Ценителям джаза предложили лай

arh41 2015 24 a8cb0

В Архангельском городском культурном центре прошел V фестиваль новой джазовой музыки и современного искусства имени Владимира Резицкого: танцы, кино, перформансы, вокал и, конечно, музыка. На одной сцене за три дня выступили артисты из разных уголков России, Эстонии, Англии, Японии, Болгарии, Норвегии, Голландии и Германии.

Фестиваль стартовал в 2011 году и посвящен памяти первопроходца джазовой сцены Архангельска саксофониста Владимира Резицкого. Во главе центра «Архангельск-джаз» стоит гитарист и популяризатор джазовой музыки Тим Дорофеев: он играл в последних составах джаз-группы «Архангельск», которую возглавлял Резицкий. 

В программе фестиваля этого года – выставки, лекции, презентации книг и пластинок, ночные джемы и, конечно же, концерты. 

История ТАКОЙ музыки

О становлении джаза в России нам рассказал фильм москвички Татьяны Матиевской. В нем музыканты отвечают на вопрос: «Почему вы играете ТАКУЮ музыку?». Спрашивал их об этом Лео Фейгин, легендарный продюсер из Великобритании, который сорок лет назад основал студию Leo Records, где записывались и российские джазмены, которым в принципе больше негде было это делать, а также мэтры мирового джаза. 

Спонсоров для съемок фильма не было, нашли только камеру на полтора дня и активных творческих людей. Картину назвали «Такая музыка, или Уроки разгибания скреп» – речь идет о духовности, тут же видишь на экране скрепки канцелярские, ловишь отсылку к тем временам, когда в СССР многие хотели разогнуть еще и вражеские саксофоны.

В черно-белых советских хрониках исполнителей джаза называют нарушителями, высмеиваются не только музыкальные предпочтения, но и внешность. «Кто это – мужчина или женщина? Но какова прическа!» – негодует закадровый голос в шипящей от старости записи. Слово «стиляга» звучит с презрением. Главная мораль кино в том, что у русских людей, и в частности свободных музыкантов, – в крови преодоление трудностей. 

Джазмены прошли уроки оттепели, уроки перестройки, и вот современные уже артисты делают вывод: «Нас это не сломало, потому что основа всякого искусства – безумие. Можно петь романсы, исполнять итальянскую оперу, играть американский джаз, но только безумие способно внести русский дух в любую по происхождению музыку».

Спектакль, уходящий в вечность

В перерывах между выступлениями мне удается побеседовать с Лео Фейгином. По-русски он говорит замечательно – с 1974 года живет в Англии, однако сам себя считает «продуктом русской культуры». 

– Лео, адресат импровизационной музыки – это искушенный слушатель или любой неподготовленный человек?

– Импровизация рождается на ваших глазах и уходит в вечность. Это не повторяется. И пусть эта музыка заимствует у джаза какие-то элементы, она гораздо глубже и не ограничена рамками. Джаз – это ритм, гармония, фразировка. И исполнителю из этого не вырваться. В итоге рождаются звуки для притопывания ножкой. В нем есть что-то для сердца, но для ума – мало. 

Импровизация предлагает залу другой уровень – это музыкальная драматургия: интересно наблюдать за музыкантами, которые буквально на ваших глазах создают с нуля законченное произведение. Можно все! Общее впечатление зависит и от вашей фантазии. Пожалуй, ничего, кроме нее, для восприятия такой музыки не требуется.

Пластинка… как месть соседям

Вдохновленная речью Лео я иду слушать вокалистов из германского проекта VoсColours. Нас предупредили, что зал ждет эксперимент с голосом и инструментом. Произведение называется «Страх перед духами». Это своеобразная мантра из разных звуков: лай, визг, тяжелое дыхание, стон, кашель, уличные реплики на немецком и русские слова – «эротика», «терроризм», «зима», «осень», «фашизм», «смерть». 

На второй минуте происходящего у меня застучало в висках. Я оглянулась на зрителей. Кто-то сидел с воодушевленным задумчивым видом. Кто-то вставал с кресел и уходил. Я же, когда все закончилось, ощутила облегчение. 

Конечно, Лео был прав. Много зависит от фантазии. Под какофонию я представила сначала уличный рынок, потом толкучку в метро, офис, архангельский пазик, цирк. Эта импровизация сильна, как метафора современного мира с его обилием шумов, людей, информации. Тесный мир, где все одиноки и каждый мычит на своем языке. 

Пожалуй, этот перформанс – пример безумия, о котором говорилось в фильме. Причем безумие вирусное – ты не можешь остаться в стороне. Образ хорош, но добавить VoсColours в любимые аудиозаписи я не рискну. Когда вокалисты «отпели», один из них на русском предложил купить в фойе их диск. На этих словах рядом со мной взорвался в смехе молодой мужчина, от которого сильно пахло коньяком. И надо признать наличие у артистов самоиронии.

– Этот диск поможет, если хотите отомстить шумным соседям, – добавили они.

Лео Фейгин, продюсер из Великобритании

Реплики из зала

После услышанного отправляюсь за мнениями в фойе. Гость фестиваля Ольга Воронцова посетила все три дня программы. Она ценит такую музыку за ее свободный дух и неповторимость.

– Никогда не угадаешь, что музыканты сыграют! – комментирует девушка. – В этом году мне особенно понравился норвежский дуэт, проект «Гардарика» и выступление «Арт-ансамбля». Было представлено многообразие стилей и стран, надеюсь, каждый нашел здесь что-то по душе. Я люблю разные направления, в том числе и джазовые эксперименты, то же выступление немцев меня вдохновило.

Своими впечатлениями от фестиваля поделился и главный редактор журнала PLUS Евгений Тенетов:

– Фестиваль Владимира Резицкого, мне кажется, скорее фестиваль новой музыки. Современная, экспериментальная музыка, сыгранная джазовыми средствами, представлена была очень широко, от вполне «лайтовых» проектов, например Вапирова, до почти авант-роковых японцев Hikashu. Это фестиваль поиска, своеобразная музыкальная лаборатория, как это и представлял Владимир Резицкий. Единственное, чего хотелось бы пожелать мероприятию, – это большего разнообразия площадок и форматов. Было бы здорово, если бы на одной можно было бы послушать фриджаз, а на другой джаз-стандарты, это бы, как мне кажется, и образовывало, и расширяло аудиторию фестиваля.

Возвращаясь домой, я еще долго вспоминала колоритных немцев из вокального ансамбля VoсColours и думала: если понимать под искусством высшую степень мастерства, то их выступление можно сравнить с детским рисунком. Однако если иметь в виду способ отражения действительности через образ, то чем это не Сальвадор Дали?

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 22 октября 2015 г.