Видеоурок для всех и каждого: фильм «Соловецкая школа юнг» удостоен двух золотых медалей конкурса «Патриот России–2020»

Автор фильма Александр Антонов рассказал о том, как снимался фильм.


Многие читатели среднего и старшего возраста прекрасно помнят автобиографическую повесть Валентина Пикуля «Мальчики с бантиками», написанную в 1974 году. Во многом благодаря именно этому произведению удалось сохранить память о легендарной школе юнг ВМФ, сведения о которой после войны оказались почти полностью утраченными.

Несколько лет тому назад участники архангельского творческого объединения с замечательным названием «Хорошие люди» при поддержке общественной организации «Школа кино «Инфильм» решили еще раз напомнить северянам, в первую очередь юным, о том, как их сверстники в тяжелые годы военных испытаний встали на защиту Родины, и помочь современной молодежи осознать все ужасы войны.

СДЕЛАНО В АРХАНГЕЛЬСКЕ

Этот фильм – документальный по сути и при этом игровой по форме – снимался в течение года в Архангельске и его пригородах, а также на Соловецких островах. Локациями для съемок фильма стали уникальный пароход «Н. В. Гоголь», буксир «Тритон» и легендарный грузовик ЗИС-5 – один из основных транспортных автомобилей Красной армии во время Великой Отечественной войны. Роли юнгашей исполнили воспитанники Архангельского морского кадетского корпуса имени Адмирала Флота Советского Союза Николая Кузнецова.

В основу легли воспоминания немногих оставшихся в живых ветеранов.

По нескольким фотографиям с помощью компьютерной графики были воссозданы сцены из жизни и быта юнгашей. Часть съемочного реквизита была предоставлена киноконцерном «Мосфильм», Северным мор музеем, театром драмы имени Ломоносова.

Как признаются авторы фильма, его создание было бы невозможно без финансовой поддержки Фонда президентских грантов, помощи и поддержки губернатора и правительства Архангельской области, представителей бизнеса и просто большого количества неравнодушных земляков.

В прошлом году на Всероссийском конкурсе «Патриот России – 2020» фильм-урок «Соловецкая школа юнг» победил сразу в двух номинациях. Особое значение в данном случае имеет тот факт, что работу жюри возглавлял признанный мастер документального кино, руководитель дирекции историко-публицистических программ телеканала «Общественное телевидение России», председатель правления Международной академии телевидения и радио Леонид Млечин.

БОЛЬШЕ, ЧЕМ СПЕЦРЕПОРТАЖ

Многие архангелогородцы хорошо знают автора фильма, журналиста Александра Антонова, по его многолетней работе на городском телевидении. Его репортажи всегда были искренними и глубокими, позволяющими раскрыть тему с разных сторон. Особое место в его творчестве занял специальный репортаж, снятый в 2012 году к 70-летию Соловецкой школы юнг.

Но, как считает сам автор, новый документальный фильм, хотя и рассказывает о тех же самых событиях, во многом отличается от первого телепроекта.

–  В бытность телевизионщиком я пообщался с ветеранами Соловецкой школы юнг, попробовал для себя жанр спецрепортажа, – рассказывает Александр Антонов. – Затем захотелось вернуться и сделать интереснее, познавательнее и шире. Почему я хотел вернуться именно к юнгам? Во-первых, это история Архангельской области. Во-вторых, еще можно успеть найти участников этих событий, чтобы переснять их в более современном формате.

В этом фильме своими воспоминаниями делятся юнги из разных регионов – Казань, Москва, Ленинград. От Архангельской области был всего один ветеран из Вельска – Гурий Николаевич Волыхин, который вскоре после съемок ушел из жизни. К счастью, мы успели съездить в Вельск весной прошлого года, еще до пандемии. На просмотре был полный зал, успели пообщаться и с самим ветераном, и с его семьей, подарили копию фильма.

