Последняя в мире уходит от нас

На Севере России из камня строили мало. Холодный он. Да и дорогонько строительство выходило. А дерево – вот оно. Теплое, родное. Срубить дом ли, храм ли быстрее выходит. Что до долговечности, то кирпич за 50–70 лет, если за ним не следить, тоже выкрашивается. Вон, весь снег вокруг Красногорского монастыря на Пинеге красный от осыпающейся кирпичной крошки. А дерево при хорошем уходе по триста-четыреста лет стоит, и ничего ему не делается.

За пределами Корел

Выходит, все дело в уходе. Ровно 51 год назад, 17 июля 1964 года, вышло решение областного исполкома «Об открытии этнографического музея-заповедника деревянного зодчества на открытом воздухе в городе Архангельске». Появились «Малые Корелы». И стали сюда со всех районов деревянные шедевры свозить, чтобы обеспечить надлежащий уход и сохранить для потомков. Но на все «Малых Корел» не хватило. 

Сколько еще уникальных церквей и колоколен, домов поморских осталось на своих местах. И разрушались они вместе с деревней. Едешь по области и только охаешь да материшься про себя от обиды за предков. Полуразрушенные, обгорелые, без окон и дверей стоят памятники старорусского северного зодчества. И можно сколько угодно сетовать, что денег нехватка, только, когда исчезнет душа, никаким дополнительным финансированием ее не воскресить.

Пятьдесят лет назад ученые спорили – надо ли свозить памятники деревянного зодчества в одно место или необходимо их оставить там, где они возводились, в своем натуральном ландшафте. История пока их не рассудила. С одной стороны, свезли – сохранили. С другой, увезли – душу из деревни вынули. 

Вот осталась бы уникальная Георгиевская церковь в селе Вершины Сольвычегодского уезда Верхнетоемской волости, и поехал бы туда турист за тридевять земель, денюжку свою повез, гостиницу бы там построили ну и так далее, согласно трибунным речам. С одним «но». Если бы дожила та церковь 1672 года рубки до наших светлых дней.

Народу храмы дороги

Слава богу, последнее время все чаще стали появляться неравнодушные люди, готовые вкладывать свой труд, свое время и свои деньги если не в восстановление, то хотя бы в поддержание деревянного культурного наследия. В Красноборском районе часовня есть, тоже, кстати, во имя святого Георгия Победоносца, тезка малокорельской из Вершин. 

Высокий левый берег Двины. Бескрайние просторы раскрываются: гляди – не наглядишься! Близ деревни Сакулинской самый край угора издавна отмечен деревянной часовней. Она построена в конце XIX века. Обычная простенькая постройка под двускатной крышей, не особо и разрушенная, прочная, даже главка сохранилась. Местные жители ее сберегли, а теперь собираются привести в божеский вид. Помощи не просят, все, по их мнению, решаемо. Проблема в другом.

Предтеча бревенчатых колоколен

Неотъемлемая часть часовни – ее звонница. Она очень проста по устройству: четыре толстые колонны, врытые в грунт по углам квадрата, под дощатой крышей. Между колоннами – два перекрытия. Колокола подвешивали к балкам, которые одновременно служили обвязкой колонн поверху. Вот и вся «архитектура». Такие «столбовые» звонницы, предтечи всем известных бревенчатых колоколен, стали строить на Севере Руси с XV столетия. 

На территории нашей области известно о существовании таких «столбовых» колоколен лишь в Ракуле, Кимже, Долгощелье, Усть-Пинеге, в Лявлинской обители и Николо-Корельском монастыре. Все они давно утрачены. Осталась одна – сакулинская. Вероятно, последняя «столбовая» звонница на Руси. А значит, и в мире. И хотя в ее нынешнем виде она не особо выразительна, но в ней еще сохранились элементы былого очарования. А какими были такие звонницы, видно из сохранившегося рисунка Игоря Грабаря.

Вспучило

В одну из последних студеных зим грунт под часовней от мороза вспучился, и звонница так сильно перекосилась, что балки-связи вышли из пазов. Местные жители установили подкосы под колоннами, но это временный вариант. Колонны толстые, диаметром до 40 (!) сантиметров и очень тяжелые. Лиственничные бревна! При этом они совершенно крепкие, без признаков гниения, и главный принцип реставрации – максимальное сохранение исторического материала – легко выполним. 

По словам инженера-строителя Любови Шаповаловой, инженерное предложение по выпрямлению строения имеется. Мастер-реставратор тоже предварительно дал согласие поработать на следующий летний сезон. Загвоздка в быстром оформлении необходимых документов и финансировании, не таком уж и большом, кстати.

Если учесть, что часовня Георгия Победоносца числится объектом культурного наследия (памятником архитектуры) регионального (областного) значения, то, может, министерство культуры внесет памятник в бюджетные статьи, хотя бы на следующий год. Было бы преступлением упустить возможность сохранить уникальный артефакт.

Осколок прекрасного мира

И еще об одном памятнике северного зодчества хочется слово замолвить сегодня. На самой границе Виноградовского и Верхнетоемского районов на берегу Двины в бывшей Селецкой волости сохранился интересный архитектурный ансамбль из двух высоких деревянных шатровых сооружений – церкви и стройной колокольни – и приземистой кирпичной церкви. Все они возведены в 1800-е годы на месте предшественников, поврежденных высоким паводком. 

Осколок «прекрасного мира древнего зодчества нашего Севера», как говаривал Иустин Михайлович Сибирцев, известный историк, археограф, палеограф, член-корреспондент Академии наук СССР. Ко многим конструктивно-декоративным элементам ансамбля применим эпитет «последний северорусский». Оба строения сохранили свое древнее крылечное великолепие, а в интерьере церкви сохранились мощные резные колонны.

Сохраним ли?

В 2011 году сюда приехала первая небольшая группа москвичей, с юности влюбленных в Русский Север. Они сплотили вокруг себя таких же неугомонных молодых добровольных помощников, нашли спонсоров, заручились поддержкой руководства района и  за четыре сезона выполнили полный объем противоаварийных и консервационных работ на церкви и колокольне.

Однако добровольцам не под силу выправить наклон высокого и тяжелого бревенчатого шатра, воссоздать шатер колокольни, хотя проект готов, и сделать другие технически сложные работы. Этому объекту культурного наследия (памятнику архитектуры) теперь уже федерального значения требуется профессиональная реставрация. Подготовить документы для внесения ансамбля в федеральную программу реставрации «Культура России» не так сложно, но эти документы могут лежать в Минкульте десятилетиями. Нужен локомотив.

Было время: плывешь по Двине, и на каждом берегу-крутояре через 10–15 верст красуются по два-три устремленных в небеса стройных шатра. К сожалению, все эти памятники архитектуры давно утрачены. Храмовый ансамбль в Сельце – последний на Двине. Сохраним ли?

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 16 июля 2015 г.