Слишком бледные зори

До 27 мая в прокате новая экранизация повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие…» авторства Рената Давлетьярова, снятая в формате 3D. 

Цитата в цитату

Сравнивать новую картину с советской не хочется, но приходится. Автор сценария Юрий Коротков в главном не слишком отступал от литературного и кинопервоисточника. Лента 2015 года порой цитата в цитату повторяет советский образец, и даже диалоги актерами произнесены с теми же интонациями. Сидишь в зале и припоминаешь: так, сейчас Васков попросит прислать непьющих и «чтоб это, насчет женского пола…» 

Знаменитые флешбэки (воспоминания девушек-зенитчиц о прошлом) оставлены почти неизменными. Разве что Коротков подредактировал историю, например, Гали Четвертак. Ее родителей по новой версии раскулачили. Показано, как они движутся куда-то в тайге на повозках, затем черные кресты на кладбище. Девчушка оказывается в детдоме. 

Сценарист, возможно, хотел усилить пафос посыла книги Бориса Васильева: дескать, ну Четвертак-то совершенно незачем воевать, жизнь отдавать за власть, которая отняла у нее семью, но она все же это делает. Или, наоборот, оправдать ее образ трусихи. Но ни то, ни другое не трогает. 

До чего техника дошла

После просмотра вообще трудно понять мотивы, заставившие создателей взяться за ремейк. Никакого нового слова ни от режиссера, ни кого-либо другого из съемочной группы. Разве что техники, которые работали с эффектом 3D, выдали эффект. Благодаря им мы смогли увидеть главное отличие новых «Зорь» от старых: прелести бойцов трехмерно объемны в банный час, а последние патроны Васкова летят прямо в сердце зрителя. До чего техника дошла! 

Видно, что Давлетьярова эти самые эффекты, натурализм и возможность поразить зрителя красивым, но порой бессмысленным ракурсом занимают гораздо больше, чем истории девушек. Долгая смерть красавца-волка от пули охотника интересна ему больше, чем, скажем, погибельная трясина, затянувшая Лизу Бричкину в проклятое болото. 

За кадром не видится автор, нет его личного отношения к происходящему. Конечно, Борису Васильеву и Станиславу Ростоцкому было проще: они сами были участниками той войны. Но Давлетьяров спустя семьдесят лет мог бы посмотреть на события глазами своего поколения. Хотя бы в духе примитивного кино вроде «Мы из будущего». Но он предпочел ограничиться технологическими новинками кинематографа XXI века. 

Безликие зенитчицы

У Васильева все пять девушек, отправившиеся в гибельный поход ради жизни на земле, предельно обаятельны. Каждой из них хочется посочувствовать, каждую пожалеть. Над смертью каждой рыдаешь. 

У Давлетьярова же они слишком безликие, плоские, а их мотивы борьбы, несмотря на вставки из прошлого, понятны лишь призрачно. Есть подозрение, что режиссер плюнул на разработку характеров героинь, посчитав, что зрители и так хорошо это помнят. 

Четвертак (Кристина Асмус) – сирота и трус, Бричкина (Софья Лебедева) – наивная деревенщина, Гурвич (Агния Кузнецова) – поэтическая горожанка, Комелькова – бесстрашная красотка, Осянина (Анастасия Микульчина) – справедливая прямота. Из таких ярлыков вылезать сложно, да актрисы и не пытаются. Ни одна из них не запоминается. И поп-певица Женя Малахова с лицом Бритни Спирс, сыгравшая Женю Комелькову, оказывается на одном уровне с уже известными молодыми российскими актрисами. 

Отметить стоит только актерскую работу Петра Федорова. Он в своей роли органичен и собран. По уставу. Скажу даже крамольную для поклонников советского кинематографа мысль: Федоров в роли старшины Васкова понравился больше, чем Андрей Мартынов. Но как и Мария Аронова в «Батальоне», так и он просто не может порой без лишнего пафоса выразить любовь своего персонажа к родине. 

А у героев Васильева и Ростоцкого получалось естественно. 

Лишь пара финальных эпизодов картины вызывает сильный эмоциональный отклик. Но стоит ли ради этого ждать два часа? Решайте сами. Только помните, что идете на весьма средний боевик, а не на военно-психологическую драму. Тогда, возможно, вам даже понравится.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 8 мая 2015 г.