Врач мирового уровня

arh12 66edf

Все еще работает у нас 

Частенько приходится слышать, как ругают сферу здравоохранения. И действительно, проблем в ней еще много. После лихих девяностых медицина сейчас только начинает вставать на ноги. В каких-то клиниках еще не хватает оборудования, какие-то недофинансируются, и практически везде кадровый голод. 

В то же время нам есть чем гордиться. У нас в городе много профессионалов высокого класса, которые каждый день спасают жизни людей. Они постоянно ищут и внедряют новые методики и технологии лечения пациентов, обмениваются опытом с коллегами, словом, делают все для того, чтобы как можно быстрее, лучше и безопаснее помочь человеку.

Алексей Эпштейн работает врачом-эндоскопистом в Первой городской больнице. Когда-то закончил наш СГМУ. А сейчас — кандидат медицинских наук, соавтор четырех патентов, врач высшей квалификационной категории, за плечами которого 15 лет практики. Зам главного врача больницы по хирургии Виктор Поздеев говорит о нем так: «Это суперспециалист европейского класса. Иногда даже удивляюсь, почему он все еще работает у нас». 

И не надо резать

Несколько лет назад Алексей Эпштейн вместе с врачом-хирургом Денисом Мизгиревым стал лауреатом Ломоносовской премии. В 2007-м на базе Первой городской больницы открыли лабораторию малоинвазивной хирургии, где воедино собрали все современные методики лечения, как эндоскопические, так и хирургические. Там, внедряя новые технологии, и спасают жизни молодые хирурги. 

В малоинвазивной хирургии они сконцентрировали свое внимание на патологиях поджелудочной железы и желчевыводящих протоков. Ежегодно через отделение проходит около 1500 пациентов. По словам Алексея Михайловича, в последние годы это цифра примерно одинаковая, но, скорее всего, в ближайшее время начнет расти. Хорошо известно, что такие заболевания чаще появляются у людей более зрелого возраста. А продолжительность жизни сейчас хотя немного, но все же увеличивается. 

— Довольно интересно наблюдать: первая операционная у нас занимается ангиографией, то есть сердцем и сосудами, — говорит он. — Контингент их пациентов отличается от нашего примерно лет на 20. Как известно, сердечно-сосудистые заболевания молодеют. Получается, что людям спасают жизнь, продлевают ее. Но со временем появляются другие болезни, и они уже приходят к нам.

Всегда думала, что эндоскопия — это осмотр внутренних органов человека с помощью специальных приборов. Но Алексей Михайлович просветил: в современном мире эндоскопия все чаще становится не только диагностической, но и оперативной. С помощью гибких функциональных аппаратов, которыми пользуется врач, можно выполнять широкий спектр почти бескровных вмешательств. Раньше эти проблемы решали благодаря открытым операциям. 

— Например, можно удалять камни из желчных протоков, опухоли желудочно-кишечного тракта, — перечисляет доктор, — обеспечивать дренаж желчных протоков при механической желтухе, лечить варикозные расширения вен пищевода у больных циррозом печени — то есть достаточно большой спектр.

Мы отстали на 20 лет

Такая практика в мире существует давно. К сожалению, российская медицина в области эндоскопии отстает от европейской, японской и американской лет на 20. Все дело в том, что успехи в области эндоскопии зависят от денег. 

И каким бы хорошим специалистом ты ни был, но, если в больнице нет качественного оборудования, ничего у тебя не получится. У нас же долгие годы после глубокого спада в экономике ничего толком не закупалось. Сейчас, как говорит Алексей Эпштейн, этот отрыв начинает потихоньку сокращаться. 

— В последние годы чувствуется улучшение, — говорит он. — Подтягиваемся к западному уровню. Одно из важных и нужных приобретений больницы — эндоскопический ультразвук. Мы долго о нем мечтали, просили, и вот администрация смогла найти деньги. Он появился в 2012 году и активно используется сейчас. На нем уже сделано более 200 диагностических и лечебных процедур.

Чтобы научиться на нем работать, врачу пришлось отправиться в Данию, где практикует профессор Питер Вильман, который был одним из первых в Европе, кто начал развивать эту методику лечения. Алексей Михайлович вообще довольно часто общается с зарубежными коллегами.

Зарубежный опыт и российские реалии

Благодаря рекомендациям норвежской больницы Уллевал, что в Осло, с которой у Первой городской налажено тесное сотрудничество, доктор участвовал в проекте «Панкреас-2000». Это международный образовательный европейский проект, объединяющий молодых гастроэнтерологов, радиологов, хирургов, эндоскопистов со всей Европы. 

Собрать в едином центре пациентов с одинаковой патологией и достоверно подтвердить, помогает ли им тот или иной метод лечения, практически невозможно. Поэтому большинство исследований — мультицентровые. С помощью проекта специалисты из разных стран знакомятся друг с другом, чтобы вместе участвовать в исследованиях. 

Кроме того, в свое время врачу посчастливилось получить грант Европейской ассоциации гастроинтестинальной эндоскопии и пройти стажировку в Копенгагене.

— Там можно было увидеть многое из того, что у нас тогда не выполняли, — рассказал Алексей Эпштейн. — Постепенно мы смогли внедрить это в клиническую практику нашей больницы. Конечно, уровень эндоскопии в Дании и Норвегии отличается от нашего. Ведь это богатые страны. 

Однако, как говорит врач, работать в Скандинавии или Европе он бы не хотел. У нас возможностей больше. Ведь к тому, чем он занимается в Архангельске уже много лет, за границей врачи приходят лишь после 15–20 лет работы.

Зато здесь он с легкостью делится своим опытом, в том числе и зарубежным, с коллегами. Помимо работы в больнице, Алексей Михайлович читает курс эндоскопии на факультете повышения квалификации в СГМУ.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 15 июня 2014 г.