«Ураганы» в небе Кегострова

arh35 16 27 2dda9

В историю Великой Отечественной войны на Севере достойный вклад внес и расположенный напротив центра Архангельска остров Кего. Именно здесь находился первый архангельский аэродром, куда доставлялись самолеты-истребители «Харрикейн» (в переводе с английского – «ураган») для борьбы с немецко-фашистской авиацией, периодически совершавшей налеты на Архангельск.

О роли Кегострова в обороне Архангельска, защите северных рубежей нашей страны рассказал нам доктор исторических наук, профессор САФУ, автор научных работ по истории ленд-лиза и войны в Заполярье Михаил Николаевич Супрун.

Вчера привезли, сегодня собрали

– Когда на Кегостров была доставлена первая партия самолетов «Харрикейн»?

– 12 июля 1941 года мы заключили соглашение с англичанами. Восточный фронт был жизненно важен для Великобритании и всей антигитлеровской коалиции.

В этой ситуации англичане сразу же заявили о всемерной помощи Советскому Союзу. И помощь не заставила себя долго ждать. Сразу после подписания соглашения стало специально для отправки в СССР формироваться знаменитое 151-е авиационное крыло полковника Ишервуда. Оно состояло из новозеландцев, австралийцев и, конечно, англичан, всего – около шестисот человек. И это авиакрыло должно было, летая на «Харрикейнах», научить наших летчиков управлять британскими самолетами, после чего передать технику Советскому Союзу.

Тогда же, в июле, была разработана операция «Стренгс» («Сила») по передаче этих самолетов двумя путями. Первый и основной – с августовским конвоем «Дервиш».

А второй – с палубы авианосца «Аргус».

– Каким был процесс доставки самолетов с кораблей на кегостровский аэродром?

– К нам с конвоем «Дервиш» были отправлены пятнадцать самолетов. Командовал этой «беломорской» группой инженер-лейтенант Гиттинс. 31 августа коммодор подвел конвой к пирсам Бакарицы, откуда на баржах самолеты, находившиеся в специальных ящиках, были переправлены в кегостровский аэропорт.

В ящике метров тринадцать-пятнадцать в длину, три-четыре в ширину и в высоту находился фюзеляж, к которому был пристыкован двигатель, вдоль фюзеляжа были сложены крылья. Эти пятнадцать ящиков и доставили на Кегостров. Я разговаривал с людьми, которые жили на острове во время войны и работали авиатехниками. Они рассказывали, что их не подпускали к англичанам, которые жили обособленно на пароходе «Иван Каляев».

А техническая база «эррекционной группы», как называли себя англичане, располагалась в самом начале взлетной полосы.

Высадились англичане 31 августа, выгрузили «Харрикейны» и 1 сентября начали их собирать. Уже на следующий день первые два самолета обрели крылья и совершили несколько кругов над Кегостровом. Через десять дней были собраны все пятнадцать «Харрикейнов». После чего они в буквальном смысле самолетом вылетели в Африканду, что на Кольском полуострове, оттуда – в Ваенгу. Одновременно, где-то 7–8 сентября, с авианосца «Аргус» в Ваенгу перелетели еще 24 самолета 151-го крыла. Так что к середине сентября крыло было в полном сборе. Началось обучение наших летчиков и первые бои.

Англичане были поражены, как легко и быстро осваивали «ураганы» наши пилоты. Из ста баллов многие из них на экзамене набирали 90–98. «После И-16, – говорили они, – легко освоить самый сложный самолет». К ноябрю того же года машины были переданы 78-му истребительному авиационному полку, которым командовал Борис Сафонов, будущий дважды Герой Советского Союза.

Всего в качестве британской военной помощи за годы войны в СССР было поставлено около 3 тысяч самолетов «Харрикейн».

Британская техника и русская смекалка

– Каковы были боевые качества «Харрикейна»?

– В то время это был, наверное, лучший самолет-истребитель на Северном флоте хотя бы потому, что основу истребительного парка Северного флота составляли старенькие «ишачки» и «чайки», уступавшие «Харрикейнам» во многих отношениях. Кроме того, наши пилоты специально переделывали «ураганы» под себя и полярные условия. Сам Борис Сафонов постоянно проводил на английских истребителях опыты. Первые «Харрикейны» были вооружены лишь пулеметами, отчего при стрельбе они, как вертолеты, зависали на месте – такова была отдача.

Борис Сафонов стал вместо пулеметов ставить то пушки, то управляемые снаряды, то все виды оружия одновременно, пристреливать их в сопках – то есть, как бы сейчас сказали, он был исследователем-рационализатором, поэтому, наверное, и добился таких успехов в воздушной войне – за ним числилось 28 сбитых самолетов противника. Впрочем, пример ведения воздушного боя нашим пилотам показали англичане. За два месяца пребывания в России, из которых лишь одна неделя была летной по погодным условиям, крыло сбило 15 самолетов противника, потеряв один «Харрикейн» сержанта Нормана Смита. У наших пилотов в это время побед почти не было. Кстати, за особые заслуги в боях в Заполярье два британских летчика из 151-го крыла были награждены орденами Ленина.

– Наверное, сохранились воспоминания ветеранов о «Харрикейнах»?

– Один из техников рассказал мне такой случай. Был на аэродроме один пилот, славившийся своим мужеством, граничившим с хулиганством. Он на спор заявил, что поднимет в воздух с полосы Кегострова загруженный бомбардировщик. Разогнался, а мощности у двигателей самолета не хватило. Долетел до конца взлетной полосы и остановился. Летчик вышел из кабины, встал на крыле и у всех на виду… застрелился. Другой случай: пилот одного из катапультных «Си Харрикейнов» (истребитель, который «выстреливался» из катапульты с борта гражданского судна), защищавших караван PQ-18 недалеко от Мудьюга, расстреляв весь боезапас, решил не оставлять самолет, как обычно поступали эти пилоты-смертники, а на последних каплях топлива долетел до Кегострова. Здесь его ошибочно обстреляла «дружеским огнем» наша артиллерия ПВО. Знали ли кегостровцы, что они чуть было не расстреляли выдающегося британского летчика офицера Бера?

Замаскировались на совесть

– Как маскировался кегостровский аэродром и находившиеся там самолеты? Ведь немцы летали, фотографировали все объекты на территории Архангельска и вокруг.

– На немецком аэрофотоснимке Кегострова, переданном нам командиром 124-го разведотряда люфтваффе Вернером Хорстом, четко просматриваются все ангары. Хотя это фото 1942 года. Правда, сам гауптман Хорст очень хвалил наших художников-камуфляжистов за умение хорошо закрыть объекты. Он рассказывал, что во время полетов над Архангельском их задачей было обнаружение городской электростанции. Ее немецкие летчики так и не нашли из-за великолепной маскировки.

Кстати, на этом снимке деревня Гневашево, возле которой базировались англичане, совершенно не просматривается.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 сентября 2016 г.