Учебники нам необходимы

Страшно, когда дети не знают ни истории своей семьи, не истории родного города, села, ни истории страны. Потому что тогда им нечем гордиться, нечего защищать, нечего помнить и передавать наступающим на пятки поколениям. 

Но тут тоже… главное — равновесие соблюсти. И недовес, и перевес скажутся одинаково неприятно. Вот ровно 10 лет назад ездила я в Холмогоры в командировку. Там прямо на улицах спрашивала детей, кто такой Ломоносов. Большинство опрошенных понятия не имели, о ком это я их спрашиваю. Только одна девчонка не закатила глаза к небу, услышав имя, и бодро ответила: «Знаю. Он сказки писал!» Вот на ней-то я и сломалась. Опрос прекратила. Напомню, место командировки — родина Михайлы Васильевича. 

А потом подоспел юбилей великого земляка и нас за пару лет так «закормили» его именем, что студенты со школьниками просто вздрагивали при очередном упоминании. Получается, до кого-то знание не донесли, а кого-то им затравили. Но и для тех и для других Ломоносова нет. 

Главное, чтобы так и с «Историей Архангельского Севера» не получилось. Учебник этот, по большому счету, и учебником-то не должен быть. Он захватывать обязан ребенка, как художественная книжка о таинственном и неизведанном. А если скучно и занудно, то лучше не надо. 

Наоборот, отвратим от родной истории.

Мы все учились в школе и понимаем прекрасно, что слова: «учебник должен быть интересным» — это не пустой звук. Это — аксиома. И с учителями то же самое правило. Потому что иначе школа есть пытка, так называемый учебный процесс. Тогда дети нас ненавидят, ничего не запоминают, симулируют глухоту и общую недоразвитость, пытаются спасаться бегством. 

Но у нас же совершенно другая задача — мы мечтаем подарить им знания. А никому ведь не понравится, если в красивой подарочной обертке окажется сборник исторических фактов с нравоучениями. 

Вот шел в День Победы «Бессмертный полк» по городу воинской славы, а впереди каждой роты транспарант. 

И только первый без ошибки. В остальных вторую «с» потеряли. Будто все те, кто имел отношение к выпуску транспарантов, никогда в школе не учились. А может… им как раз не повезло с учебником русского языка, или с учителем, или с тем и другим вместе. 

Почему люди прежних поколений грамотнее? Может быть, все-таки сравнить старые учебники с современными, понять, в чем дело, и сделать выводы. И те учителя еще живы, и их ученики. И есть почва, и есть повод для аналитики. Язык ведь тоже предмет национальной гордости. 

А мы его все размениваем на чужие слова. 

Вот, например, непонятное слово «кластер», вросшее в речь чиновников, преподавателей, руководителей прочно, как все инородное. Этот языковой паразит давно навяз в зубах. Если чиновник на трибуне, то слово «кластер» будет бить вас по голове нещадно и регулярно. «Кластер» в буквальном переводе с английского — «пучок, гроздь». Чиновники же обычно имеют в виду некую структуру или группу. Но слово им кажется крутым, придающим смысл и вес речам. 

И таких слов и выражений полно в выступлениях, лекциях, различных телепередачах. А безграмотная речь и странные ударения — вообще давно норма.

Это я к тому, что за учебники по русскому языку надо бы посадить и взрослых — чиновников, преподавателей, дикторов телевидения. И экзамен принять. Без него до работы не допускать. И книгу «История Архангельского Севера» предлагаю во властные кабинеты всех уровней, от областного до районного, раздать, хотя бы для ознакомления. Меньше культурных казусов с чиновниками происходить будет.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 18 мая 2014 г.