Такой вот менеджмент и маркетинг

В этом году порадовал Узбекистан. Ну, во-первых, гость новый, во-вторых, товар привез красивый и качественный, в-третьих, рассказывает о производстве и ценообразовании. И тутовый сырец прямо на прилавке, для наглядности. Приветлив и убедителен. Ненавязчив, но сделает все, чтобы товаром заинтересовались и купили. Профессионал.

У наших продавцов лица, за редким исключением, скучающе-грустные. Цена железная, без вариантов. А объяснить цену носочков и рукавичек в тысячу рублей многие могут лишь вытаращенными глазами и пренебрежительным: «так… шерсть». 

Ну и что, что шерсть. Вон у узбека палантин красивящий, из натурального шелка, переливов необыкновенных дешевле стоит. И вез он его с другого края света. 

Или на прилавке чудеса и красоты местной росписи. Мезенские лошадки, словно живые, бегут по прялкам-магнитикам. И матрешки – загляденье. Экземпляры эксклюзивные. Ложки и тарелочки так и просятся в подарок иногородним друзьям и знакомым. И даже цены подходящие. Но парень, продающий шедевры северодвинских мастеров, как неживой, словно мешком пыльным пристукнутый. 

Дама просит сувенирчик с надписью «Северодвинск». Логично, товар-то оттуда. Но парень  вязко бубнит о том, что не привезли, потому что в прошлом году плохо покупали. Дама чуть не плачет… дочка живет в Москве, но родилась в Северодвинске и просила мать купить ей что-нибудь на Маргаритинке с именем родного города. 

Но продавец непреклонен – невозможно! Кидаюсь на помощь. Спрашиваю, есть ли у молодого человека телефон и может ли он позвонить в Северодвинск и заказать, чтобы привезли завтра или послезавтра. Чтобы мама таки смогла порадовать дочь и оставить фирме деньги за товар. Ведь город корабелов не за тридевять земель от Чумбаровки! Оказывается, все можно, если захотеть. Но почему-то не хотят купцы, чтобы их товара как можно больше продано было. Меня лично это очень удивляет. 

Из этой же серии водорослевые препараты. И водоросли в Белом море еще есть, и комбинат существует, а о продукции чудодейственной не каждый местный знает. Друзья из других городов, которых мы просветили, постоянно просят привезти препараты. И продукция могла бы стать мировым брендом, но что-то все на предприятии идет не так. 

Упаковка непрезентабельная. Если для себя покупать, то сойдет. Но можно было бы подумать и о подарочных вариантах. И очень огорчает пропажа из продажи альгипора – губчатых водораслевых пластин, спасавших от ожогов, мозолей, любых ран и многочисленных кожных проблем. Купить его можно было за копейки в любой аптеке, но лишь в Архангельске. Его тоже заказывала архангелогородцам вся страна. 

В отделах водорослевого комбината говорят… что все не будет больше альгипора. Сломалась линия. Но ведь, если спрос есть, то почему бы не отремонтировать линию. Ну пусть дороже станет пластинка. Покупать все равно будут, потому что свойства-то неординарные. 

И себе, и друзьям с родственниками. Окупится же! 

Но в отделах пожимают плечами, мол, так решило начальство. 

Зато рекламная кампания по промышленному производству клюквы все набирает обороты. Лет 10 уж ей. Все рассказывают, что будет, когда деньги кто-нибудь даст. Вот и на Маргаритинке бассейн с клюквой организовали, только плескался в нем, сколько мимо ни проходила, один единственный ребенок. Сын пропагандистов развесистой. По всей видимости. 

Промышленную клюкву пробовать приходилось, гадость необыкновенная. Но даже не в этом дело. Вопрос в другом – к чему собирать деньги на то, что растет самостийно по всей области в огромных количествах? В Маймаксе выйди за дома, там болото, и оно все усеяно настоящей, дикой клюквой. Только собирай!

Вот такой вот у нас менеджмент и маркетинг.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 24 сентября 2015 г.