Защитники Дерновы

arh6 16 42 3a1a3

Для полковника ФСБ в отставке Николая Дернова любовь к Родине началась с отцовской буденовки. В детстве надевал ее – и представлял себя защитником. Воображение будили нож и бритва, которые отец привез с войны. Игры с ребятами в войну, когда никто не хотел быть немцами. Фронтовые рассказы отца-танкиста. Истории братьев отца, которые тоже проливали кровь за Родину, а в мирное время честно трудились. У всех Дерновых были и есть честь и совесть. С них хотелось брать пример.

Немцы замешкались – танкисты спаслись

– Мой отец, Николай Егорович, родом из-под Котласа, из одной деревни с адмиралом Николаем Герасимовичем Кузнецовым. Отец рассказывал, как на гулянке в деревне Вознесенье юному Коле в драке рассекли гармошкой щеку, – вспоминает Николай Николаевич. 

Его отец – офицер, танкист. Прошел финскую, а войну закончил в Берлине. Был грамотным, партийным человеком. В 1941-м в учебном полку под Вологдой учил молодых бойцов стрелять. Воевал в артиллерии под Великими Луками. В семье сохранилась газета «За Сталина! За Родину!» с заметкой отца о том, как с открытых позиций обстреливали врага. Затем отец учился в офицерском танковом полку, стал механиком-водителем.

– Я помню его рассказы о Берлине, как на танке штурмовали реки. В Берлине на мостах не было боковых стенок. Чтобы танку не свалиться, нельзя было шевелить гусеницами. Отец рассказывал: «Проедешь по такому мосту – враз вспотеешь». А речка вся в бетонных берегах. Снарядом выстрелят – бетон обрушится, и проедут. 

Однажды жизнь отца и его товарищей была на волоске от смерти. Одна из улиц Берлина буквально закупорилась нашими танками и машинами. А на перекрестке окопался в метро немецкий танк и методично расстреливал наших. Экипаж отца получил приказ уничтожить танк. 

– Стали они сдавать назад, чтобы набрать скорость и разогнаться. Пришлось буквально давить своих. Набрали скорость, выскочили в перекресток – и немецкий танк по ним не выстрелил! Видать, замешкались немцы. Проехали перекресток, развернулись, а рядом здание горит – от него их танк загорелся. Сбили пламя, но толстый столб помешал стрелять по фашистскому танку. Сбили столб танком, столкнули. Прицелились – и подбили вражескую машину. Экипаж был счастлив, что задание выполнили и живы остались. 

Все живые, кроме Василия 

Храбро воевали и пять братьев отца, а также все родственники семьи Дерновых. Их сбивали в воздушных боях. Они испытали ужасы плена. Горели в танках. Сражались в Заполярье. Но выжили! 

– У мужа моей двоюродной сестры Василия Дернова так и не затянулась рана на ноге: 70 лет он ежедневно меняет кровавую повязку… Ему 91 год, – говорит Николай Дернов. 

Не вернулся с войны лишь брат отца Василий. 

– Он прошел финскую, в Великую Отечественную служил капитаном контрразведки. В августе 1941-го перевозил кого-то с одной части в другую, грузовик попал под бомбежку. Все разбежались. Дядя сорвал с себя петлицы, уничтожил документы, чтобы выдать себя за рядового. Но у него был пистолет. Он мог убить двух немцев, но смалодушничал, не выстрелил – так сказано в документах, которые я читал в архивах ФСБ, – говорит Николай Николаевич. – Дядя попал в плен, но ему с товарищем удалось сбежать. 

А наши его арестовали и расстреляли по приговору военного трибунала как сдавшегося в плен осенью 1941 года. Дядю реабилитировали в 1954-м.

Стишок Гагарину

Два старших брата Николая Дернова – военные моряки. Александр – капитан I ранга, служил на Камчатке и Чукотке, в центре связи ВМФ под Москвой – обеспечивал радиоэфир. Когда курсантом приезжал домой в отпуск, его форма приводила в восторг Николая и его друзей. Хотелось быть такими же! 

Средний брат, Владимир, – капитан II ранга, окончил военное училище в Архангельске. Служил командиром военного корабля на Севере. 

