«Принимаю ответственность на себя!»: к 115-летию со дня рождения адмирала Н. Г. Кузнецова

Эти слова нашего выдающегося земляка Николая Герасимовича Кузнецова, которые сегодня можно прочитать на памятнике адмиралу, установленному в Архангельске на набережной Северной Двины, как нельзя лучше подходят для описания его решительных действий в июне 1941 года.

Не дожидаясь распоряжений Верховного Главнокомандования, накануне войны адмирал Кузнецов отдал приказ о приведении флота в боевую готовность. Благодаря этому незаурядному (а по сути героическому) решению Советскому Союзу удалось избежать потерь морской авиации и кораблей.

Всю войну Николай Герасимович руководил флотом огромной страны, а после ее окончания дважды попадал в опалу верховных властей. Восстановлен в воинском звании Адмирала Флота Советского Союза он был только через четырнадцать лет после смерти…

Северная Двина как путь к океанам

Николай Кузнецов родился в 1904 году в крестьянской семье в деревне Медведки Вологодской губернии (ныне это Котласский район Архангельской области). В одиннадцать лет мальчик остался без отца, и старший брат, который переехал к тому времени в Архангельск, забрал его к себе.

Первое место работы Николая оказалось хоть немного, но связано с морем – он был курьером в управлении порта. После революции, в 1919 году, Кузнецов добавил себе пару лет и поступил добровольцем в Северо-Двинскую военную флотилию, причем подвоха в поступке 15-летнего рослого юноши никто не заметил. В 1921 году он уже был строевым Архангельского флотского экипажа, а с 1922-го служил в Петрограде.

Окончив в 1926 году с отличием Военно-морское училище, Николай Кузнецов получил право самостоятельно выбрать место службы. Так он впервые оказался на крейсере «Червона Украина», где служил сначала командиром батареи, затем командиром роты и старшим вахтенным начальником. Всего через семь лет, окончив к тому времени Военно-морскую академию (причем тоже с отличием), он принял командование этим крейсером и за три года довел до совершенства систему боевой готовности одиночного корабля.

Предвоенные годы прошли для перспективного командира Кузнецова более чем насыщенно. Так, в 1936–1937 годах под псевдонимом Николас Лепанто в честь самой великой морской победы Испании он принимал участие в боевых действиях в качестве главного военно-морского советника республиканского правительства. За службу в Испании был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

 Далее последовал дальневосточный период службы – в 1937 году Кузнецов был назначен заместителем командующего, а в 1938–1939 годах командовал Тихоокеанским флотом.

Однако уже в марте 1939-го последовал перевод в Москву – Николай Кузнецов был назначен заместителем наркома ВМФ СССР. В это время руководство страны поставило задачу
создать флот, сопоставимый с флотами Америки и Британии, и задача эта была успешно решена: к началу 1940-го советский Военно-морской флот насчитывал 900 кораблей, в том числе и подводных лодок.

Незадолго до начала войны он издал приказ, предписывающий открывать огонь, если над местом базирования флота будет замечен самолет-разведчик. После первого же инцидента, когда иностранные воздушные шпионы были обстреляны с кораблей, Кузнецова вызвали к Сталину. Он получил выговор и требование отменить приказ. Кузнецов послушался, но подписал новый приказ: если будет замечен разведчик, направлять к нему истребители. До большой войны оставалось уже совсем недолго…

Врасплох не застали

 Летом 1941 года по приказу Николая Кузнецова экипажи кораблей перешли на усиленный режим несения службы. 19 июня, после введения боеготовности № 2, были введены круглосуточные дежурства, запрещены увольнения, получены запасы топлива, продовольствия и снарядов.

22 июня в 2 часа 40 минут флот был переведен на высшую степень готовности, благодаря чему удалось избежать потерь кораблей, самолетов и береговых частей.

С самых первых дней войны Николай Кузнецов принял целый ряд нестандартных решений, которые (особенно на фоне неудач на сухопутных направлениях) оказали значительное влияние на боевой дух Советской армии и флота. Так, уже 25 июня корабли Черноморского флота атаковали румынский порт Констанца, где находились значительные запасы топлива для немецких войск.

В начале августа 1941-го по инициативе Кузнецова силами морской авиации Балтийского флота были нанесены десять бомбовых ударов по Берлину, что имело значительный психологический эффект. В августе 1941-го 200 судов Балтийского флота с 23 тысячами солдат на борту прорвались в Кронштадт. Их опыт эвакуации солдат позже пригодился в Одессе, а также в Севастополе. В октябре 1941-го было сформировано 25 морских стрелковых бригад, участвовавших в битве за Москву, а затем во всех боях вплоть до взятия Берлина.

