Размышления о Донбассе: что в реальности сегодня происходит на моей родине

С началом спецоперации по защите Донбасса все друзья и знакомые постоянно спрашивают меня о том, что в реальности сегодня происходит на моей родине. Да, к счастью мои Ровеньки – это так называемый глубокий тыл на границе с Ростовской областью. Но это вовсе не значит, что «подарки» от укронацистов не долетают и туда…

Не нужна нам столица

В этот раз поездка домой оказалась долгой и выматывающей – с началом спецоперации ростовский аэропорт Платов не принимает и не отправляет самолеты. Поэтому добираться пришлось практически двое суток: сначала поездом до Москвы, а затем автобусом в Ровеньки.

В этом практически 17-часовом путешествии познакомилась с неунывающей жительницей Антрацита – Юлией Юсиповой. Женщина с младшим сыном ехала домой, чтобы встретиться с мужем. Он воевал в ополчении с 2014 года, потом, когда конфликт благодаря Минским соглашениям сошел к противостоянию на линии разграничения, вернулся к почти мирной жизни, а в феврале снова взял в руки оружие и отправился на передовую. В этот раз с ним добровольцем ушел и сын Саша.

Юля – веселая болтушка, открытая, простая. Делится своим житьем-бытьем в столице, где работает поваром в небольшой компании. Рассказывает, как младшенькому Тимуру нравится ходить в московскую школу, заниматься в секции бокса и участвовать в соревнованиях.

Увы, таких возможностей, в ее родном, измученном затянувшимся противостоянием с киевской хунтой Антраците, нет. Как, впрочем, и в моих Ровеньках. Но оставаться в Москве она не планирует. Говорит, когда все закончится, соберет всю свою большую семью и будет счастливо жить в родном городе. И мужа больше никогда и никуда не отпустит.

Она шутит, а в глазах страх за своих мужчин. Увы, слишком многих эта война уже отняла, ведь для нас, жителей Донбасса, она началась не в феврале, а восемь лет назад – и все это время бои на территории ДНР и ЛНР практически не останавливались.

«Подарки» от «свiдомих»

Ну а Ровеньки встретили невероятной тишиной. Да, с каждым годом жителей здесь все меньше и меньше, но сейчас улицы и вовсе практически пусты. Что и неудивительно: мужчин мобилизовали, а все, кто смог, эвакуировались еще до начала спецоперации. Остались те, кто по каким-то особым причинам не могут оставить дом, или те, кто верят в призрачную безопасность. Почему призрачную?

Наверняка вы, видели в новостях сюжет о том, как Ровеньки дважды с интервалом ровно в месяц обстреляли баллистическими ракетами «Точка-У». Целились в нефтебазу и частично попали – спасла система ПВО: ракеты сбили на подлете. Страху натерпелись все. В результате первого обстрела сгорели несколько огромных цистерн с топливом. В результате второго – осколки ракеты с кассетными зарядами, между прочим запрещенными Конвенцией по кассетным боеприпасам, упали в жилом секторе недалеко от нефтебазы. На улице Рабочей полностью сгорели два дома, многие посекло осколками.

Досталось и дому моей давней подруги и бывшей коллеги. Люда совсем недавно похоронила мужа, дети разъехались, живут в России. Она осталась совсем одна в огромном двухэтажном доме. Вечером 26 марта пришла с работы, поужинала и прилегла в гостиной на диване. Это и спасло, потому что часть заряда изрешетила дом с другой стороны – взрывной волной вынесло двери и окна вместе с рамами, сорвало часть кровли, а смертоносные кассетные осколки изрешетили стены и потолки в комнатах второго этажа. Слава Богу, ничего не загорелось.

Примечательно, что в отличие от рядовых обывателей, ровенчане не задают глупых вопросов, мол, откуда она, ракета прилетела, раз наши гонят «укропов» за границу республик. За восемь лет, как и все жители Донбасса, они неплохо научились разбираться, чем их ежедневно пытается стереть с земли киевская хунта. И поэтому знают, что у «Точки-У» предельная дальность полета – 120 километров. Так что в марте она, скорее всего, прилетела со стороны Северодонецка, до которого по прямой всего 60 километров.

А два дня назад такой же «подарок» от ВСУ получили жители соседнего с Ровеньками Красного Луча. Он прилетел из Артемовска, переименованного нацистами в 2016-м в Бахмут. Ракета ударила в склад боеприпасов. Рвануло так, что столб пламени видели в Ровеньках за 40 километров. Поселок Мирный, где до войны жили все мои родственники, почти уничтожен – снаряды рвались около 12 часов, а количество жертв до сих пор подсчитывают… Вот такой он, наш глубокий тыл…

Не забыть, не простить

Многие меня спрашивают и о моем личном отношении к проведению спецоперации на Украине. И пусть я покажусь вам жестокой, но я искренне и всем сердцем это решение поддерживаю. И решение о трибунале и смертной казни для нелюдей из «Азова», запрещенного на территории РФ и признанного экстремистским, тоже поддерживаю.

Не буду выражаться так ярко, как это делает Дмитрий Анатольевич Медведев в своем Telegram-канале, но напомню всем псевдопацифистам, кто развязал эту кровавую бойню: все помните, как 2 июня 2014-го киевская хунта ударила по Луганску?

Лично я никогда не забуду окровавленную женщину в красной кофточке, изрешеченную осколками, которая умирала на ступенях областной администрации. Не забуду горловскую Мадонну – убитую в результате обстрела 23-летнюю Кристину Жук со своей 10-месячной дочерью Кирой. И моих земляков, погибших в 2014-м от еще одной «Точки-У». Она унесла жизни четверых взрослых ровенчан и одного маленького мальчика. Ему было всего пять… И Аллею ангелов Донбасса никто из нас тоже никогда не забудет. Не забудет и не простит.