– Насколько сложно было организовать съемочный процесс в нашем городе, в котором до последнего времени большое кино практически не снималось?

– На самом деле трудностей было очень много. Мы выбрали жанр исторической реконструкции, а для этого всегда необходим поиск оптимальных локаций, реальных костюмов, людей, похожих на представителей той эпохи.

В процессе организации съемок приходилось выполнять огромное количество различных административных функций. Но главный вопрос, который меня беспокоил, – получится ли у меня снять фильм. Ведь у меня нет «мосфильмовского прошлого», режиссерского образования. Многое было впервые, и не сразу стало ясно, как это будет в монтаже, станет ли людям интересно смотреть фильм, не будет ли это фальшиво в кадре? Для меня это были основные критерии.

Важно было, чтобы все это сошлось вместе и получилось именно в картинке. Понятно, что чисто теоретически можно нагнать на площадку тысячу человек массовки и отснять их. При этом не исключено, что результат может оказаться совершенно неинтересным, неправдивым и невостребованным. Нам очень хотелось избежать любого проявления фальши.

– На какую зрительскую аудиторию в первую очередь рассчитан ваш фильм?

– Мы так строили сценарий, чтобы все 28 минут от начала и до конца были интересны зрителям всех возрастов. Но в первую очередь мы
ориентировались на молодое поколение. Было понимание, что если в какой-то момент они отвлекутся, то потом мы их просто не вернем – ребята ведь нынче гаджетизированные…

Нам очень хотелось сделать больше, чем просто документальный фильм, – своего рода образовательный и познавательный урок, который бы был интересен ребятам, с учетом их современного восприятия, как говорят, клипового мышления.

Наша задача – помочь педагогам в работе с ребятами, поскольку мы прекрасно понимали, что, если эту историю просто расскажет учитель в рамках обычного урока истории родного края, – это одно восприятие. Но если юные зрители это увидят глазами и воспримут сердцем, то это даст совсем другой эффект.

Если в голове что-то останется, сюжет возьмет за сердце и душу, то и в памяти останется чуть больше. По крайней мере ребята будут знать – да, была такая школа, были такие ребята. И все это происходило в нашем регионе. Мы не претендуем на что-то крутое. Но если педагоги,
министерство образования и руководство региона посчитали, что это можно использовать в учебном процессе, то это очень приятно.

– В этом фильме вы выступали не только как автор сценария и голос за кадром, но и как режиссер. Какая из этих ролей (или функций) оказалась наиболее сложной?

– Я всегда очень аккуратно относился к термину «режиссер», поэтому в титрах написано, что я – автор. У меня к самому себе очень серьезные требования. Де-факто – да, я выполнял в том числе и режиссерскую работу, но мне комфортнее и правильнее называть себя автором. Во время съемок приходилось выполнять самые разные обязанности участвовать практически на каждом этапе, поскольку я отвечал за весь процесс.

– Как правило, даже после небольшого фильма идут бесконечные» титры, в которых указаны фамилии большого количества людей, принимавших участие в съемках. Сколько людей участвовало в съемках фильма про Соловецкую школу юнг?

– На самом деле нам помогало очень много архангелогородцев, в процессе съемок было задействовано все наше окружение. Такую работу абсолютно невозможно выполнить в одиночку или даже вдвоем. Очень помогла с аппаратурой и светом Школа кино «Инфильм» и ее руководитель Анатолий Конычев. А, например, Марина Фролова просто пришла и сказала, что ей это интересно и она готова помогать в организации съемочного процесса, чтобы немного прикоснуться к этой работе.

Кто-то помогал в подборе музыки, в записи голоса на студии, в обработке материала, в работе по доставке реквизита, оборудованию площадок. Часть реквизита пришлось покупать и шить, поскольку его просто не было в Архангельске.

– Одной из больших удач и авторских находок фильма стали воспитанники морского кадетского корпуса. Насколько сложно было работать с ними, ведь дети нынче совсем не такие, какими были даже несколько десятилетий тому назад, не говоря уже о военном времени?

