Парк и человек: чем обязан Архангельск губернатору Сергею Гагарину?

На стеле с именами почетных граждан Архангельска есть доска с именем губернатора Сергея Павловича Гагарина. Почему из большого списка дореволюционных начальников губернии именно он заслужил это почетное звание, ведь губернаторов в истории края было много?

Одни, что называется, горы сворачивали на своем высоком посту, совершили множество полезных для Поморья дел. Другие же воспринимали свое назначение как род ссылки и ждали с нетерпением царского указа, который переведет их с холодного и сурового Севера губернаторствовать куда-нибудь в теплые края, а, может, и в столицу руководить каким-нибудь департаментом.

Некоторые вошли в историю русской литературы, другие – как меценаты, покровители искусств, третьи занимались исследованиями Севера. Но именно Гагарину выпала честь стать почетным гражданином, да к тому же отметиться в городской топонимике.

С Волги на Двину

Сергей Павлович Гагарин происходил из старинного княжеского рода с множеством ветвей. Правда, российский читатель и зритель из всех Гагариных вспомнит, пожалуй, лишь Матвея Гагарина, правителя Сибири при Петре, казненного за коррупцию и нанесение ущерба внешнеполитическим интересам России (кто читал роман Алексея Иванова «Тобол» или видел фильм, сразу вспомнит этого персонажа).

А ведь, кроме этой паршивой овцы в роду, среди Гагариных было немало людей, принесших пользу Отечеству. Сергей Гагарин, весьма дальний родственник Матвея (как говорится, седьмая вода на киселе), – один из эффективных администраторов эпохи александровских реформ. Один и тот же древний род может давать и казнокрадов, и героев войн, и талантливых руководителей.

Сергей Павлович – из породы тех успешных управленцев, кого примечают еще на студенческой скамье. Умен, деловит, подает надежды. Потому еще во время учебы в  Московском университете он становится канцеляристом в одном из департаментов правительствующего Сената.

Ему еще не было семнадцати, а он уже постигал азы государственной службы. Затем молодого чиновника переводят в смотрители училищ.

В его дальнейшей карьере важной вехой стало назначение пензенским вице-губернатором; об успехах на этой должности красноречиво свидетельствует награждение орденом Святой Анны второй степени. Затем – командировка в Нижний Новгород для сбора статистических сведений о торговле на всероссийской ярмарке, которой славен Нижний.

Проходит год, и Сергея Павловича назначают на новую должность – он становится архангельским губернатором. Быть может, высокие петербургские чины напутствовали Сергея Гагарина так:

— В Архангельске тоже есть широкая река, хоть и не чета Волге – Северная Двина. И ярмарка тоже проходит, Маргаритинской зовут. Вот, взгляните на карту – губерния, вверенная высочайшей рукой вашему попечению.

Сергей Павлович посмотрел на карту – и дух захватило: это ж сколько европейских государств на этой территории поместится? И всем этим простором предстоит управлять?

Хотя… ему уже сорок восемь лет, за плечами – немалый опыт государственной службы.

Напомню: на дворе – эпоха преобразований, великих реформ: отмена крепостного права (мало затронула Архангельскую губернию ввиду отсутствия в ней помещичьего землевладения), введение земского самоуправления, суда присяжных, реформа армии. В эпоху перемен и жить-то сложно, а управлять – тем более. Справится ли? Справился!

Преобразить Поморье

Дороги, извечная российская беда, для Севера – настоящая трагедия. Именно создание цивилизованной инфраструктуры способно пробудить край к жизни, считает новый губернатор.

Он вспоминает «Осудареву дорогу», по которой некогда петровские корабли были доставлены из Двинской губы в Неву, что позволило одолеть шведов. А если прорыть канал из Белого моря в Балтийское — задача облегчается наличием множества озер и рек, которые станут частью грандиозной гидротехнической системы? А еще надо бы соединить Архангельск с центральными губерниями России. В стране как раз развернулось масштабное железнодорожное строительство.

Однако эти планы реализуются очень нескоро. Стальная нить магистрали свяжет Архангельск с Москвой только в конце века.  Канал построят только в тридцатые годы следующего трудом заключенных. Зато при жизни губернатору Гагарину удалось наладить транспортное сообщение по морю между Россией и Норвегией. Вот ведь парадокс: проще оказалось связать Поморье с заграницей, чем с внутренними губерниями.