– А я мечтал стать военным летчиком, – рассказывает Николай Николаевич. – Очень хотелось быть похожим на Гагарина. В шестом классе даже стихотворение написал, оно начиналось словами: «Спасибо вам, майор Гагарин. Вы путь открыли к небесам…». Тогда было время всеобщей гордости за свою страну… Но летчиком я не стал: подвел вестибулярный аппарат. Врачи зарубили мечту. Признали годным к службе, кроме ВВС. 

Николай успешно сдает экзамены в радиотехническое училище в Псковской области – его выпускник сбил ракетой американского шпиона Пауэрса! Но по совету брата забирает документы – хотелось получить высшее, а не среднее военное образование. Поступить в другое училище в то лето не успел – и стал студентом Ивановского энергетического института. 

Выучился на инженера. Работал на птицефабрике. Занимался общественной, партийной работой и был на своем месте, но судьба сделала резкий виток. 

В 1975 году его, второго секретаря горкома партии Приморского района, призывают в органы госбезопасности и направляют учиться в Москву в Высшую школу КГБ . С 1977 года он боец «невидимого фронта».

Подарок от Путина

– В КГБ я работал с иностранцами. Осенью в выходной хотелось съездить за грибами, но как бы не так! В Архангельск постоянно приезжали военные атташе наших главных противников – американские, французские, английские. Все они разведчики, приезжали что-то разузнать. Мы противодействовали этому всеми способами. Однажды к военно-воздушному атташе, который улетал из Архангельска в Москву, решили подставить нашего агента – красивую женщину. Подготовили операцию. Она припасла водочки для контакта, билет ей рядом с ним купили. В аэропорту ее провожал наш летчик в офицерской форме. Атташе должен был клюнуть, чтобы собрать информацию! Но произошла случайность. Агент не попала с атташе в один автобус к самолету. Он приехал первым, а в самолете пассажирам разрешили сесть на свободные места, он и сел не на свое. Операция сорвалась…

16 лет Николай Дернов прослужил в управлении ФСБ. До самого закрытия компартии был секретарем парткома. Работал с секретными документами, занимался воспитательной работой с кадрами. Среди его наград и медалей – почетная грамота от Николая Патрушева и подарок от Владимира Путина.

– На мое 50-летие пришла премия от Путина. На эти деньги мне купили двух-кассетный приемник, – объясняет Николай Николаевич. А вот на руководителя КГБ генерала Бакатина он обижен.

– В 90-е годы наш шеф Бакатин сдал все схемы прослушивания американского посольства, дабы установить доброе отношение с американцами! Ну как же можно это было сдать! – не понимает старый разведчик. – Тогда в КГБ был развал. Уволилось очень много грамотных контрразведчиков. В какое-то время наша служба оказалась не нужна государству. Но постепенно все восстановилось.

«Хочу служить, как ты!» 

Супруги Дерновы воспитали замечательных детей. Дочь Анна окончила МИФИ, она полковник МВД, служит в техническом подразделении Архангельского УВД. Сыновья-двойняшки Владимир и Николай сейчас подполковники. 

arh6 16 3 59c3c

Владимир Дернов…

– Вова поступил в мединститут. Радовались, что будет хирургом, но он решил стать разведчиком. Как ни отговаривал его, но он сдал первую сессию и ушел из вуза. «Хочу служить, как ты!» Володя окончил Академию ФСБ в Москве. Выучил эстонский язык. Сейчас он аналитик в Управлении ФСБ в Санкт-Петербурге. А Коля с отличием окончил Военную инженерно-космическую академию в Санкт-Петербурге. 8 лет наблюдал на Камчатке за нашими космическими военными объектами. Сейчас служит в секретных космических войсках в Подмосковье. Сам Путин жал Николаю руку на приеме выпускников академии в Кремле. Есть фотография…

 

arh6 16 30 f50d5

Николай Дернов – три поколения военных. Фото из семейного архива семьи Дерновых

На вопрос, как удалось воспитать таких умных детей, защитников Отечества, Николай Николаевич отвечает просто:

– Я всегда был на службе. Жена приучила детей к труду, заложила в их сознание слово «надо». А я бегал с мальчишками, занимался спортом, они тянулись ко мне. В нашей семье не было двуличия. Всегда честно разговаривали с детьми. Вот и все секреты воспитания патриотов. 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 18 февраля 2016 г.