Привыкнуть к войне нельзя

ubm48x2x a6aad

Инспектор по исполнению административного законодательства дорожно-патрульной службы ОГИБДД ОМВД России «Приморский» Сергей Патрикеев срочную службу проходил в горячей точке. Минуло немало лет, но он часто вспоминает и своих боевых товарищей, и события того времени.

От армии не косил

– Служить срочную пошел, помня, что это долг каждого мужчины, от армии не косил, – рассказывает Сергей Георгиевич. – Меня призвали в 1994-м с третьего курса лесотехникума. Направили во внутренние войска. Служил во Владимире, потом учебка в Отдельной дивизии оперативного назначения.

А впереди была горячая точка. Шел 1995 год. Молодых военнослужащих собрали по тревоге, ознакомили с приказом, согласно которому подразделение, в котором числился Сергей Патрикеев, направили в столицу Чеченской Республики – Грозный.

В горячей точке был водителем

Владимирский батальон, который нес боевую вахту в Старопромысловском районе Грозного, находился в здании школы № 45.

Батальон оперативного назначения участвовал в тяжелых боях, в одном из которых рядовой Патрикеев был ранен. Затем подразделение, входившее в восточную тактическую группировку внутренних войск, перевели под Ножай-Юрт в горную Чечню на границу с Дагестаном.

– Я начинал службу во Владимире в РМТО (роте материально-технического обеспечения) в должности водителя командно-штабной машины, был личным водителем командира полка, имел водительское удостоверение категории «В, С», то есть мог управлять тяжелой техникой. Вот и в командировке при комплектовании личного состава был назначен водителем, – продолжает Сергей Георгиевич. – А потому исколесил практически все дороги Чечни. Сопровождал колонны, караваны в Грозный, Моздок, Кизляр. Был водителем Зил-131, БТР-80.

Во время службы так называемые боевые выходы проводили по уже наработанному афганскому варианту: две роты батальона находились постоянно на передовой, а одна отдыхала на базе. Через две недели менялись. «Мазута», так называли тех, кто имел отношение к технике, обеспечивала всем необходимым и тех и других. Многое зависело от обстановки.

Галайты, Мескеты, Тухчар, Герзель – села, где ситуацию приходилось контролировать подразделению, в котором служил рядовой Патрикеев.

Истории из военной жизни

Во время службы в Чечне случалось всякое. Батальон был прикомандирован к дивизии имени Ф. Э. Дзержинского. Однажды с командиром взвода Юрием Воронцовым Сергей ехал в Герзель по заданию. Мост через реку с одноименным названием был взорван, там организовали понтонную переправу. Вдруг военнослужащие увидели, что навстречу им бежит боец отряда спецназа «Витязь», и прямо над машиной раздалась автоматная очередь. Остановились, выяснили в чем дело. Оказалось, в Тухчаре два бэтээра этого отряда попали в засаду. Мина угодила в люк одного из них. К счастью, никто не погиб, но несколько солдат тяжело ранило, механик вывел машину из боя с раненым экипажем, но по пути «закипел»: осколки перебили систему охлаждения.

– Мы хотели взять на прицеп сам БТР, но мой ЗИЛ его просто бы не потянул, – вспоминает Сергей Георгиевич. – Пришлось развернуться, срочно забрать раненых и доставить их в дивизию. По пути получил пулю в кабину, спас бронник.

Дорожно-транспортные происшествия случаются везде, где есть машины, бывают они и на войне. Как-то раз в Моздок передислоцировали какое-то подразделение. Сергею тогда поручили отправить с отходящей колонной проверяющего из министерства. Колонны должны по приказу идти со скоростью не менее 100 км в час, иначе возникает опасность обстрела на трассе. На глазах у рядового Патрикеева и ревизора одна из машин с боеприпасами врезалась во впереди идущую. Взрыва не последовало, но сильно пострадало несколько солдат. Связаться с частью по рации не представлялось возможным, поэтому приняли решение отправиться за медиками сразу на автомашине. Пострадавших сумели спасти.

Перед отправкой в Чечню.  Сергей Патрикеев в первом ряду в центре

Эфа – деликатес

Сергей Патрикеев привозил в свое подразделение с базы готовую пищу, прямо на передовую вместе с едой доставлял боеприпасы, забирал оттуда раненых или разведгруппу.

Кормили военнослужащих по армейскому рациону, но по возможности они пытались его разнообразить. Бывало, пайки урезали, например, когда не доходила колонна, которая должна была доставить продовольствие.

