Выйти нельзя остаться: в Архангельске завершились гастроли петербургского театра «Особняк»

В конце марта на сцене Архангельского театра драмы имени М. В. Ломоносова прошли гастроли частного театра «Особняк» из Санкт-Петербурга. Приезд коллектива состоялся в рамках программы «Большие гастроли», организованной Федеральной дирекцией музыкальных и фестивальных программ «Росконцерт» при поддержке Министерства культуры РФ.

Именитый спектакль Яны Туминой «Комната Герды» по мотивам сказки Г. Х. Андерсена «Снежная королева» получил сразу две «Золотые маски» в номинациях «Лучшая работа режиссера» и «Лучшая работа актера» (исполнительница главной роли Алиса Олейник).

На сцене выстроена комната, обитательницей которой (а скорее, затворницей) является та самая Герда из сказки Андерсена, только очень сильно изменившаяся, постаревшая.

Да, Герда – старуха, чудная, одинокая, забавная старуха. Она одна в своем маленьком мирке, умещенном в трех стенах. Но не так проста ее среда обитания: комната начинает жить своей жизнью. Ее приводит в движение артист театра Евгений Филимонов, делая комнату полноценным объектом постановки.

Она буквально наполняется жизнью: выдвигаются из стен стол и табурет, фотографии в рамочках. Эти предметы словно оживают то ли по-настоящему, то ли в сознании Герды.

Они становятся проводниками в мир грез, иллюзий, воспоминаний, связанных с поисками ее названного брата Кая. И здесь возникает вопрос: что именно случилось с героями сказки? Нашла ли Герда мальчика или нет? И похищала ли его Снежная королева? И был ли вообще Кай или это все бредни полусумасшедшей старухи?

Повод для сомнений в реалистичности происходящего действительно есть, ведь всех героев сказки играет сама Герда. Для своих перевоплощений она открыто использует парики, маски, куклы, трансформирует свои наряды.

В каждом герое актриса ищет нюансы, которые позволяют ей ярко показать всех. Особенно запоминающейся у нее получилась одноглазая Маленькая разбойница: страшненькая, но до жути забавная.

Так проходит почти весь спектакль: полуторачасовая рефлексия Герды над своим прошлым опытом. Несмотря на попытки разобраться в себе, своих страхах и эмоциях, ей не удается найти ответа на самый важный вопрос: «Что случилось с Каем и где он сейчас?» Все силы потрачены, а видимого результата нет.

Но неожиданно стена за спиной Герды со скрипом расходится в стороны. В ней появляется щель, в которую можно выйти из пусть занимательного, но все же замкнутого мира комнаты. Сделает ли она это, а самое главное – захочет ли? Этот вопрос тоже остался без ответа.

31 марта комната Герды сменилась квартирой, в которой живут герои спектакля Алексея Янковского «Машина едет к морю», поставленного по одноименной пьесе Алекса Бьерклунда.

На сцене – неухоженная квартира, в которой живут люди, не утруждающие себя заниматься домашним хозяйством. В центре – стол со стулом, на некотором расстоянии от них – низенький стульчик. Вдоль стены свалены друг на друга стулья, будто бы предвещается переезд.

Это неуютное помещение – квартира слепого деда (Дмитрий Поднозов) и его внука-аутиста Виктора (Алиса Олейник). Примечательно, что Виктора в спектакле играет миниатюрная актриса. В пьесе Виктору около тридцати: наверное, именно поэтому дед называет его полным именем. Из спектакля же сложно понять возраст Виктора: можно вообще подумать, что перед нами подросток.

В течение получаса незаурядная парочка своим разговором буквально выводит зрителей из себя. Дед, пытаясь достучаться до внука, протяжно произносит реплики, на которые периодически получает короткие ответы. Фоном слышны звуки телевизора, а они все так и говорят, говорят, каждый на своей волне: дед о том, что внук его не слышит, а Виктор – что рисует машину, которая едет к морю.

Некоторые зрители не выдерживают и уходят из зала, другие продолжают терпеливо ждать смены картинки. И вместе с героями дожидаются – в квартиру двух отшельников приходит сосед Борис (Анатолий Хропов), чтобы накормить их любимой Виктором тушеной капустой.

С появлением Бориса начинает разворачиваться трагикомедия на грани пародии. Каждый персонаж узнаваем в своем стереотипном представлении. Дед – брюзга, постоянно ноющий по поводу своей старости. Виктор – аутист, значит, он говорит протяжно, зациклен на монотонных действиях, имеет предрассудки в общении с окружающими. Если Борис – одинокий старик, значит, он постоянно доказывает, прежде всего себе самому, что он нужен, что он живет полной жизнью.

И все же есть в жизни у каждого из них что-то, что не дает им покоя, заставляет их думать: «Что, если бы…» Каждый из них хочет поехать к морю. Море для них – символ свободы, безграничных возможностей, которых нет ни у кого из героев. Все они в чем-то ограничены. И только у Виктора хватает смелости это озвучить и даже придумать план. Дед в какой-то момент его поддерживает, но говорит об этом с издевательством, сарказмом, понимая про себя, что их мечта несбыточна.

Финал спектакля по-своему трагичен: Виктор, надев куртку и резиновые сапоги, сообщает деду и Борису, что он готов ехать к морю, но натыкается на стену стыдливого молчания. Пронзительный монолог Виктора о том, что «надо вырваться» (он повторяет слова деда, сказанные днем ранее), звучит на фоне советской песни «И на Марсе будут яблони цвести». Молчание, которое слышит Виктор в ответ, не оставляет ни единого шанса на надежду, что машина когда-нибудь поедет к морю. И от этого становится обидно и грустно.

Александра Коковина

Фото: Анна Осташвер из архива театра «Особняк»

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 5 апреля 2021 г.