В туристической ассоциации Архангельской области ожидают закрытия около 20% компаний

Из-за ограничительных мер в сложной ситуации находятся организаторы туризма, у многих из которых сезон 2020 года окажется абсолютно провальным. Гостиницы в Архангельской области стоят пустыми больше трех месяцев, гостевые дома перебиваются редкими смельчаками, а знаковые места Архангельской области закрыты для посещения. О проблемах внутреннего туризма мы поговорили с председателем правления региональной туристской ассоциации Александром Белецким.

— Снятие ограничительных мер переносится уже несколько раз. А когда будет уже бессмысленно дожидаться открытия турсезона?

— Теоретически туризм в регионе круглогодичный, в любом случае мы ждем официального разрешения. Правда, для некоторых направлений со дня на день станет уже поздно запускаться.

Например, чтобы начать туры на теплоходе-колеснике «Гоголь», нужны большие вложения, которые раньше мы отбивали весь сезон. А если останется только месяц для работы, то нет смысла подавать документы на регистр и вкладываться.

На Соловках активный сезон длится до конца августа, но туристы тоже свои поездки планируют заранее, может получиться так, что острова откроют для посещения, а люди просто не успеют скорректировать свои планы. Уже второй год с Соловками сложная ситуация.

— Вы владеете информацией по ситуации в туристической индустрии региона?

— Рынок турагентств в городе был перенасыщен. Мы ожидаем закрытия около 20 процентов компаний, в основном это те, у которых туризм не основной бизнес, или люди занимались не для заработка, а чтобы пользоваться льготами, которые предоставляются турагентам.

Закрылось бы больше, но в городе нет рабочих мест, идти некуда.  Увольнения будут и есть, слегка сдерживают меры господдержки, но это формальные рабочие места, объем работ в этом году упадет на 70 процентов, соответственно — столько лишних работников.

В некоторых компаниях увольнений нет, но зарплата не выплачивается. Почти все компании, которые имели несколько офисов, сократили их. Доходность в нашем бизнесе от продажи путевок – в среднем семь процентов, а многие стараются еще и скидки сделать, набрать большие объемы, поэтому прибыль не назвать значительной.

Спрос на поездки есть, но он упал в полтора-два раза. Люди всё равно хотят отдыхать, у кого-то деньги есть. Сейчас поднялся средний чек в Крыму, Сочи – все хотят вернуть упущенную прибыль, это тоже влияет на заказы.

— Какие конфликтные ситуации были с клиентами?

—  Прямым туристам мы деньги вернули. Не возвращали за детский отдых и по выездному туризму, так как тут же отправляли  все туроператорам. А они вернули незначительную часть средств, потому что сами банкроты.

Все туроператоры России должны сейчас турецким отелям миллионы. Договаривались с туристами, делали переносы. Но есть и судебные дела.

— Вы очень давно работаете в этой сфере, пережили уже несколько кризисов.

— Да, за тридцать лет работы было много кризисов — политических и экономических. Но мы всегда работали! В кризисы я отправлял сотрудников на учебу за границу, они получали там стипендию.

Архангельская область всегда была валютным регионом, все контракты по лесу фиксировались в долларах. В международном туризме тоже. Поэтому при обвале рубля мы быстро выходили из кризиса. Сейчас экспорт контролируют монополии, все остальные мучительно больно переживают обвал рубля.

Господдержка пока только 12 130 рублей на человека, давно я так мучительно не планировал бюджет фирмы. Порадовала отсрочка по личной кредитной карте. Пытались использовать время простоя для работы с администрацией области, но пока что все проблемные вопросы в областном  туризме не сдвигаются с места.

— Можно подробнее рассказать о проблемах?

— Много лет пытаемся наладить организованный туризм на алмазные месторождения, к подлодкам и на космодром – то, чем можно гордиться и показывать. Но для этого необходимы специальные пропускные пункты, маршруты, транспорт, требования к безопасности. Например, как в Центре управления полетами, где все это продумано изначально при строительстве.

Новый начальник порта усмотрел в документах, что теплоход «Гоголь»  незаконно ходит по протоке и запретил поедки с пассажирами. А этот маршрут всем выгоден: и места там по реке красивейшие, и экономически, потому что в Северодвинске — техобслуживание и заправка. Теперь можно возить туристов, грубо говоря, в районе города: только от моста до моста.

