Второе обретение

arh241 476c8

Автор Любовь Шаповалова


В самой середке Двинской земли, в глухомани Верхнетоемского района, есть удивительной красоты местность — Соезерье. До сих пор добраться туда сложно. Цивилизация ее почти не коснулась. Даже по мобильнику не позвонить — никакой оператор не берет. До Северной Двины по карте — более 40 верст, и все непроходимой тайболой, бесконечными болотными топями.

 

Уроженка Соезерья Наталья Власова с иконой Троицы. 

Явилась чудесным образом

Укромное, скрытое от чужих глаз местечко на берегу тихого лесного Соозера — подходящий уголок для истового служения Господу. В начале XVII века местным рыболовам чудесным образом явилась икона Святой Троицы. Обращаясь к ней с жаркой молитвой, люди получали исцеление от различных недугов. 

Молва о чудотворной иконе распространялась по окрестностям. Появились здесь чернецы, ищущие

уединения, а в 1639 году образовалась монашеская обитель — мужская Соезерская Троицкая пýстынь*. Со временем сформировался полноценный монастырь: три храма были (не в каждой обители три храма!), да колокольня, да часовня, кельи для монахов и трудников, мельница, хозяйственные постройки. Конечно, все монастырские строения были деревянными.

Долго и трудно создавался монастырь, а просуществовал совсем немного — всего 125 лет. В 1764 году указом императрицы Екатерины II в соответствии с проводимой ею секуляризационной реформой монастырь был упразднен, а монастырские храмы обращены в приходские. На месте Соезерского монастыря до 30-х годов ушедшего столетия существовал сельский приход.

arh242 808dc

Икона прибыла к своему храму

Уникальный ансамбль сохранился

Троицкая церковь и колокольня, составляющие храмовый комплекс, сохранились. Строения представляют большую ценность хотя бы как один из немногих сохранившихся на Архангельском Севере деревянных храмовых ансамблей. 

Монастырских же деревянных ансамблей, кроме соозерского, не сохранилось вообще нигде.

Колокольня — редкий уже образец традиционных северодвинских колоколен. Троицкий храм весьма примечателен в архитектурном отношении: он несет в себе элементы и традиционного двинского зодчества (двинская алтарная «бочка» с парусами, «двухвсходное» крыльцо), и позднего времени (ярусное построение храмовой части, великолепный деревянный резной портал, декор в стиле барокко).

Кедровый венец

Редчайшая особенность Соезерья — уникальная кедровая роща. Первые кедры были принесены сюда монахами, позднее вместе с приходскими священниками их сажали местные жители. А теперь мы любуемся чудесными деревьями в самом расцвете их кедрового века. Самым старым кедрам лет 250. Откуда ни глянь — круглобокие, как кучевые облака, кроны. Обитель будто в кедровом венце. 

Об этой местности в 2013 году уроженцами Верхнетоемского района была выпущена книга — «Обитель в кедровом венце», уже ставшая библиографической редкостью. Узнав, что средства, вырученные от продажи книги, будут истрачены на восстановление храмового ансамбля, покупатели жертвовали и в пять, и в десять-пятнадцать раз больше ее цены.

Два рейса в неделю на Поперечку

В трех-четырех верстах от обители и деревни, которая так и называется — Соезерская пустынь, бывший леспромхозовский поселок Поперечка. Среди бескрайнего леса — чистые, аккуратные «деревни» из крепких двухквартирных домов, строенных еще леспромхозом. Леспромхоз, как и церковь, давно упразднен, а люди остались — зимой не более полутора сотен человек, большинство пенсионеры. Летом население увеличивается многократно. 

Ни медпункта, никаких других учреждений нет, лишь два магазина. В цивилизацию ходит транспорт. Паровоз с одним вагоном по узкоколейке делает два рейса в неделю — полтора часа в одну сторону. Несколько попереченских школьников учатся в школе-интернате более чем за 40 верст от дома, приезжают лишь на выходные. Связь — только по стационарному телефону. 

С электричеством бывают большие проблемы. Прошлой зимой, где-то 2–3 января, ветер уронил на болоте несколько подгнивших столбов — на две недели весь поселок остался без электричества. А главная беда — все зимние праздники старики сидели без телепередач! Молодые мужчины уезжают на вахту. Прибавка к пособию по безработице или пенсии — только продажа перекупщикам даров леса. Но местные люди не унывают. А теперь возрождается духовная жизнь Соезерья.

Четвертое лето московских добровольцев

Стараниями и местных жителей, и небольших отрядов московских паломников-добровольцев храмовый комплекс уже четвертое лето понемногу ремонтируется. На средства, собранные местными жителями, а главным образом пожертвованные выходцами из Соезерья, вырученные от продажи книг, закупили и привезли лесо— и сопутствующие стройматериалы. 

Неоценимую помощь всем приезжающим специ-алистам и добровольцам оказывают жители Поперечки Зоя Алексеевна Тарасова и «деревенский Кулибин» Александр Лупак. Впрочем, помогают все, кто чем может: кто на машине подвезет, кто солеными грибами или огурцами угостит.

Отзывчивая икона

В позапрошлом году приезжал на Соезерье глубоко православный человек и большой мастер своего дела московский архитектор-реставратор Андрей Барабанов — ознакомиться с объектом, прикинуть объем работ. 