Так как я должна относиться к решению президента, призванному защитить моих земляков? Не просто защитить, а принести, наконец, мир на нашу многострадальную землю. Мир и достойную жизнь! А ее сегодня там просто нет.

Громадный потенциал… был

Там нет развития, нет возможности экономического роста, хотя Донбасс всегда был драйвером украинской экономики. Это машиностроение и металлургия, угледобыча и энергетика, нефтехимическое производство и сельское хозяйство.

В 2013 году Донецкая и Луганская области вместе производили почти 16% ВВП Украины, уступая только Киеву. Доля Донбасса в объеме реализованной промышленной продукции была 27,3%, а это больше, чем в любом другом регионе страны, как и в экспорте товаров и услуг из Украины, – 23,3%.

 А что сегодня?  В Ровеньках, например, дорог давно не осталось – в центре города на моих глазах дорожники тоненьким слоем размазывали асфальтобетон по ямам и колдобинам, еще меньше достается поселкам, а о подъездных дорогах и вовсе пока даже не думают.

Из восьми угольных шахт в Ровеньках, которые выдавали в год 8– 9 миллионов тонн угля, осталось четыре, а добыча по всей республике, где насчитывается 16(!) угледобывающих предприятий едва-едва дотягивает до 5 миллионов тонн. До войны Донбасс давал 23–24 миллиона тонн.  Нынешние зарплаты смехотворны и у горняков, и у работников администрации объединения «Востокуголь». Республиканские пенсии – нищенские. Мама получает 7,9 тысячи рублей, а цены на продукты такие же, как и в Архангельске…

 В регионе жутчайшие проблемы с водоснабжением. Воду в Ровеньках дают по графику, но соблюдается он едва ли. Бывает, что воды в кранах нет не по нескольку дней, а неделями, потому главная забота – набрать ее во все емкости, что есть в доме. Хотя здесь появилась надежда – на днях местные СМИ сообщили, что на магистральном водоводе началось строительство новой насосной станции. Это радует.

Но по большому счету, городское коммунальное хозяйство приходит в упадок. Денег нет не только на ремонт дорог, но и на содержание многоэтажных домов, коммуникаций, общественный транспорт. Городские маршрутки – тот еще ужас, ведь автопарк последний раз обновляли лет 10 назад.

При всем этом местная власть умудряется поддерживать жизнь в социальных учреждениях. Детсады и школы работают, несмотря на то что уже восемь лет ни о каком развитии речи не идет: сохранить бы то, что есть. Наверное, хуже всего дела обстоят в здравоохранении. Здесь давно забыли о бесплатной медицине. Все – от перевязочного материала до лекарств – надо приобрести. А самое страшное, что практически не осталось врачей: молодые специалисты давно уехали, работает «старая гвардия».

Главному и единственному хирургу Геннадию Ивановичу Колодину – уже 71 год. И он оперирует. Потому что больше некому…. Ну а об обновлении медицинского оборудования и говорить нечего. Так что не меньше, чем обстрелов ВСУ, ровенчане боятся… заболеть.

Донбасс вернется

Многое еще можно рассказать о буднях моих земляков. Сегодня они, увы, безрадостны. Страшные новости приходят каждый день. На днях узнала, что погиб сосед – веселый, бесшабашный Сашка Лапин. Похоронили Сашку… без головы. Ее нашли только на второй день после…

А другой сосед вернулся домой без руки – оторвало польской миной. Мужики рассказывали, что простая мина свистит при падении, а эти тихо падают, поэтому бойцы их не слышат… Вот и сосед не услышал. Друг его погиб, а он выжил, только руки нет практически от плеча.

Еще страшно то, что яростная пропаганда и несусветная ложь, ежедневно льющаяся в уши украинцев, разделила, рассорила семьи. Парадокс, но многие «на той стороне» искренне верят в то, что с 2014 года Украина воюет с Россией. У многих из нас на Украине остались друзья, родные и многие сегодня в ответ на наше беспокойство за них осыпают нас проклятьями. Как так?

Мне тоже было интересно, пока случайно не зашла на украинский новостной сайт и не прочла несколько новостей. Закрыла портал после того, как начала понимать, что еще немного и я поверю в эту чушь сама. И это при том, что лично я для себя поняла, что с такой Украиной мне не по пути гораздо раньше 2014 года. А точнее, когда Ющенко, будучи президентом, уравнял в правах ветеранов Великой Отечественной войны и членов Украинской повстанческой армии (УПА), заявив, что последние боролись… за независимость Украины.

Но это все закончится. Я верю, что Донбасс вернется к мирной жизни. Отстроит свои города, возродит производства и восстановит святые места. Такие, как например, мемориал на кургане Саур-могила, что рядом со Снежным. Там в 1943 году шли тяжелые бои Красной армии с отборными дивизиями СС, которые были разгромлены и отброшены с Донбасской земли.

История повторилась в 2014-м, а мемориал был практически уничтожен уже современными фашистами. Сегодня его восстанавливают, и рядом с фигурами солдат Великой Отечественной встанут скульптуры защитников-ополченцев.

Да, моя родина восстанет из руин. Я знаю, что здесь живут честные, трудолюбивые люди и трудностей они не боятся: восстановили свой Донбасс после гитлеровской оккупации, возродят и сейчас. И никогда, я уверена, не забудут, кто в трудную минуту пришел на помощь, защитил, поддержал. 

Ирина Колесникова

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 21 июня 2022 г.