– Сразу хочется выразить признательность и руководству, и педагогам, и ребятам кадетского корпуса за поддержку нашей идеи. Конечно, в начале съемок многие из ребят думали, что кино – это такой постоянный праздник. Но в жизни все оказалось несколько иначе. Например, одну смену снимали около семи часов, а в монтаже она оказалась всего 40 секунд. Так что сидеть и ждать нужно намного больше, чем быть в кадре.

В фильме есть сцена, где мы хотели снять отправку ребят на Соловки. Для этого нужно было найти подходящий кусочек старого Архангельска, машину, ребят и состыковать их в одно время и в одном месте. Это оказалось сделать очень сложно, но, думаю, мы с задачей справились.

Отмечу, что учебные занятия из-за нас ребята не прогуливали, поскольку сцены с ними мы снимали по выходным дням.

Мы были завязаны не только на кадетский корпус, но и на музеи, которые работают по своему графику. Поэтому, чтобы никому не мешать, мы всегда подстраивались под наших партнеров.

– Что было самым сложным во время съемок и что запомнилось больше всего?

– Все самое сложное и душевное произошло с нами на Соловках, где мы снимали, в частности, финальный эпизод. Мы были ограничены и во времени, и в актерахребятах… По сюжету в финале картины зрители попадают из 40-х годов в наши дни. Это были самые напряженные съемки.

А, например, сцену с рытьем землянок мальчишками-юнгашами мы снимали дважды. Первые кадры были сняты весной, а затем доснимали уже осенью. В итоговом варианте в фильме сцена рытья землянки длится всего около 40 секунд, но разница между используемыми кадрами полгода. К счастью, зрители этого не замечают во многом благодаря профессионально выполненной цветокоррекции.

– Первые показы вашего фильма практически совпали
по времени с началом пандемии, некоторые запланированные презентационные мероприятия были отменены. Как в целом складывается сейчас прокатная судьба картины?

– На премьере, которая состоялась в большом зале Дворца детского и юношеского творчества, был настоящий аншлаг. Затем случилась вся эта ситуация с новой коронавирусной инфекцией, но мы смогли организовать показы в онлайн-формате на площадках социальных сетей.

Отмечу, что, по сравнению с обычными документальными фильмами, у нашей работы есть большой плюс: она была изначально задумана как образовательный проект.

Фильм получил хорошие рецензии от профессиональных историков, картину направляют в школы Поморья в качестве наглядного пособия. Мне бы очень хотелось, чтобы наш фильм работал именно как методический образовательный материал.

– Съемочный процесс занял у вас много времени, потребовал значительных усилий от каждого члена съемочной группы. И сейчас, когда после окончания съемок прошел целый год, хочется спросить о ваших творческих планах: ждать ли северянам ваших новых авторских работ?

– Хочется напомнить, что фильм про Соловецкую школу юнг стал нашей второй работой из документального цикла «Книга Памяти», посвященного Великой Отечественной войне. Первым был фильм «Архангельск 1941– 1945».

Приступая ко второму фильму, я понимал, что его сделать будет значительно сложнее, чем первый. К счастью, мы нашли в себе силы
и возможности и сделали эту работу. Слава богу, что мы успели записать ветеранов – их воспоминания получились очень живыми и яркими. Когда их смотришь, то нет ощущения что этим людям по
90 лет, что за их плечами непростое детство, детство, которое действительно опалила война.

Если говорить о продолжении проекта «Книга Памяти», то есть идея вернуться на несколько веков назад, в годы становления нашего региона. Сценарий уже находится в стадии разработки. Что будет дальше – как говорится, поживем – увидим.


Смотрите фильм «Соловецкая школа юнг» (12+) 28 июня в 18:00 в группе «ВКонтакте» vk.com/dvina_29

Алексей Новиков

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 25 июня 2021 г.