Ткань – это текст

В Архангельске побывала необычная выставка норвежской художницы Маргрете Колстад Брекке «Утопия 500». Нам удалось поговорить с Маргрете об искусстве, утопиях, натуральных материалах и, конечно же, текстиле.

Книги из Добролюбовки рядом с тканями из Норвегии

На первый взгляд проект художницы кажется чем-то непонятным. В холле второго этажа Добролюбовки повсюду развешаны разноцветные лоскуты. На каждом из них странные символы. Но если присмотреться повнимательней и расспросить кое о чем Маргрете, то ткань можно читать словно книгу.

– С помощью ткани можно изучать историю, – говорит художница. – Христа, снятого с креста, обернули в плащаницу. Парус играл важную роль в истории географических открытий. Гобелен использовали как в эстетических, так и в практических целях: к примеру, для того чтобы сохранять температуру в помещении. А создание живописи было лишь способом изобрести убранство интерьера, которое могло бы быть ниже стоимости материала. 

Главная тема арт-проекта «Утопия 500», как следует из названия, – всевозможные утопии. Ведущий лейтмотив – классическое произведение Томаса Мора, которому, кстати, в 2016 году исполняется 500 лет, а также вариации на тему. Интересно, что в Добролюбовке норвежка удачно нашла уникальные издания этой книги. Одно из них датируется 1923 годом. На время экспозиции сотрудники библиотеки разрешили использовать старинные экземпляры на выставке. Дополненные тканью, они органично влились в общее настроение. 

Чистое производство без ностальгии

В своем творчестве Маргрете отдает предпочтение натуральным тканям, краскам и деталям. Все ее полотна созданы, окрашены и декорированы вручную. Именно поэтому ей было очень интересно побывать в архангельской Детской школе народных ремесел. 

– Больше всего мне запомнился проект 13-летней девушки, – делится художница. – В своей работе она соединила традиции и современное прочтение. Это очень актуально. Во всем западном мире сейчас происходит некое переосмысление результатов индустриализации и того прогресса, с которым мы, возможно, зашли слишком далеко. Сейчас все чаще художники задумываются о проблемах, связанных с изменением климата, ведь климатическая угроза началась еще с эпохи Возрождения. Вопрос сейчас заключается в том, чтобы найти подходящие для нас методы производства, не ударяясь при этом в ностальгию.

Вообще за время пребывания в столице Поморья Маргрете встретилась со многими художниками и деятелями искусства. Один из них – Иван Архипов, умеющий запечатлеть на своих графических набросках одновременно неуловимое мгновение легкости и застывшую реальность.

Мы забываем, как собирать ягоды?

– Мне кажется, Поморье – место встречи различных древних языков и технологий, которые мы можем видеть в визуальном изображении на росписях и вышивках, – добавляет Маргрете. – Если мы говорим о текстиле, возникает тема социально-экономических условий его развития, которая неразрывно связана с вопросом качества. Не секрет, что сегодня, когда производство перенесено в другие страны, материал не всегда является качественным. И на первый план выходит вопрос, как сохранить качество и натуральность использованных материалов.

В беседе об искусстве Маргрете дополняет куратор ее проекта наша землячка Екатерина Шарова, которая занимается российско-норвежскими проектами в области искусства, а также продвижением как поморских, так и северо-норвежских художников по обе стороны границы.

Именно благодаря ей художница и приехала в Архангельскую область. Программа посещения Поморья формировалась в постоянном диалоге между девушками. Так, по инициативе Екатерины, Маргрете посетила школу Бурчевского, художественную школу №1, Арт-Сарай в Соломбале и другие интересные места.

– В рамках биеннале «Манифеста» я работала со шведскими художниками, которые приезжали в Архангельскую область, – говорит она. – Меня поразило, насколько им было интересно это путешествие. Определенные вещи начинают забываться. Взять те же условия и качество производства. Например, в Норвегии и Швеции найти экологически чистый продукт очень непросто. В умах людей что-то изменилось, и, вместо того чтобы пойти и собрать клюкву в лесу, они предпочитают купить ее в магазине. А произведена ягода может быть в Польше или Латинской Америке…

Детский лагерь в форме звезды

Но вернемся к тканям и экспозиции. На одном из полотен, которое, кстати, было изображено на рекламной брошюре, – алая советская звезда. На создание этого произведения Маргрете вдохновил недостроенный советский лагерь в виде звезды. Это архитектурное строение, расположенное в Казахстане, бурно обсуждалось в Интернете несколько лет назад. Тогда кто-то случайно нашел сооружение на снимках со спутника, помещенных на карты Google, и залил в Сеть. Судя по масштабной задумке, лагерь был призван даже из космоса славить великую державу. Символ соединяет в себе утопичность и дистопию, глобальность и художественность, надежду и разрушенные мечты.

– Прочтений у этого символа может быть множество, – добавляет художница. – Возьмем, например, Мурманск. Он ведь тоже был задуман как портовый город-сад за полярным кругом. 

Построенный с нуля в ледяной пустыне советский Мурманск словно символизирует торжество человека над природой. Или… все ту же утопичность и одиночество идеи покорить суровый Север?

Ткани Маргрете можно долго «читать», всматриваясь в вышивку и расшифровывая символы. Вот, например, надпись, сделанная утопическим языком Томаса Мора. А вот роза, которая тоже непосредственно связана с автором. В XVI веке Мор был канцлером Англии. Тогда в стране бушевало мощное противостояние католицизма и протестантизма. Как известно, король Англии Генрих VIII был известным любителем женщин. В те годы он из-за настойчивости своей любовницы Анны Болейн попросил парламент развести его с женой, действующей королевой Англии Екатериной Арагонской. Мор считал, что расторгнуть освященный церковью брак может только Папа Римский. Он твердо отстаивал свою позицию против разводов, из-за чего и лишился головы. Так бунт короля против Рима привел к созданию англиканской церкви. А роза в те годы стала одним из символов гуманизма, а после и движения рабочих за свои права.

Одна из самых важных работ для самой Маргрете. Фото: vk.com/utopia500

Воздушные змеи на страже экопотребления

Одна из самых важных работ для самой Маргрете выполнена на синей ткани с желтыми и белыми вставками. Это апокалиптическое произведение, в котором зашифрован целый ряд символов.

Здесь запрятана и отсылка к программе Европейского союза «Горизонт-2020», поощряющей исследования, и параграф Норвежской конституции о защите окружающей среды, который становится сейчас все более актуальным, и указание на работы центра «Город искусств» (Citta del’Arte) фонда Микеланджело Пистолетто существующего на Севере Италии, где художники работают с текстилем и шерстью. Но больше всего мне запомнился символ, в котором художница цитирует элементы из плащевой непромокаемой ткани норвежской компании, производящей дождевики.

– На моей родине, в Бергене, часто идет дождь, и эта компания начала производить там непромокаемые ткани по специальному методу, смешивая шелк с маслом льняного семени, – объясняет Маргрете. – Для иллюстрации я использовала логотип другой компании, с которой я сейчас сотрудничаю. Они занимаются инновационным проектом на Западе Норвегии и собираются создавать альтернативные источники энергии с помощью воздушных змеев.

На вопрос, как же читатели и гости выставки могут разгадать все эти секреты и способны ли они вообще на это, Маргрете улыбается. 

– Я заметила, что на Севере России живут очень умные, образованные и интересные люди, – считает она. – Когда они приходят сюда и начинают общаться со мной, расспрашивать о чем-то, я чувствую, что у них за плечами есть хорошая база знаний. Это невероятно радостно, потому что жители Норвегии и Европы не всегда могут этим похвастаться.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 4 января 2016 г.