Пре-красно-белое кино

kinopoisk.ru-Solnechniy-udar-2476612 cb6cd

Никита Сергеевич, не стесняясь отбирать время у зрителя, снял трехчасовую картину о любви и русской революции, которую все-таки стоит досмотреть до конца.

От чистой любви до порнофильма — один шаг

О любви получилось плохо. Молодые парочки с последнего ряда вышли из зала в середине фильма. Пожалуй, после страннейшей эротической сцены между главными героями. Придумывая сценарий к фильму 37 лет, от руки переписывая произведения классика, режиссер превратил легкую и солнечную прозу Ивана Бунина  в нудное повествование, щедро приправив его пошлостью.

1907 год. Пароход «Летучий» идет по Волге. Молодой русский офицер едет в Москву. Но еще не зайдя на борт, с пристани, он увидел красивейшую незнакомку и не смог оторвать от нее глаз. Дальше по экранному расписанию зрителю предлагается наблюдать муки знакомства. Помогает и мешает герою умопомрачительный синий шарф возлюбленной. Он срывается с ее шеи,  минут за пятнадцать чудесным образом облетает весь пароход (волшебная музыка Эдуарда Артемьева за кадром не заставит в этом сомневаться), вызывая смешки в зале. Честно говоря, даже начинаешь переживать за этот шарф больше, чем за влюбленных.

Наконец, знакомство на представлении фокусника более-менее совершено, и вот уже офицер умоляюще просит замужнюю даму: «Сойдем!». Сцена близости в уездной гостинице даже для современного зрителя кажется диковатой. От сине-прозрачного шарфа, символизирующего чистоту чувства и только отчасти соблазн,  до почти порнофильма у Михалкова один шаг. А ассоциативная картинка движения поршней пароходного двигателя после нее, думаю, порадовала бы дедушку Фрейда.

«Как все это случилось?»

История любви (или связи?) русского офицера и прекрасной незнакомки на Волге, быстрой и туманящей разум, как солнечный удар, в интерпретации Михалкова соединилась с «Окаянными днями» — дневниковыми воспоминаниями Бунина о судьбах русской интеллигенции на заре XX века.

Юг России, ноябрь 1920-го. Белые офицеры сдаются победившим большевикам, срезая погоны и ожидая обещанной отправки домой.  Один из них оглядывается по сторонам, нелепо спрашивая: «Как все это случилось?». И вспоминается ему та самая незнакомка с волжского парохода, которая после страстной ночи исчезла, не оставив ни имени, ни адреса.

В начале картины мы видим, как павлин погибает  на разгромленной улице города. Это смерть прекрасной эпохи, которая в воспоминаниях офицера показана как  идеальный мир с открытки. Но мы не знаем, кто убил эту птицу.

В случае с «белыми» режиссер давит на чувства. Долго катящаяся со ступеней длинной лестницы (цитата из «Броненосца «Потемкина» Эйзенштейна) коляска с детскими игрушками, слезы есаула и  трогательное желание юнкера запечатлеть «память»… Жалость к офицерам возникнет у самых прожженных циников.

Почему же мы тогда не ненавидим большевиков? Крикливая «жидовка» Розалия Землячка и «мадьяр» Бела Кун, которые присланы карать, поначалу смешны, а в финале, конечно, жестоки. Но фигура комиссара Георгия Сергеевича, не смотря ни на что, подозрительно симпатична.

Один из ключевых символов фильма, мимо которого не пройти, — часы.  В том самом городе, где завершился «солнечный удар», офицер познакомился с крестьянским парнишкой Егорием. Тот, нахватавшись от либерального учителя, рассуждал о теории Дарвина: и зачем, дескать, в церковь ходить, если сам царь произошел от обезьяны? Офицер с беспечностью сказал, что «во что веришь, то и есть» и отдал парню часы, полученные взамен разбитых фокусником,  чтобы он разбудил его перед вечерним пароходом. Егорий разбудил, а часы отдать забыл. И долго потом еще бежал по берегу Волги за повозкой и пароходом, истошно вопя: «Чяяяааасы! Чяяяааасы забыли!», а погруженный в свои думы и печали офицер не слышал его. Вернутся часы и ощущение времени к нему лишь в финале, но будет уже слишком поздно. Кстати, и у другого белого офицера есть часы. Но и они не для того, чтобы рассматривать время, а в качестве медали за заслуги.

Михалков так и не отвечает на вопрос, как это случилось, и слава богу. В отличие от Землячки, он смог, может быть, даже пересиливая себя, сойти с трибуны и не стал никого карать.

Миронов всех переиграл

В главных ролях – дебютанты полнометражного кино  Мартиньш Калита и Виктория Соловьева. Из-за акцента латвийского актера переозвучил легко узнаваемый Евгений Миронов, который, даже не появившись на экране, всех переиграл. Но ребенка все-таки не смог. Мальчик, сыгравший Егория (Сергей Карпов), — украшение картины и отрада зрителя во второй части. В первой такой отдушиной является юнкер-фотограф (Александр Мичков).

Фото kinopoisk.ru

Изобразительно фильм поделен на светлую, красочную дореволюционную и темную, суровую послереволюционную части.  Иногда желание произвести впечатление затмевает Михалкову разум. Уже упоминавшиеся приключения шарфа, снятые очень красиво, оттого и смешны, а особенно —  последняя сцена гибели офицеров. Момент трагичен сам по себе, но Михалкову обязательно нужно, чтобы на небе маячило воронье, нагнетая атмосферу. Такие лубочные картинки и излишества, как и затянутость, портят впечатление от картины. Но это режиссер еще себя ограничил. В ближайшее время ищите на экранах телевизоров удлиненную пятисерийную версию.


Кстати

В Архангельске фильм в прокате до 22 октября.

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 17 октября 2014 г.