С Новодвинской крепостью все встало, с 2016 года денег не выделяется, крупных работ там не ведётся, концлагерь на Мудьюге сброшен с баланса в никуда…

В Водлозерский национальный парк, значительная часть которого находится у нас в области, попасть нормальной дорогой невозможно.

— Как ведется работа внутри ассоциации? Проводятся совместные проекты?

— С турбюро «Лаче» и «Помор-тур» делаем совместные программы по снегоходам, часть программ по Кенозерскому парку. Я беру на себя маркетинговую часть, а команду собираем вместе. Делали путешествия по маякам, совместные детские лагеря. Каждый берет на себя определенную часть проекта, совместно составляем программу, цены.

— Многие турфирмы собираются переориентироваться на внутренний туризм…

— Все бросились на «внутрянку», зная, что ее откроют первой, но не все так просто. Наши мощности ограничены, народ в стране в состоянии неопределенности, придерживает деньги. Конкуренция будет жесткой.

Они же сами стараются не организовывать, продают уже готовые туры, новых туристических программ от них ждать не стоит. Это сложная, многолетняя работа.

К тому же у людей много машин, будут ездить сами, чтоб хоть как-то оправдать необходимость своего авто.

— Насколько вообще готова наша туриндустрия к росту внутреннего туризма? И не скажется ли этот поток на природе?

— До кризиса загруженность гостиниц была меньше 50 процентов, поэтому они будут рады туристам.

В регионе нехватка больших автобусов туркласса, потому что на них раньше не было спроса. Воздействие на природу нужно решать созданием туристических троп и экологических маршрутов. Сейчас надо продавать зимние туры, продажи их плохо идут, в отличие от туров в ту же Карелию. Там работают «всесоюзные» маршруты, которые были проложены несколько десятилетий назад.

Автотуризм требует раскрутки с помощью карт, указателей. Кемпинги сейчас существуют в основном для дальнобойщиков.

— Несколько деревень были включены в Ассоциацию самых красивых деревень России — это как-то повысило поток туристов?

— Они труднодоступны, там немного домов. Деревни оказались не готовы к потоку, была хорошая реклама, появился спрос. Но никто их не научил, хотя есть богатый международный опыт, нужна планомерная работа.

Новые гостиницы и базы строить смысла нет, на севере дешевле и выгоднее эксплуатировать имеющиеся дома. Есть успешный зарубежный опыт, целые программы.

Так, в Финляндии разорившаяся ферма отдает свои помещения под туристические нужды. Строятся и развиваются курорты. Там прописана чёткая сезонность. К сожалению, там дешевле можно отдохнуть, чем у нас в области, даже с учетом дорог.

Как вы оцениваете туристический потенциал региона на сегодняшний день в сравнении с соседями?

Потенциал области велик. Наши основные соперники — Карелия и Вологда. Я всегда радуюсь, когда наши туристы ставят нам более высокую оценку.

Конечно, направления массового туризма у нас давно известны: это Малые Карелы, Соловки, Каргополь, Кенозерье, пинежские пещеры, тот же «Гоголь». Но лучше зарабатывать не количеством, а эксклюзивом. Туроператоры предлагают трехдневные снегоходные маршруты, которые стоят почти сто тысяч рублей, – и на них тоже есть свой довольный клиент.

Большой конкурент в событийном туризме – это Великий Устюг с «Родиной Деда Мороза». У нас в Соломбале подобный проект должен был быть, и за кинотеатром «Русь» должен был появиться городок Деда Мороза, но сделали пресловутый парк «Зарусье».  А наши эскизы разошлись по другим городам, в том числе и в Москву.

Очень печально, что провалился проект с туристическими кластерами. Онежский полуостров – это настоящая Арктика, не нужно ехать даже на ЗФИ или Новую Землю. Здесь есть птицы, морские животные, дикая природа, прекрасное море. Нужно развивать строительство сети флота, привлекать сюда туристов. Все, кто приезжали туда в туры,  отмечают уникальность этих мест.

Чтобы туризм развивался, нужна заинтересованность губернатора и его команды. Я понимаю, что туризм не такое прибыльное дело для региона, как другие отрасли, но у него есть большая социальная и синергетическая функция.

Это зарплаты сотрудникам, налоги, приобретение продукции и услуг у местных производителей, привлечение инвестиций – все деньги остаются в области. В условиях закрытия предприятий и потери рабочих мест внутренний туризм позволит людям на местах хоть как-то зарабатывать и жить не на пособия, а своим трудом, позволит сохранить жизнь в районах.

Беседовал Николай Гернет

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 14 июля 2020 г.