить, что Петр Великий неоднократно бывал на Кегострове. Но почему-то Кегостров практически не задействован.

– Просто потому, что, к сожалению, на Кегострове ничего не осталось с петровских времен.

Церковь, в которой он бывал, не сохранилась.

– Да, ее неоднократно переносили и перестраивали. Кегостров действительно был одним из любимых мест Петра. И мы до сих пор не можем найти объяснения, почему же Петр предпочитал участвовать в службах именно в Ильинской церкви. Есть версия, что на Кегострове девки были красивые…

– И якобы на Кегострове до сих пор живут потомки Петра.

– Если вспомнить все легенды, сказки, байки, их будет море. Если кто-то заявляет себя потомком Петра, надо проводить генетическую экспертизу.

Но Кегостров действительно любимое место Петра, знаковое место. Но там ничего не осталось, связанного с Петром. Может быть, с благоустройством, развитием Кегострова в новой Ильинской церкви появится что-то – возможно, памятник Петру рядом с ней. Как в Воронеже, где в храме висят мемориальные доски в память великих людей петровской эпохи, которые бывали в этой церкви. Почему бы и нет? Хотя Петр в Ильинской церкви любил бывать один, наедине с Богом, с ним обычно не было никого из свиты.

Колыбель российского флота

– Еще одно место Архангельска, связанное с именем Петра, – Соломбала.

– Место это до приездов Петра было неинтересным. Его первый корабль, яхта «Святой Петр», был построен на Мосеевом острове, а «Святой Павел» – на противоположном берегу протоки, там, где сейчас «Красная кузница», Петр его спустил на воду в 1694 году. Но до 1700 года там ничего не было. И только в 1700 году по указу Петра здесь основана верфь, на которой было построено шесть флейтов, торговых кораблей. Они были признаны и нашими, и европейскими специалистами кораблями великолепного качества.

Однако верфь долго не просуществовала, производство там пришлось свернуть из-за того, что началась Северная война. И собственно говоря, первое Архангельское адмиралтейство было открыто там, где сейчас территория между городским водозабором и торговым центром «Макси» на Ленинградском проспекте.

Там массово строились боевые корабли петровской эпохи. До 1715 года оно существовало именно там. И только в 1734 году адмиралтейство открылось в Соломбале. Да, Соломбала – петровское место, и очень хочется, чтобы там был открыт адмиралтейский парк или сквер. Через два архангельских адмиралтейства прошло около 90 адмиралов российского флота, в разных званиях и чинах, в разном возрасте. Тот же великий Павел Степанович Нахимов здесь служил еще молодым офицером.

Великий князь Константин Николаевич семнадцатилетним парнем, уже будучи молодым офицером, под руководством выдающегося русского ученого, президента Академии наук графа Федора Петровича Литке приезжал сюда начинать службу на флоте, командовал одной из мачт на линкоре «Ингерманланд», на котором ушел на Балтику. Здесь бывало очень много великих, выдающихся моряков.

Соломбалу, к сожалению, забросили в 1861–1863 годах, когда по повелению Александра II был ликвидирован Архангельский военный порт и, соответственно, адмиралтейство, после чего население Соломбалы уменьшилось на две трети, а Соломбала, которая до этого была независимым адмиралтейским селением, вошла в черту Архангельска и начала развиваться уже как центр лесопиления и деревообработки. Позже были возобновлены судостроение и судоремонт. События 1990-х годов, когда разорялись судостроительные и судоремонтные предприятия, вновь привели к упадку Соломбалы. Сейчас возрождается «Красная кузница», а с ней и Соломбала.

Под стягом царя Московского

Недавно вышла в свет ваша книга «Петр I на Севере», которую получили в дар участники конгресса…

– Книга изначально задумывалась как буклет по петровским реликвиям. Но потом оказалось, что по ним очень много новой информации, которая на момент издания предыдущих буклетов была просто неизвестна. Когда подняли всю информацию, возникла необходимость вспомнить те петровские реликвии, которые были вывезены из Архангельска, утрачены.

И тогда стало понятно, что это уже не буклет, а раздел книги. И соответственно, их надо привязывать к событиям.

В прошлом году ушел из жизни Юрий Николаевич Беспятых, который был одним из моих учителей, подтолкнувший меня к петровской теме. В своем фундаментальном труде «Архангельск накануне и в годы Северной войны», вышедшем в свет в 2010 году, он указывал на то, что некоторая информация остается до сих пор не исследованной.

Сведений, ранее не вводившихся в научный оборот, действительно оказалось немало. Пришлось все новые материалы по трем приездам Петра в Архангельск, которые уточняют старые описания многих событий, сделать первой главой.

Опять же, у нас в истории есть очень интересный момент. Создается впечатление, что между двумя первыми приездами Петра и основанием Новодвинской крепости в Архангельске ничего не происходило. На самом деле тогда было немало любопытных и значимых событий, происходивших по воле Петра и осуществлявших его замыслы. И эта история стала второй частью книги.