Как-то раз, когда Сергей доставил в расположение части необходимый груз, он стал свидетелем того, как эфа – двухметровая степная гадюка – залезла в блиндаж, переполошила бойцов и пыталась выползти через бруствер окопа. Ребята врассыпную: ведь стрелять нельзя. Как же тогда от нее обороняться? В ход пошли саперные лопатки. Змею тут же освежевали.

– Желудки у нас к тому времени уже стали полиэтиленовыми, так как ничего не переваривали, кроме тушенки, каши и старых рыбных консервов, – улыбается Сергей Георгиевич. – Нам, «мазуте», тогда сразу отдали половину добычи – с водителями на войне все дружили.
Парни развели небольшой костер и поджарили эфу на «цинке» – ящике из-под патронов, ведь сковородок-то не было под рукой. Вместо масла взяли жир. Приготовленное таким образом змеиное мясо по вкусу напоминало копченый палтус. Каждому из взвода досталось по кусочку деликатеса. На отсутствие аппетита тогда никто не жаловался, ведь солдат никогда сыт не бывает. Попробовали, не отравились. Более того, все остались довольны таким лакомством.

Один день там равен целой жизни

В горячей точке Сергей Патрикеев прослужил семь месяцев.

– Каждый день на войне – целая жизнь, но привыкнуть к ней нельзя. Все смотрели фильмы про войну, но оказаться там для многих  просто шок, – считает он. – За одну беседу всех впечатлений не выскажешь. Было тяжело. Пережил столько, что у другого бы, возможно, «крыша поехала». Мне помогло этого избежать и воспитание, которое я получил, и настоящая мужская дружба с отцом, и то, что спортом занимался. А еще я никогда не жил бесцельно.

Когда Патрикеев служил в Грозном, девятого мая погибло девять омоновцев из Рязани. Жаль ребят. А ему повезло. Сергей вспоминает, как с несколькими сослуживцами сгружал технику с железнодорожных платформ. Бойцов тогда вооружили, а водителей оставили без патронов. В первый день в Грозном ребята заблудились в разрушенном городе, потом попали под обстрел, прятались под машинами, пока свои
обнаружили. Хорошо, что быстро.

Ориентироваться в чеченской столице оказалось очень сложно. Табличек с названиями улиц нигде не было. В то время координация действий российских военнослужащих находилась не на высшем уровне. Случались и провокации со стороны боевиков.

Позвонил домой в праздник Победы

О том, что Сергей находится в горячей точке, его родственники узнали девятого мая. Он им сам позвонил по телефону. В тот день, когда Патрикеев с товарищами заблудился в Грозном, они вышли к заставе, на которой находились бородатые вооруженные люди. Тогда ребята решили, что попали в плен, но ошиблись. Как оказалось в последующем, это были российские собровцы и омоновцы. Когда выяснилось, кто есть кто, Сергея и его товарищей накормили и даже разрешили позвонить домой. Но у Патрикеевых тогда не было домашнего телефона, и он позвонил тете Вале, маминой сестре. А родителям Сергей написал письмо, но не на бумаге, а на странице журнала, который оказался под рукой, приложил и фото. Свое послание он передал проводнику поезда, следовавшего в Москву. Родители письмо сына, несмотря ни на что, все же получили. Вести же из дома до него не доходили, так как его подразделение часто меняло место расположения.

Многое пришлось переосмыслить

Сергей считает, что тогда на войне он некоторые события воспринимал проще. Это сегодня пережитое ранее он старается оценить по-новому.

– И все же это тяжелое время многому меня научило. Я понял, что в любой, даже самой трудной ситуации надо действовать и никогда нельзя сдаваться. То, что нас не убивает, делает сильнее, – уверен Сергей Георгиевич. – Чеченский или афганский синдром – адаптация и осмысление произошедшего. Это испытывает каждый солдат. Я совершенно согласен с автором, написавшим строки: «Я не участвую в войне, война участвует во мне…»

Несмотря на то что прошло почти 20 лет, после того как Сергей Патрикеев вернулся с той войны, не было ни дня, когда бы он не вспоминал о ней. Для него это не только самое трудное, но и самое важное время жизни, когда он познал, на что способен, что может, к чему готов, а это для мужчины очень важно.

– Побывав в горячей точке, начинаешь многое переосмысливать, по-другому относиться к Родине, семье, службе, друзьям, – поделился он. – Я очень благодарен своим родителям за то, что они научили меня правильно относиться к жизни, привили чувство ответственности за порученное дело и за товарищей.

Демобилизовался он в 96-м. Награды Патрикеева «догнали» уже дома. Их Сергею вручил начальник областного УВД.


Награды

Сергей Патрикеев награжден нагрудным знаком ВВ МВД «За отличие в службе» I степени, медалями «За службу на Северном Кавказе» и «За верность долгу и Отечеству».

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 3 декабря 2014 г.