А сейгод он привез с собой часть своей реставрационной артели — четверых молодых парней. Они и доставили на Соезерье великую святыню — икону Святой Троицы, храмовый образ Троицкой церкви. Дождались соезерцы. Радостью взыграло сердце — свершилось второе чудесное явление иконы Святой Троицы.

Андрей Барабанов нашел мастера-иконописца — матушку Веру из Ферапонтово***. Она и создала список иконы Живоначальной Троицы кисти знаменитого русского иконописца Андрея Рублева.

Целый год соозерский Святой образ стоял в ферапонтовском монастырском храме, целый год миряне и монашествующие намаливали его. Так что наша икона не «свежая», а уже намоленная. И главное, что уже успели отметить, — икона отзывчивая!

Четыре версты прошагали легко

8 июня, в день Святой Троицы, на Соезерье был невиданный доселе праздник — сретение новообретенной иконы и крестный ход с ней от Поперечки до храма. Накануне два дня подряд прогноз обещал ливни и грозы, но с раннего утра — замечательный теплый и отчаянно солнечный день. 

Блестит новорожденная листва берез, еще клейкая и красноватая на макушках. На глазах растут травы и распускаются цветы. Топорщатся еловые и сосновые пальчики-верхушки. 

И, словно восторженный аккорд ликующей природы, цветут кедры: каждая малая веточка завершается игольчатым фонтанчиком, родившимся из темно-розового соцветия.

Путь до обители, четыре версты, все прошли очень легко: даже пожилые женщины, отягченные немощью, даже малые дети. 

И не отпугнули никого полчища комарья (говорят, в этом году небывалое их нашествие) — дорога-то через лес. Тяжелую икону несли все по очереди, и не по одному разу — каждому хотелось пронести деревенскую святыню хоть десять метров, хоть десять шагов — по своим силам.

arh2437 87ee2

Мужики присоединились

Искренне порадовало отношение к крестному ходу попереченцев, особенно мужчин. Ведь Поперечка изначально была заселена вербованными, то есть чужаками, многие из которых здесь остались, прижились. И ничего страшного, что не все идущие крестным ходом — верующие, и даже не все крещеные — истинное понимание православия приходит не сразу, каждый приходит к вере в свое время.

Вот деревенский мужичок, застыв на крыльце своего дома, с неописуемым удивлением глядит на приближающуюся странную процессию. Но, увидев в толпе знакомые лица и услышав доброе поздравление с праздником, расплылся в широкой улыбке, вспомнив, что сегодня же — Троица! И, как был в «огородной» одежде, присоединился. И не один он такой. 

К храму пришел уже многолюдный крестный ход. Только все сожалели, что не было с нами батюшки — не хватает священников в епархии.

Слезы накатили

Собравшись в храме прочли молитвы, какие знали. Кто хотел — мог выступить, поделиться чувствами. «Дорогие мои земляки! Сегодня очень долгожданный день — наш храм наконец-то обрел свой храмовый образ!» — начала одна из прихожанок и не смогла продолжать далее — забилось сердце, перехватило дыхание. Но и этих слов было вполне достаточно — слезы накатили.

А потом по очереди прочли акафист Святой Троице. По книжке. И ничего страшного, что молебен наш был «самодеятельным», неканоническим. Зато свершилось настоящее соборное единение однодеревенцев.

В ущерб работе, но не себе

Следующие пять дней до самого позднего вечера трудились реставраторы на храмовых строениях. Они сделали самые ответственные работы, которые добровольцам выполнить не под силу: установили леса вокруг колокольни, укрепили ее шатер и перекрыли пóлицы****, а еще поставили в храме большое количество стоек под опасно перекошенную стену, перераспределили нагрузку от вышележащих конструкций и остановили деформацию срубов. Ребята сделали все абсолютно бесплатно и даже в некоторой степени в ущерб своей основной работе. Надеемся, что в августе приедет продолжать работы другая группа добровольцев.

arh2420 323d7

Господь заступается

Попереченцы говорят, что Господь им явно помогает: как начали они реставрировать свой храм, так стала налаживаться жизнь в поселке. Уже капитально отремонтировали полотно узкоколейки и починили вагон. Построили соединяющий две поселковые «деревни» новый крепкий деревянный мост через речку Сойгу. И второй обещают исправить этим летом. В си дни ставят новые столбы и тянут линию электропередачи. Затеплилась в сердцах соезерцев и попереченцев и надежда на развитие производства и возрождение своей родины. Дай Бог, с обретением Святого образа, под защитой Троицы возродится Соезерье. Дай Бог!


Глоссарий

*Пýстынь – малолюдное (буквально – пустынное), удаленное место, жилище маленькой группы монахов-отшельников. Пустынножительство было наиболее совершенной формой монашеского существования.

**Секуляризация – обращение государством церковной собственности, главным образом земли, в светскую, т. е. государственную.

*** Ферапонтово – известный монастырь на вологодской земле, один из древнейших на Руси. Матушка Вера – жена тамошнего священника.

**** Пóлицы – узкие горизонтальные участки крыши вокруг шатра, своеобразная юбка.

 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 22 июня 2014 г.