Социолог из САФУ анализирует последствия пандемии

Как известно, историки дают оценку событиям только по прошествии некоторого времени. Но можно анализировать события с помощью социологии, разбираясь в происходящих процессах в режиме реального времени. Попытаемся проанализировать явления последних трех месяцев с Ильей Верещагиным, доцентом кафедры философии и социологии Северного Арктического федерального университета (САФУ).

— Можно ли специалисту-социологу дистанцироваться от происходящих событий и быть сторонним наблюдателем?

— Социолог в идеале должен стремиться к тому, чтобы посмотреть на объект своей науки со стороны. Но опять же более успешным исследование будет, если специалист знает, понимает и учитывает особенности того сообщества, в котором живет.

Поэтому в идеале он является сторонним наблюдателем с определенным социальным бэкграундом. Конечно, исследователь подвержен настроениям толпы и стереотипному поведению. Его отличает то, что в силу регулярной профессиональной аналитической деятельности вырабатывается критический подход ко всей социальной информации. Так что, даже попав под влияние общественного настроения, социолог обычно анализирует и себя в данной ситуации, что способно обезопасить его от поспешных действий.

— Ни в одной книге нет описания похожей ситуации. Мы оказались в антиутопии?

— Это, конечно, не антиутопия. Хотя поначалу мне казалось это похожим на определенный момент фильма «V — значит вендетта» (советую посмотреть не как очередной боевик, а с точки зрения политической социологии), где вирус имел значение для формирования особого типа государства.

Но сейчас думаю, что нашу ситуацию нельзя назвать антиутопией. Ей даже определения пока не придумано. Это что-то непохожее ни на нормальную жизнь, ни на привычный образ, описанный в разных антиутопиях.

Что касается антиутопий, то всегда вспоминается сравнение «1984» Джорджа Оруэлла и «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Кому-то эти примеры могут показаться банальными, но советую почитать именно их и сравнить. В этом отношении мы, конечно, стремимся скорее к миру Джорджа Оруэлла, чем к миру Олдоса Хаксли. Но важно понять, что пандемия — это лишь нынешний фон, в реальности это скатывание в «1984» происходит уже несколько лет.

Одна из последних новостей — установка системы распознавания лиц в школах (кстати, платформа называется Orwell), которая никак не связана с пандемией. Правда, надо отметить, что для установки камер и для тщательного контроля всегда находятся правильные и сильные аргументы — подобный контроль обеспечивает (хотя и не всегда) безопасность граждан и быстрое раскрытие преступлений.

Не видно ли в череде последних мировых событий стройной картины происходящего?

— Нет. Скорее это совпадение по времени разных по своему происхождению процессов: объективных и субъективных. Природные процессы вполне логичны и детерминированы: пришло время катаклизму случиться.

Часть социально-экономических процессов имеют волновой характер: и тут просто подошла нисходящая фаза волны. И есть, конечно, проблемы, которые создают обществу ошибки основных действующих лиц, в частности политиков: с одной стороны, от ошибок не застрахован никто, с другой — иногда рычаги принятия решений находятся в руках совершенно некомпетентных людей.

Так что кое-что из происходящего можно было предвидеть и предотвратить, но получилось, что все сошлось в 2020 году. Могу предположить, что и в прошлом были такие годы, когда люди думали, что слишком много проблем — это признак логичного конца света.

— Впервые в современной истории люди самоизолировались, несколько дней город был действительно пустой. Это произошло под воздействием страха или разума?

— Я думаю, что дело в исполнительности. Все же это было что-то необычное, и многие были готовы пойти на самоизоляцию, к которой призвала власть.

Поначалу казалось, что это ненадолго, а потом все в порядке будет. Но, когда самоизоляция через неделю не закончилась и выяснилось, что не просто ритм жизни, а вся жизнь теперь изменится, значительная масса людей стала относиться к самоизоляции раздраженно и игнорировать ее.

—  Не будет ли соблазна использовать такую технологию вновь и сработает ли она?

—  Конечно, соблазн использовать эпидемию для манипуляции общественной жизнью весьма велик. Но, как показал нынешний опыт, значительная масса населения будет игнорировать требования.

Обратите внимание, сколько людей в общественных местах и в транспорте находится в масках и перчатках, сколько людей соблюдает дистанцию в очереди на кассах в магазинах, сколько в редкий теплый день на Севере сидит дома…

Опыт показал, что работает затяжная самоизоляция только с помощью полицейских мер, когда есть представитель государства, который одним своим видом контролирует поведение населения. Однако полицейского не поставишь в каждый магазин, автобус и учреждение.

—  Насколько новый мир нас ждет, гадать сложно. Как придется поменять правила жизни?

—  Из нынешней ситуации нужно выйти с пониманием элементарных правил поведения, которые были известны и до пандемии (про регулярное мытье рук и дистанцию с незнакомыми людьми).

Возможно, ношение маски на улице наконец станет нормальным для наших граждан, ведь до пандемии на человека в маске смотрели как на в буквальном смысле больного. Таким образом, следует исполнять известные правила, а не вводить новые.

Конечно, прогулки по очереди на балконе, выход на улицу по пропуску и отслеживание перемещений через приложение в телефоне — это все ненормально. Как раз это будет антиутопия.

— Во время пандемии резко повысился уровень жалоб и доносов на соседей, кто гулял без масок или нарушал изоляцию…

—  У нас сложилось специфическое отношение к тому, что одни граждане сообщают о правонарушениях других людей. Все это мы по привычке называем доносами. Но ведь следует отличать ситуации.

Если законом установлено, что то или иное действие является правонарушением, гражданин обязан о нем сообщить правоохранительным органам. Это должно быть нормально, но в нашей стране таких людей нередко называют стукачами. А вот когда действие не является с точки зрения закона правонарушением (как отказ от ношения маски или нарушение изоляции), то, конечно, не следует поощрять доносы.

Но как раз это приобретает в нашей стране характер традиции для тех, кто уверен, что сам интуитивно понимает, что правильно, а что нет. И конечно, некоторые граждане пытаются таким образом свести счеты с неугодными (например, соседями или конкурентами по бизнесу).

—  Перестанут ли люди доверять телевидению, СМИ?

—  Некоторые аналитики все ждут, когда «колбаса победит телевизор», то есть экономические интересы (проблемы) станут сильнее, чем пропаганда. Но пока что-то не получается.

Люди рано или поздно перестанут доверять телевидению, но это будет связано не с этой пандемией, а просто со сменой поколений. Правда, грядущее поколение легко подпадает под влияние новых медиа, соцсетей. Но в нашей стране интернет-ресурсы выгодно отличает от традиционных СМИ наличие многообразия и плюрализма мнений.

—  Какие манипуляции вам удалось заметить еще?

—  К манипуляции я бы отнес аккуратное обращение с терминами. У нас ведь не референдум, а голосование, не карантин, а самоизоляция и прочее. И это создает только проблемы, потому что у нас в стране есть планы на случай нормальной мирной жизни и на случай чрезвычайной ситуации. А вот на такую непонятную ситуацию, когда не то и не другое, планов ни в одном учреждении, ни в одной сфере не было и нет.

Все приходится придумывать на ходу. Понятно, что какие-то термины не употребляются, чтобы это не повлекло за собой нежелательных юридических последствий. Но граждане при этом живут в  неопределенности. А это путь к ситуации, когда есть явное расхождение между провозглашаемыми обществом целями и их реальностью для основной массы людей.

Николай Гернет

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 22 июня 2020 г.