Флот успешно справлялся с боевыми задачами, оказывал поддержку сухопутным войскам, эвакуировал людей и поставлял товары и грузы. Всю войну Николай Кузнецов был главкомом ВМФ и членом Ставки Верховного Главнокомандования. Около 20 раз он выезжал на флоты и в штабы фронтов, руководя операциями ВМФ и координируя их с действиями сухопутных войск. Начиная с июня 1945-го Николай Герасимович находился на Дальнем Востоке, где под его руководством несколько морских десантов Тихоокеанского флота полностью разгромили японские части. Но война закончилась, и пришло время опалы.

Дважды опальный

Главной причиной первого крупного конфликта с руководством страны, после которого последовали «оргвыводы», стало расхождение со Сталиным в вопросах дальнейшего развития флота. Имея уникальный собственный боевой опыт и изучив практику применения иностранных военных сил, Николай Кузнецов был убежден в необходимости строительства тяжелых авианосцев. В 1948 году Кузнецова и его троих соратников обвинили по доносу. Николая Герасимовича понизили до контр-адмирала и отправили служить на Дальний Восток. Правда, на этот раз ненадолго: в 1951 году восстановили министерство ВМС, и Кузнецова вернули на должность главнокомандующего. Под его руководством началось развитие флота, был создан проект первой атомной подводной лодки.

После прихода к власти Хрущева он снова попадает в опалу. В мае 1955-го у Кузнецова случился инфаркт, и он ходатайствовал об освобождении от должности. А в конце октября на Севастопольском рейде взорвался линкор «Новороссийск». По настоянию маршала Жукова в декабре 1955-го Николай Кузнецов был снят с должности, понижен в звании до вице-адмирала и отправлен в отставку без права работы во флоте.

Маленькие герои большой войны

Вспоминая заслуги Николая Кузнецова перед Военно-морским флотом, нельзя не упомянуть о его роли в создании морских спецшкол. Так, в предвоенные и первые военные годы в СССР продолжилась традиция готовить наиболее смелых и талантливых юношей к военно-морской службе, заложенная еще Петром Первым.

Первой стала школа боцманов на острове Валаам – она начала свою работу в январе 1941 года.

Однако, пожалуй, самой известной стала школа юнг ВМФ на Соловецких островах. Приказ о ее создании адмирал Кузнецов подписал в самый разгар боевых действий на территории СССР, 25 мая 1942 года. За год учебы курсанты должны были освоить не только военно-морские специальности и стать боцманами, рулевыми, радистами, электриками и мотористами, но и в течение 120 часов изучать общеобразовательные дисциплины.

Отметим, что в исторической литературе Архангельская область упоминается не только в связи с Соловецкой школой юнг: оказывается, в 1943 году нарком ВМФ подписал приказ об основании школы юнг вспомогательных судов Беломорской военной флотилии. Сначала двенадцатилетние юнгаши обучались в бывшем здании госпиталя близ архангельского лесозавода № 25. В 1944 году школа юнг была переведена в соломбальскую школу № 41, располагавшуюся недалеко от судоремонтного завода «Красная кузница». Юноши получали в школе общее образование (семь классов) и связанную с морем профессию. Практику они проходили на вспомогательных военных судах: заградителях, конвойных, гидрографических.

Восстановлен. Посмертно

После отставки Жукова в 1957 году и Хрущева в 1964-м группа ветеранов ВМФ неоднократно ходатайствовала перед правительством о том, чтобы Николай Кузнецов был восстановлен в звании. Однако все эти попытки были безрезультатными…

Изменения к лучшему наметились только в 1965 году, когда в выступлении Брежнева опальный адмирал был перечислен среди выдающихся военачальников прошедшей войны.

Лишь 26 июля 1988 года, спустя четырнадцать лет после смерти, Николай Герасимович Кузнецов был посмертно восстановлен в звании Адмирала Флота Советского Союза.

В настоящее время именем Кузнецова названы пролив, расположенный между островами Беринга и Медный (Командорские острова), улицы в Архангельске, Санкт-Петербурге, Котласе и ряде других городов России. Его именем названы также корабль, пароход и Военно-морская академия, установлено несколько памятников, один из них – в Архангельске – был открыт в 2010 году, к 65-летию Победы.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 11 ноября 2019 г.