«Поморские женки»


Выставка о жизни женщин Поморья открылась в Соловецком морском музее

– Она открыла новый сезон, – рассказала представительница музея, координатор «Товарищества северного мореходства» в Архангельске Светлана Тюкина. – Мы говорим много об особенностях культуры Русского Севера, поморской культуры по берегам Белого и Баренцева морей – и обычно разговор идет о мужской части: мужчины пошли туда-то, мужчины на промысле. Но ведь традиционно на Поморье большую роль играли женщины. Мы давно хотели показать жизнь поморской женщины и несколько лет собирали предметный ряд.

На выставке представлены женские портреты, снимки, на которых запечатлена домашняя жизнь, рыбная ловля, работа в поле конца XIX – начала XX вв. Это фотографии Якова Лейцингера, архивные снимки из Архангельской области и Карелии. Пока мужчины были на промысле, женщины не только вели домашнее хозяйство, но, например, ловили рыбу.

– Бабушки нам рассказывали, когда мы с ними разговаривали в экспедициях: ой, мы летом до моря сходили. То есть они сами вставали в лодку и ходили ловить рыбу в том числе. На них было и домашнее хозяйство, и рыбная ловля, и воспитание детей, – рассказала Светлана Тюкина.

Старшую женщину в доме, которая принимала все решения, называли «большуха». Часть предметов, представленных в экспозиции, собрана в экспедициях: керамика, посуда, приспособления для перебирания ягод, часть предоставлена коллекционерами и музеями-партнерами. Например, коллекционер из Неноксы предоставил одежду – она красивая, старинная, в том числе из парчи.

Ряд экспонатов сделан современными мастерами по фотографиям и музейным обмерам. Есть фотография Лейцингера «Поморка в зимней одежде» с кережей (маленькие сани в виде узкой лодочки с одним полозом), клещицей (часть удочки для ловли наваги и корюшки) и
совком для выгребания льда – все это предназначено для зимней рыбалки. Клещица есть музейная, а кережи не было, по фотографии были сделаны эти саночки.

Зыбку (колыбельку) – сделал мастер-плотник Евгений Финогенов по музейным обмерам и фотографиям. И в этой зыбке, можно сказать, жил первые несколько месяцев жизни его сын Иван. Денис Глаголев, который сейчас живет на Соловках и учит соловецких жителей керамике, по фотографиям, по образцам и обмерам делал латки и блюда. И они все пробовались, из них ели. Или, например, корыта, в которых квасили капусту.

Для посетителей выставки подготовлены загадки: что такое «кибасы» (небольшой камень, обвертываемый берестой, привязывался к сетям как грузило), для чего предназначены крошни (приспособление, применяемое промысловиками Севера, для переноски за спиной провизии, запаса патронов, капканов и пр.).

Экскурсии на выставке будут проводить в том числе и студенты МГУ. Это студенты-историки, они проходят спецкурс по истории Поморья, сдают экзамен. По итогам те, кто сдает экзамен лучше всех, получают право работать волонтерами-экскурсоводами по две недели. Выставка будет работать весь туристский сезон до сентября, затем ее представят в Архангельске, Санкт-Петербурге или Москве.

О жизни поморских женщин участники проекта также выпустили книгу «Старинные фотографии и тексты о поморских женках и их семьях. Любо да дорого». В ней объясняются значения различных поморских слов, например, предметов одежды. «Оплеуха» – особая зимняя шапка, «станушка», «коротенька», «почелок» – предметы женского гардероба.

– Все они нарисованы, и становится понятно, как они выглядели, – рассказала Светлана Тюкина. – Рисовала Анастасия Сорокотина, книга оформлена в цветах мезенской росписи: красном, черном и белом. Автор идеи книги Светлана Рапенкова.

В книге также много фотографий. Снимки и рисунки сопровождаются фрагментами из записей этнографов: «Лапотиста Варвара, а муж ейный сам кормщик сноровистый, она сама большуха, лапотистая (обеспеченная одеждой) женочка, заметное семейство». Или такой: «Я из сухопутной семьи, замуж вышла за рыбака, поначалу в море с ним не ходила, боялась, потом попривыкла, рыбачила тоже».

Про море говорилось так: «Море – наше поле, оно нас кормит, одевает, а смерть придет – и погребает». Или «Помор на море живет, а все по земле скучает».