Увидеть моржей и субмарины: в Архангельске обсудили перспективы арктического туризма

Еще недавно выражение «туризм в Арктике» воспринималось с усмешкой – как морозы в Африке, нечто трудновообразимое. Суровые полярники на зимовках, храбрые подводники, бороздящие ледяную пучину, геологи-изыскатели – это да. А что тут делать туристам? Однако в последние годы туристическая отрасль стала успешно завоевывать высокие широты…

Появился национальный парк «Русская Арктика», потом официально была учреждена Арктическая зона РФ, куда вошли не только далекие архипелаги, но и Архангельск, Северодвинск, Новодвинск и несколько районов, прилегающих к Белому морю. Так что и Соловки, и Малые Корелы, и достопримечательности областного центра, и пинежские красоты – это все Арктика.

Тема арктического туризма и формирования имиджа арктических территорий на медиа-ресурсах стала предметом обсуждения в соответствующей секции Всероссийской конференции «Развитие Северо-Арктического региона: история и традиции народов Арктики в меняющихся климатических условиях», прошедшей в конце апреля в САФУ.

Как и большинство мероприятий конференции, дискуссия о будущем туризма в наших широтах прошла в виртуальном режиме. Наряду с архангельскими специалистами участие в ней приняли представители соседних регионов и гостья из Финляндии.

Индустриальный туризм стал темой доклада завкафедрой сервиса и туризма Мурманского госуниверситета Зои Желниной. Арктика – это не только завораживающая глаз суровая и прекрасная природа, но и Кольская АЭС, Мурманский порт, подводные лодки.

Число желающих увидеть воочию индустриальные пейзажи растет… только вот на АЭС и другие охраняемые объекты не так-то просто попасть. В нашей области туроператоры тоже пытались договориться о турах на месторождения алмазов или предприятия Северодвинска – увы… Едва ли в Мурманске дирекция режимных предприятий спешит навстречу туристским инициативам.

Однако если увидеть современное производство вживую затруднительно в силу объективных причин, то есть визит-центры предприятий, отраслевые музеи, а еще пользующийся популярностью у мурманчан и гостей заполярного города музей науки. Наконец, имеются заброшенные территории – например, кладбище судов в Териберке (там снимался «Левиафан»), окрестности сверхглубокой скважины – сохранившиеся свидетельства бурного индустриального освоения Арктики.

— Опыта в индустриальном туризме пока не так много, — честно призналась Зоя Юрьевна.

По ее словам, сегодня существует запрос на специально подготовленных гидов, компетентных в истории индустриального освоения Севера, специфике арктической промышленности, разбирающихся в геополитике, что сегодня немаловажно.

Государственная политика Архангельской области по развитию арктического туризма – тема доклада студентки САФУ Ангелины Овчинниковой. Среди достижений последних лет в этой сфере – включение туризма в число приоритетных отраслей региональной экономики, создание многофункциональных туристических комплексов и национальных парков («Русская Арктика», «Онежское Поморье»). За период с 2015 по 2019 годы значительно вырос въездной туризм, в том числе количество приезжающих иностранцев.

Самыми посещаемыми территориями были Архангельск и Приморский район. В последнем активно развивался проект «Острова Северной Двины», опирающийся на местные инициативы – такие, как уникальный Музей космоса в селе Вознесенье.

При этом развитие туризма в Арктической зоне тормозится многими проблемами: удаленность от крупных городов, завышенные цены, недостаток квалифицированных кадров, сложные климатические условия и другие. Между тем в 2020 году по уровню развития туризма Архангельская область была на 38-м месте. Пусть и не в авангарде, но в «серебряной» группе, в числе регионов – «крепких профи», подчеркнула Ангелина.

Из знаковых мероприятий, привлекающий туристов, федеральными экспертами отмечены праздник «Поморская Масленица», парусные гонки «Соловецкая регата», Фестиваль уличных театров, кинофестиваль Arctic open.

Доклад студентки вызвал оживленную дискуссию. Отмечалось, что потенциал развития туризма коренится в местных жителях, в их собственных инициативах. Необходимо активнее задействовать этот потенциал, что уже делалось и делается при создании новых маршрутов в дельте Северной Двины, когда планы развития сельского и культурно-познавательного туризма реализуются снизу.

Проблемам развития круизного туризма в Арктике посвятила свое выступление кандидат философских наук Марина Ненашева. Полюбоваться на моржей, тюленей и птичьи базары отправляются, главным образом, иностранцы (более 90% посещающих заполярные архипелаги в качестве туристов), россиян же отпугивают высокие цены. Да и зарубежные туристы больше предпочитают все-таки норвежский Шпицберген как более раскрученный бренд.

Парк «Русская Арктика» пока что делает недостаточно для развития российского туризма. Вообще новых перспективных брендов практически не видно.

Если же говорить о брендах традиционных, то здесь вне конкуренции Соловки. Если на заполярные архипелаги круизные пассажирские лайнеры заходят два-три раза за короткое арктическое лето, то жемчужина Белого моря доступна в более продолжительный период.

В то же время на Соловках существует ряд проблем. В частности – инфраструктура: ее необходимо развивать, однако любое строительство надо согласовывать с ЮНЕСКО, поскольку архипелаг включен им в список мирового культурного наследия. Далее – антропогенная нагрузка на экосистему островов. То есть это еще один риск, возникающий в ходе развития туризма в этом заповедном уголке. Впрочем, пока особо сильного влияния на экологию Соловков увеличение круизного судоходства не оказывает.

Однако местные жители опасаются, что растущий турпоток нанесет вред Соловкам. В то же время их отношение к соловецкому туризму двоякое, экологические опасения сочетаются с очевидными экономическими выгодами. Большинство рабочих мест островитян – это отели и музей плюс социальные объекты, часть населения занята сбором даров природы и продажей их туристам – еще один источник заработка. То есть жители вовлечены в туристическую деятельность – например, готовы предоставлять свои маломерные суда для отправки туристов на отдаленные острова – например, Заяцкие. Но не все так просто.

Как отмечалось в ходе дискуссии,  Соловецкий архипелаг – это не Кенозерский национальный парк, где администрация активно вовлекает коренных жителей в свои проекты, это – музей-заповедник со своими правилами. Смогут ли соловчане, взявшиеся обслуживать туристов, еще и контролировать их отношение к природному и культурному наследию островов?

В качестве примера: еще лет сто назад на Севере России было не менее полусотни валунных лабиринтов, памятников позднего каменного века, осталось около трети. Причина – вандальское поведение некоторые туристов, норовящих разрушить каменную гармонию, выковырять валун из земли и т.д. Каким образом можно проследить за соблюдением условий природоохранных зон туристами, которые пользуются услугами местного населения? Кстати, против участия жителей Соловков в организации туризма выступает, например, археолог Александр Мартынов, исследователь тех самых древних лабиринтов.

В то же время, как сообщила кандидат педагогических наук Ольга Печинкина, есть большой пласт исследований, посвященный вовлечению коренных народов и постоянно проживающего на арктических территориях населения в развитие этих территорий. И есть примеры, когда туристические проекты строятся на основе местных инициатив (пример – опять-таки деревни в низовьях Северной Двины). Такие инициативы всячески приветствуются и поддерживаются, и никаких проблем при этом не возникает, подытожила Ольга Владиславовна.

Анатолий Беднов

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 5 мая 2021 г.