Собственно, судьбы петровских реликвий, сохраненных и утраченных, легли в основу плоскостной выставки, которая открылась на набережной. Она создана на основе некоторых из этих материалов.

  – Сейчас в Архангельске готовится еще одно издание, «Бархатная книга» – собрание документов за подписью Петра и его сподвижников.

– Она ожидается осенью. Там будут действительно интересные вещи. В ней большое научное предисловие, где рассказывается о судьбе этих документов.

– А какова судьба петровских флагов и знамен?

– До начала восьмидесятых считалось, что в стране сохранилось всего одно стрелецкое золотошвейное знамя, и хранится оно в Оружейной палате. 

Потом у нас в Архангельске определили, что хранившийся в музейных фондах кусок ткани – центральная часть знамени Холмогорского стрелецкого Гайдуцкого полка, и оно тоже золотошвейное. Уже в двухтысячных годах обнаружили центральную часть знамени Холмогорского Русского стрелецкого полка. То есть из трех золотошвейных стрелецких знамен два – в Архангельске. Знамена эти были изготовлены в Оружейной палате Московского Кремля по указу и на деньги Петра I.

Сейчас мы с помощью Государственного Эрмитажа пытаемся найти знамя, которое Петр Первый подарил коменданту Новодвинской крепости. Мы проследили его судьбу практически до советского времени: знаем, что оно было, знаем, как оно выглядит, знаем, когда его увезли из Архангельска, и разыскиваем уже не первый год. Может повезти, и мы его найдем в этом юбилейном году.

Есть четыре версии его описания, каждое из которых подтверждает другую. Но опять-таки эти описания сделаны языком того времени. Когда в восемнадцатом веке писали слово «наугольники», для людей того времени было понятно, какой они формы. А сейчас мы этого не понимаем. Подобных знамен было несколько, и, пока специалисты Эрмитажа не определят принадлежность остальных, мы не поймем, какое из них наше.

Флаг царя Московского, который сейчас хранится в Питере, и наш иерусалимский флаг, что в наших музейных фондах, так сильно разъело морской солью, что до сих пор никто не знает, как их реставрировать. Просто пока не существует подобной технологии.

Юбилей Петра еще и повод напомнить: наш регион – Родина российского флага.

– В этом утверждении тоже надо быть очень аккуратными. Родина флага – все-таки в данном случае Москва. Он был привезен из Москвы, сшит в Оружейной палате, а здесь, в Архангельске, впервые явлен миру. Фактически то, что у нас сегодня называется демонстрацией флага, было произведено в Архангельске.

Поэтому родиной флага наш город вряд ли правильно называть. Скорее, Архангельск был тем местом, где флаг впервые был явлен миру.

Именно здесь Петр впервые увидел море и замыслил построить Петербург.

Новодвинская крепость – прообраз Петропавловской, она же – прообраз Кронштадта. Мало того: Петропавловская крепость перестраивалась в камень из земляной только после того, как было закончено строительство каменной крепости у нас. Только после того, как Петру было доложено, что с Новодвинской крепостью все хорошо, он дает команду перестраивать Петропавловку в камень.

– И перестраивали ее те же, кто строил Новодвинскую крепость?

– Нет, часть людей из нынешней Архангельской и Вологодской областей были отписаны в Петербург. Там были другие инженеры, другой проект. Но строительство первых каменных бастионных крепостей в России началось именно с Новодвинской крепости.

Практика каменных бастионов пошла от нас. И практика перекрытия судоходного русла цепью на плотах или внутри бревен (боновое заграждение) тоже впервые осуществлена у нас между Новодвинской крепостью и Марковым островом. Кроме бонового заграждения был еще наплавной мост, уникальная конструкция. Очень многое в России впервые было сделано здесь в качестве эксперимента. То же самое – наши гостиные дворы, или, как тогда говорили, Архангельский каменный город.

В гостиных дворах Архангельска не было розничной торговли – практически единственный случай в России. Гостиные дворы Петербурга, Костромы, Москвы – это базар. А у нас это бизнес-центр: человек приехал, получил склад, получил офис на втором этаже. Хочешь в розницу торговать – иди на ярмарку.

Первый бизнес-центр в России?

– Да. Архангельск еще при Иване Грозном замышлялся как европейский фасад России, формировался как мультикультурный и мультинациональный город. Поскольку Россия была государством православным, город делился на две части – русскую и немецкую, а между ними – каменный город. Русская и немецкая части не соединялись. Вокруг каменного города не было строений, потому что к нему подступало болото, оно и разграничивало эти две части.