А еще губернатор замахнулся на решение не менее масштабной задачи – колонизацию Кольского полуострова. Напомню, что в состав Архангельской губернии входили тогда территория нынешней Мурманской области, Беломорская Карелия, часть Республики Коми. А вот территории южнее Шенкурска принадлежали Вологодской губернии.

Кольский полуостров того времени вполне оправдывал характеристику «дикий Север»: кругом на сотни верст – только кочующие саамы со стадами оленей да становища поморов по берегам. Опять же напомню, что Мурманск будет основан лишь в 1916 году.

Для заселения пустующих земель, в первую очередь – северо-западного угла (полуострова Рыбачий и Средний), был разработан проект по привлечению колонистов. Предложения губернатора Гагарина легли на стол Александру Второму и в итоге вылились в императорский указ. Желающим поселиться в прежде безлюдных местах выдавались ссуды и обещались всевозможные льготы, включая освобождение от налогов и отсрочку от призыва на воинскую службу.

При этом действие указа распространялось не только на русских и лопарей (саамов), но также норвежцев и финнов. При этом власть стала явно благоволить иностранцам. Если российские подданные долго не могли получить ссуду, у иностранцев проблем с этим не было: казенные деньги выдавались аккуратно плюс собственные средства, которых у русских поселенцев обычно не водилось.

На россиян скандинавы смотрели свысока, насмехались над их бедностью и отношением к ним собственного правительства. Российская общественность стала бить тревогу по поводу легализованной самой государственной властью ползучей иностранной экспансии. В те же годы Россия лишится Аляски: дескать, далеко, холодно, а денег в бюджете не хватает.

«Не превратится ли Русский Север во вторую Аляску?» — задавались вопросом патриоты. К счастью, он остался русским до конца. А что касается норвежцев, то колонисты жили здесь еще в 1920-е годы, даже колхоз организовали, при этом пришлось раскулачить богатых земляков. А в тридцатых начались репрессии, аресты «норвежских шпионов», как правило, мнимых.

Так история сделала очередной кульбит: от расшаркивания перед иностранцами до «охоты» на них. В целом же колонизация Крайнего Севера при всех ее несообразностях дала полезные плоды: за Полярным кругом выросли новые поселения.

Ломоносов, Гагарин. Петр Великий

Настаивал Сергей Павлович и на необходимости высшего морского образования в губернии. Однако дело ограничилось мореходным классом в Сумском Посаде – центральная власть весьма неохотно шла на создание высших учебных заведений в провинции – достаточно вспомнить сколько лет ушло, например, на открытие Томского университета, первого в Сибири.

Говоря о губернаторе Гагарине, следует вспомнить о том, что Сергей Павлович охотно привлекал к работе политссыльных, которых в Архангельской губернии было много: будучи, по отзывам современников, «гуманным администратором», он умел задействовать интеллектуальный потенциал тех, кто оказался на Севере не по своей воле. В числе тех, кто занимался статистическими исследованиями, работал над проектом тюремной реформы, кто, будучи в жесткой оппозиции режиму, тем не менее трудился на благо государства, – Павел Чубинский, Николай Ядринцев и другие. Они вносили свежий воздух в душную атмосферу казенных учреждений губернии.

Кипучая деятельность губернатора была оценена по достоинству: уже на второй год руководства губернией он получил звание почетного гражданина губернского города. А городу он подарил парк. Разбитый на месте бывшей Ломоносовской площади или Ломоносовского луга (проще говоря, пустыря) был разбит сквер, получивший затем имя Гагаринского.

После Февральской революции, когда все, связанное с губернаторами, подверглось шельмованию, он был переименован в сад Освобождения. Потом долгие десятилетия считался безымянным, пока не получил имя Петровский парк. До революции здесь был летний театр, играл оркестр.

В начале ХХ века был открыт оригинальный фонтан с львиными головами. В советские годы работало летнее кафе. Здесь, в самом центре города, гнездились (может, и сейчас живут) совы. О прежнем имени парка, как и его основателе, вспоминают редко. Зато много говорится сегодня о перспективах этого зеленого уголка Архангельска.

В 1869-м была перевернута архангельская страница биографии Сергея Павловича, он отправился из Архангельска в Саратов, опять-таки на губернаторскую должность. Одной из причин того, что главу Архангельской губернии перевели в более южные края, было ухудшившееся состояние здоровья. Через полтора года после того, как покинул Архангельск, Сергей Павлович умер.

Интересный штрих к биографии: у Сергея Гагарина было 12 детей!

Анатолий Беднов

фото www.pastar.ru

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 22 марта 2020 г.