Военное детство

ubm2410 f2ea6

Житель лисестровской деревни Мелехово Николай Дьячков человек в Приморье известный — ветеран войны, труда. Он награжден орденом Отечественной войны II степени, многими медалями, знаком «Фронтовик». Николай Григорьевич вспоминает суровые годы, выпавшие на его детство и юность.

Отец погиб под Мурманском

— Когда началась война, мне исполнилось десять лет, только второй класс закончил. Мы тогда жили в Окулово, — рассказывает ветеран. — Нас, детишек, в семье было четверо, я — старший, а младший в 41-м только появился на свет. Родители в колхозе работали.

Отца — Григория Егоровича — в сентябре 41-го призвали на фронт. Собрался быстро, простился с женой Марфой Осиповной, детьми и сразу отправился к месту назначения — под Мурманск.

Как-то раз Коля на большой перемене прибежал домой за морковкой и услышал, что мама рыдает. Он очень удивился, ведь такого с ней никогда не было. Оказалось, похоронка пришла. Эшелон, в котором военнослужащие, в том числе и отец, ехали на фронт, разбомбили.

Семье пришлось нелегко. Николай, как старший, во всем помогал матери. Продовольственных карточек колхозникам не давали. Хлеба в доме не было. Жили тем, что росло в огороде.

В эвакуации

В 42-м, когда немец начал бомбить Архангельск, учащихся первых—пятых классов эвакуировали в Верхнюю Тойму. Среди них оказался и Коля Дьячков. Ребят поселили в местной школе. Они собирали колоски на полях, ягоды в лесу для школьной столовой.

В деревенской глуши дети о войне на время забыли. Туда фронтовые новости доходили не скоро. А через два месяца детей посадили на колесник и отправили по Северной Двине домой. Колю встретила мама. Узнала не сразу. Она беспокойно оглядывала всех выходящих с судна и шептала: «А мой-то где же?»

Архангельск после бомбежек произвел на подростка гнетущее впечатление.

Бомба в печке

В школе поселка Затон работал военный госпиталь.

— Как-то раз над ним пролетел немецкий самолет и сбросил зажигалки. От них загорались крыши, поэтому их всегда старались скорее потушить, — продолжает Николай Григорьевич. — А одна тогда не загорелась. Я спрятал эту штуку под пиджак, принес домой и положил под печь. Ее корпус был из какого-то мягкого сплава, получилось даже его построгать. Вдруг вижу, мама идет. Испугался и бросил стружки в печку. Когда ее растопили, оттуда вырвался сноп белого пламени. Взрыва не произошло, хорошо, что бомба была зажигательная.

Мать, конечно, отчитала сорванца, но не больше. Она очень любила детей и за проделки не наказывала.

Работали все

Когда Николай подрос, вместе с одноклассниками не раз отправлялся на морские острова — Лясомину, Кумбыш, Голец, Патростров… Проводили там почти все лето — заготавливали сено для колхоза. Жили ребята в бараке, вместо коек — нары. На них и спали. Дома в то время оставались только малыши. Да и тех взрослые приучали помогать по хозяйству.

С эшелона сняли. А друг проскочил

Четырнадцатилетних мальчишек не оставляла мысль попасть на фронт. Николай тоже лелеял эту мечту. И однажды с другом Яшей решил ее осуществить.

На железнодорожной станции на Левом берегу стоял состав с военной техникой, готовый к отправке. Часовой не заметил, как ребята залезли на одну из платформ и спрятались под брезентом. 

Вскоре поезд тронулся. Но на Исакогорке Николая обнаружили и сняли. Пришлось вернуться домой. О попытке сына убежать на фронт Марфа Осиповна так и не узнала.

А Якова не заметили. Как выяснилось позже, его приняли на службу, зачислили в пехоту. Он воевал, был ранен. После окончания войны поселился в Житомире. Потом писал родственникам в Лисестрово письма, в которых передавал приветы другу Николаю.

Раненые называли сыном

Мать Николая работала в детском саду. Когда на Исакогорку приходил очередной эшелон с ранеными, к ней прибегала родственница — медсестра — и просила помочь разместить их в палатах. Отправлялся в госпиталь и Николай. Ему дело тоже находилось: кормил раненых, читал им книги и письма. Те часто называли его сынком, а в знак благодарности дарили знаки воинского отличия.

— Мне плашки на рубаху нацепляли, полковником сделали, — смеется ветеран. — Многие из военнослужащих были отцами, а я напоминал им об оставшихся дома сыновьях.

Дружбы с иностранцами не заводили

Случалось, мальчишки бегали на Бакарицу, в порт. Там общались с американскими матросами. Тем, кто знал несколько английских слов, удавалось купить или выменять, например, на советские значки шоколадку или сигареты. Несмотря на общение, дружбы с иностранцами не заводили.

За Победу старики благодарили Бога

Военными сводками в деревне интересовались постоянно. Слушали радио. Радовались, когда советские войска освобождали город за городом. Узнавшие новости первыми, делились ими с односельчанами.

Когда пришло известие о Победе, вся деревня ликовала. Ветеран вспоминает, что старики 9 Мая благодарили Бога за избавление от напасти.

Первые послевоенные годы оказались очень тяжелыми. Семья Дьячковых кормилась тем, что вырастало на огороде, хорошим подспорьем становились картошка и овощи, которые давали в колхозе за трудодни. Во время посевной семенного картофеля не хватало, поэтому сажали даже очистки. О том, чтоб завести корову, и не мечтали.

Образование Николаю и его сверстникам получить оказалось непросто. Отучившись четыре года, он стал работать в колхозе — на коне-тяжеловозе по кличке Лентяй. Зимой возил навоз на поля, потом — лес с участков заготовки. До седьмого класса учился заочно.

Фото из архива семьи Дьячковых

Зачищали Карпаты

В 1951-м Дьячков трудился на лесозаготовке в Пермилово. Туда пришла телефонограмма, в которой сообщалось, что его призывают на срочную службу. После прохождения военно-медицинской комиссии юношу зачислили в войска МГБ (Министерства государственной безопасности) и направили в горячую точку — в Западную Украину, где в те годы свирепствовали бандеровцы. Сначала три месяца учебки. Присяга. Затем рядового направили в Карпаты, где он в составе оперативной группы участвовал в зачистках, искал в лесу схроны бандитов. Николай Григорьевич хорошо запомнил фамилии офицеров, входивших в нее. Это капитаны Костенко, Рубан и майор Носаль. Тогда многим бандеровцам удавалось скрыться, ведь они выдавали себя за простых селян.

Николай не раз участвовал в боевых операциях. Во время одной из них погиб его товарищ. Подразделение, в котором служил рядовой Дьячков, лишь несколько месяцев участвовало в зачистках, но жестокость бандитов запомнилась ему на всю жизнь.

События, происходящие на Украине теперь, волнуют ветерана. Они очень напоминают те, которые происходили там в начале 50-х.

Внука назвали в честь прапрадеда

Отслужив четыре года, Николай Дьячков вернулся в Лисестрово. Немало лет его жизни связано с мирным трудом: поднимал целину, работал в доке. С женой Антониной Максимовной воспитали трех дочерей. Сейчас он живет с семьей младшей — Ольги. Радуется тому, как подрастают внуки. Младшего назвали Егором, в честь прапрадеда.

 

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 18 июня 2014 г.