Но люди общались: русские работали у иностранцев, иностранцы ходили торговать с русскими на ярмарку. В результате центральная Орловская башня была знаковым административным центром Архангельска. Уже при Алексее Михайловиче центр города сместился с мыса Пур-Наволок на север: немецкий и русский гостиные дворы, Немецкая слобода и русский посад, здесь же хранилась пороховая казна. Но никогда город не был разделен ментально. Немецкая слобода Архангельска была чуть меньше Немецкой слободы Москвы. В Архангельске и в Москве были протестантские церкви, но долго не было католических. Потом уже они появляются в Петербурге.

Опять же при Петре Архангельск становится центром арктических экспедиций. Первые государственные экспедиции на Новую Землю были предприняты по воле Петра. Исследования арктических побережий – это тоже все петровские замыслы.

То есть и научное исследование Арктики начиналось при Петре?

–  Да. И опять же при Петре создавались символы освоения Севера. Петр повелел: если добыли кита, мясо разделайте, а скелет оставьте на том месте, где он был. То есть оставляли символы добычи.

Символы – это прежде всего гербы, знамена. Петр ведь активно трудился над разработкой военной и гражданской символики.  

Считается, что герб Архангельска замыслил Петр. А на самом деле не замыслил, а зарисовал то, что было. Дело в том, что Архангельск – портовый город. Сюда с самого начала приходили суда других государств и городов – Гамбурга, Бремена и прочих. У каждого свой флаг. А в России нет флагов. И в Архангельске был создан некий символ.

Поначалу герб представлял собой архангела на коне, поражающего дьявола. В чьем образе дьявол? На гербе Москвы он в образе дракона. У нас он первоначально поражал морское чудовище. При этом архангел уже при Петре слезает с коня и поражает дьявола в различных версиях. В частности, в конце восемнадцатого века Петр Челищев зарисовывал флаг, где архангел без крыльев повергает огненным мечом морское чудовище. Этот флаг сохранялся как флаг Архангельского военного порта. И только в екатерининские времена утверждается изображение, где архангел Михаил поражает черта. На современном гербе черт черный, а на историческом он телесного цвета. Сейчас на областном гербе архангел Михаил в красных черевичках, что по геральдическим канонам значит, что у него горят ноги! А в историческом гербе у него обувь и облачение одного цвета – синего.

Петр ввел в России геральдику как науку, сложилась массовая практика создания городских гербов, которые изображались на полковых знаменах, названных по именам городов. До Екатерины II гербы довольно часто изменялись.

 Сам Петр делал какие-то зарисовки?

– Дело в том, что документально сохранилась зарисовка, когда он еще додумывал знамена: расчертил знамя на семь квадратов и схематически нарисовал девять гербов, существовавших еще со старых времен. И там подписано, каких городов гербы. Но зарисовок петровского времени, как выглядел герб Архангельска, к сожалению, нет, есть только довольно общее словесное описание.

Вернемся к теме российского флага.

– В Архангельск Петр уже едет с флагом, чтобы поднять его на своем первом судне. Он поднимает на корабле флаг царя Московского, иерусалимский флаг и вымпел, в котором интегрированы иерусалимский флаг и триколор.

Вымпел, к сожалению, не сохранился. Иерусалимский флаг и триколор он дарит архиепископу Афанасию. Но если триколор хранился как реликвия в епархии, то иерусалимский стал военно-морским флагом Холмогорской, а потом Архангельской епархии. Это единственная епархия в России, которая имела свой военно-морской флаг. Почему иерусалимский флаг в таком плачевном состоянии? Потому что его долго использовали как реальный флаг. Под действием морской воды кресты выцвели, из красных стали бледно-желтыми, шелк разрушается.

Что еще нового внес Петр в жизнь Архангельска?

– Он провел реформу Архангельского порта. Ведь до него единой портовой структуры не существовало. Она была получастная, часть служб контролировала таможня, часть – воеводы, вожевой промысел и портовые амбары были частными. Петр создал единый механизм, отдал порт в подчинение Архангельскому адмиралтейству, ввел портовые сборы, фиксированные платежи за лоцманские услуги, лоцманы из частного вожевого промысла стали людьми на государственной службе, им был установлен четкий оклад сержанта армии, введена форма одежды. То есть государство лоцмана стало одевать, кормить и платить ему деньги. И все это потом было «надето» на Санкт-Петербург как готовая схема.

То же самое, когда Петр назначил первого коменданта Новодвинской крепости. Он дал ему наказ, и этот наказ стал болванкой для наказа коменданту Кроншлота, практически слово в слово.

Многое делалось подобным образом. Нужно еще сказать, что в Архангельск назначались выдающиеся, за редким исключением, воеводы и губернаторы.

Каждое назначение было знаковым, сопровождалось постановкой новых задач: начать строить флот, привести Архангельск в порядок, создать морскую пограничную службу, организовать оборону Архангельска от шведов…

Анатолий Беднов

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 17 июня 2022 г.