Взрослые, которые играют в куклы

На выставке с таким названием можно увидеть множество интересных персонажей – утонченных рыб, смелых наездников, интеллигентных медведей и лис, старинных фарфоровых красавиц, галантных зайцев, серьезных лягушек. Причем каждый из них – личность, за которой стоит индивидуальность мастера.

Предмет высокого искусства

Выставка проходит в особнячке уже четвертый раз. Первая, открывшаяся в 2007 году, называлась «Кукла в наследство». Как рассказывает хозяйка особняка Марина Чанева (на снимке), эта и три последующие экспозиции вызвали такой интерес у посетителей, что они стали называть особнячок «музеем кукол». 

– Можно сказать, эту выставку мы сделали по просьбам горожан, – делится она. – 

Я наблюдаю, как растет интерес людей к этому виду искусства, авторской кукле. Приятно, что при этом мастера совершенствуют свои умения. Если на первой выставке их было у нас 15, то сейчас 47. 

Декорации королевства – леса, резные башенки замков и деревянных дворцов. Интересно, что на выставку приходят не только дети и школьники, но и много взрослых. Вообще эти куклы – не для игры, они для созерцания и любования.

– Посетив выставку, люди понимают, что представленные здесь куклы – это еще и 

предметы высокого искусства, – считает Марина Евгеньевна. – Тем более что в этом году у нас широко представлена антикварная кукла XIX века.

Фото Евгения КРЕХАНОВА

Фото Евгения КРЕХАНОВА

Пандоры останавливали войны

Заведующая особнячком вводит в курс дела. Оказывается, в то время лидером и законодателем мод в производстве кукол была Франция, которая начала их делать еще в XVII веке. В то время были популярны куклы Пандоры – прародительницы современных манекенов. Они предназначались для демонстрации моделей одежды, а в комплекте c ними прилагались целый гардероб, сундучки с парфюмерией, аксессуары. 

– Их рассылали по всему миру, – объясняет Марина Чанева. – Существует легенда: если в то время, когда по морю шли корабли с куклами, там велись военные действия, то стрельба приостанавливалась, чтобы дать пройти этим кораблям.

К концу XIX века в лидеры по производству фарфоровых красавиц выходит Германия. Интересно, что один из известных немецких производителей, Арманд Марсель, родился в 1856 году в Петербурге. Его отец был придворным архитектором Николая I, который, как мы знаем, тяготел к немецкой культуре и архитектуре. 

– После смерти императора семья Марсель покинула Россию, – рассказывает заведующая, – и организовала свою фирму по производству кукол в городе Кобург. Коллекционеры с любовью называют их «марсельки». Их отличают милые и добрые выражения лиц. На выставке представлены три «марсельки». Две куклы из коллекции организатора, северодвинки Ирины Черепановой, одна – мастера Ларисы Рюминой. 

Уцелевшая в пожаре

Антикварными считаются куклы, сделанные до 1930 года. Их подлинность удостоверяет специальная маркировка, которая есть на затылке у каждой. Благодаря ей можно узнать имя автора, год изготовления, серийность и номер куклы в серии. 

– Что такое серийность? Есть куклы, которых называют «единственная в своем роде», они безумно дорогие, – говорит Марина Евгеньевна. – Есть «ограниченные коллекции», от 50 до 500 штук. Причем если оговорено 500, то 501-й куклы быть не может. Поэтому, когда серия выпускалась, исходная кукла разбивалась в присутствии свидетелей. И есть третья, более массовая разновидность серии, ими занимались фабрики-производители. 

На каждой кукле тех лет написан ее порядковый номер в коллекции, и чем он меньше, тем кукла дороже. Есть на выставке и куклы с особой историей. Одну из них, сделанную на польской фабрике «Шраер и Фингергут», принесла в особнячок жительница Архангельска. 

– Кукла была в ужасном состоянии, – вспоминает Марина Чанева. – У нас есть фотографии, сделанные до реставрации, где у нее все было отдельно – глаза, руки, голова, потрепанное туловище. Ног, кстати, до сих пор нет. Женщина рассказала, что кукла выжила после пожара в деревянном доме. Уцелели только зеркало и комод, в котором и находилась кукла.

Сейчас, на витрине, погорелица практически ничем не отличается от подружек. Правда, платье ей немного великовато. Как говорит заведующая, оно неродное, но антикварное. Вместе с кук-

лой архангелогородка показала музейщикам черно-белую фотографию пинежской крестьянской семьи, на которой эту игрушку держит маленькая девочка – ее мама.

– Мы можем только догадываться, как кукла попала в семью, – размышляет Марина Чанева. – Архангельск уже тогда был городом-портом, и возможно, отцу девочки удалось получить куклу у заезжих моряков. Реставрировать ее мы поручили Ирине Черепановой. Когда она увидела ее, то буквально затряслась от волнения. Реставрация длилась около двух лет. Ирина постоянно покупает для нее что-то на аукционах в Интернете.

Мишка с ключиком

Меня увлекают персонажи другой витрины. Вот голубой мягкий мишка XIX века. Внутри у него механизм, который работает до сих пор. Проверить нельзя, но, говорят, если повернуть торчащий из бока косолапого ключик, мишка начнет ходить и сможет даже перешагивать через небольшие преграды, например линейки или карандаши.

Вот французская кукла «Маротте» 1860 года. В переводе с испанского – «шутовской жезл».

– Раньше эта куколка была обязательной спутницей дам во время бальных сезонов, – улыбается Марина Евгеньевна. – Когда представительница прекрасного пола хотела привлечь к себе внимание кавалера, она легким движением руки вращала куклу, приводя тем самым в движение музыкальный механизм с мелодией, который, кстати, до сих пор работает. 

После того как бальная эпоха закончилась, Маротте перекочевали из бальных залов в детские комнаты, став погремушками.

Мистическое Беломорье

Удивляют на выставке не только старинные экземпляры, но и работы современных мастеров, например Елены Мартюшовой. Елена преподает немецкий язык в университете. 

В каждой из ее кукол чувствуется определенный стиль, дыхание художника, заметна кропотливая, тончайшая работа.

Среди них две большие добрые рыбы, которые, кстати, открываются как сундучки. Одну оседлала девочка, а другую – мальчик: «Всадник» и «Всадница». Они были выполнены для проекта «Беломорье во сне и наяву». Куклы получились мистическими, изящными и в каком-то смысле разрушают стереотипы о том, что Поморье – суровый край грубых деревянных кукол и свистулек.

Невозможно пересказать, что можно увидеть в этом сказочном королевстве. Да и неблагодарное это дело. Лучше, увидев своими глазами рукотворные и антикварные чудеса, оцените их сами.