Прививка «Спутник V»: впечатления от вакцинации

вакцинация_прививка

Едва ли есть смысл в деталях писать репортаж о том, как все это было, вникать в детали организации процесса. На мой взгляд, то, как все устроено в Первой городской поликлинике Архангельска, выше всяких похвал.

Сначала – измерение температуры, непродолжительный, но строгий предпрививочный осмотр врача, потом сама процедура. О которой, в общем-то, все уже сказано словами детской песенки: «Ну подумаешь укол, укололи – и пошел».

Замечания, конечно, тоже появились: так, одновременно держать градусник и заполнять стандартную анкету да согласие пройти прививку не очень-то удобно, а обилия журнальных столиков в коридорах главного архангельского валетудинария почему-то не наблюдается. С другой стороны, неудобство объяснимо – вдруг граждане заполнят электронные формы при регистрации онлайн, а потом передумают, не придут?

Почитают дотошные вопросики о перенесенных болезнях в молодые годы, начнут по-джеромовски припоминать симптомы, расстроятся и дадут задний ход? Единственное, что хотелось бы изменить, – все-таки как-то сделать поближе предпрививочный осмотр к месту инъекции – идти через весь коридор второго этажа, пусть даже в маске, по многолюдным коридорам не очень-то безопасно…

Поскольку прививку я проходил совместно с коллегами из Северного государственного медицинского университета, то пораженческих настроений, конечно, не наблюдалось. Информацию о действенности и безопасности «Спутника» черпали, что называется, из первых уст – от врачей-практиков.

Я же воспользовался более привычными журналистскими каналами: одно из информ-агентств в Котласе организовало круглый стол, на котором врачи говорили о фактах действенности вакцины, о том, что заболевших среди привившихся нет. Котлас – один из эпицентров пандемии в регионе, так что оценки, суждения в ходе живого диалога специалистов и сомневающихся представителей местного населения были полезны с точки зрения формирования здорового прививочного прозелитизма.

Мне же не было необходимости подогревать веру в возможность полета «к звездам» на чудо-корабле «Спутник V». Позади преподавание дистанционного учебного курса по истории медицины на английском языке студентам из Индии, на котором мы много обсуждали развитие представлений о природе инфекционных заболеваний со студентами, о том, как появились прививки, почему не стоит бояться их делать.

Думаю, процентов на 50 антипрививочные настроения в нашем обществе связаны с элементарным невежеством. Вместо того чтобы в школах забивать голову детям «историческими» деяниями разных отечественных Людовиков XIV и Генрихов VIII, лучше бы рассказать им о том, как постепенно формировались основы современной цивилизации.

Как постепенно люди научились противостоять опаснейшему заболеванию – натуральной оспе, смертность от которой доходила и до 90%, а в конце ХХ столетия сумели ее полностью победить. Все дело в том, что до сих пор многие, если не подавляющее большинство «дорогих россиян» вследствие крайне идеологизированного и политизированного курса истории в школах уверены, что прививка – это введение ослабленного вируса и потому вакцинация без достаточно серьезных длительных испытаний небезопасна.

Многие обыватели банально не понимают разницу между вакцинацией, к которой пришло современное человечество благодаря наблюдениям Эдварда Дженнера, и вариоляцией, известной с незапамятных времен, представляющей собой активную иммунизацию против натуральной оспы путем введения под кожу или в носовые пазухи содержимого оспенных пузырьков больных.

Еще в далеком 1796 году британский врач установил, что люди, привитые возбудителем гораздо менее тяжелой для человека коровьей оспы, приобретают иммунитет и к человеческой разновидности оспы натуральной.

Последующие открытия Пастера и Коха полностью подтвердили теорию венецианского врача, школьного товарища Николая Коперника Джироламо Фракасторо о маленьких семенах-возбудителях болезней, которые передаются при контактах людей, объяснившего тем самым еще в ХVI веке природу инфекций. Тогда ему мало кто поверил – в ходу была «теория миазмов», объяснявшая распространение болезней вредными формами плохого воздуха, утверждавшая, что причина эпидемий – миазмы, или «ночной воздух», возникающий при гниении органических веществ.

Вариоляция же, или инокуляция, на смену которой и пришла вакцина Дженнера, – термин принадлежит ему же – действительно была довольно опасной: болезнь могла развиться в результате прививания, смертность составляла 2%. Иными словами, лекарство по опасности было сопоставимо с болезнью, процедура действительно отчасти представляла собой русскую рулетку. Что, впрочем, не помешало российской императрице Екатерине II подать пример подданным, сделать вариоляцию.

После действительно исторической прививки, сделанной Дженнером сыну своего садовника восьмилетнему Джеймсу Фиппсу, последующих работ Луи Пастера и Роберта Коха от вариоляции окончательно отказались – уже в 1840 году в Великобритании был введен такой запрет.

Никакого отношения современные прививки к вариоляции не имеют, даже так называемые живые вакцины, которые изготавливают из вируса аттенуированного, то есть взращенного в лаборатории так, чтобы он потерял способность вызывать болезнь, но сохранял способность стимулировать иммунитет. Нынешние вакцины от ковида – это сжатые инструкции по распознаванию врага, рассчитанные на моментальное образование в тканях организма антител в случае появления микроба-врага. Что может быть в этом опасного?

Побочные эффекты от применения «Спутника», конечно, имеются, они напоминают симптоматику гриппа, протекают индивидуально. У меня не было ни повышения температуры, ни озноба совсем – несколько непривычно возбужденное состояние в вечернее время, вот и все. Должно быть, РНК в моих клетках хором читали инструкции по борьбе с ковидом, соборность такая у них с возрастом развилась…

Сообщения СМИ о том, что кому-то стало плохо или даже, что кто-то умер после прививания той или иной антиковидной вакциной, следует, думается, просто игнорировать. Психосоматику еще никто не отменял, а отсутствие должных знаний, предрассудки – они, конечно же, сказываются. Важно также понимать – вакцина не является железной гарантией от болезни, речь идет о статистической вероятности, о человечестве в целом, то есть о температуре по больнице. Какова будет реакция именно вашего организма, предугадать невозможно. Точно только то, что хуже в результате вакцинирования не должно стать, если не накручивать себя, или же в случае каких-то специфических аллергических реакций. Стопроцентной гарантии не дают и вакцины от чумы, малярии, кори или того же гриппа. Но зато растет вероятность того, что исход болезни при заражении будет благоприятным.

От 20 до 70% населения России уже имеют антитела к коронавирусной инфекции, доля варьируется в зависимости от региона – таковы последние данные, озвученные врачом-инфекционистом Евгением Тимаковым в эфире телеканала «Россия 24».

Возможно, это как-то объясняет совсем небольшой процент привившихся в нашей стране. Перед прививкой надо делать тест на антитела – собственно, поскольку у меня их обнаружено не было, потому я и решил вакцинироваться. Иначе – заразиться крайне легко.

Масочный режим в общественных местах, самоизоляция, частое мытье рук, прививка – все это необходимые формы предохранения от самых разных инфекционных заболеваний. Возможно, сегодня это главное условие нашего «полета к звездам», именуемого жизнью.

Григорий Дитятев

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 3 марта 2021 г.