От Беломорска до Сабетты

arh218 9609b

Накануне десятилетия со дня начала работы Архангельского филиала ФГУП «Росморпорт» мы встретились с его директором Николаем Правиловым.

Свои задачи

— Николай Михайлович, как так получилось, что Архангельский порт старейший в России, а Администрация порта в этом году отмечает 20 лет, ваша служба — десять?

— История страны меняется, и порт меняется вместе с ней. Я помню те времена, когда была одна морская администрация, и на ней висело все хозяйство. А 10 лет назад организация разделилась и большая ее часть, а вместе с ней и вся хозяйственная деятельность ушла в Росморпорт.

1 июня 2004 года приказом по ФГУП «Росморпорт» был создан Архангельский филиал. Со своим положением и своими задачами. Лоцманская, ледокольная службы, дноуглубление, знаки, связь и обеспечение безопасности судов теперь на нас.

— Что изменилось за 10 лет?

— В то время нас было 240 человек. И в зоне ответственности — один Архангельский морской порт. Один ледокол «Капитан Чадаев», три лоцманских катера и два обстановочных судна. За эти годы у нас появились ледоколы «Капитан Евдокимов», «Капитан Косолапов», «Диксон». Потом нам перегнали с Азовского моря по внутренним водам земснаряд, который мы назвали «Архангельский». Затем в нашу зону ответственности включили порт Онега с Соловками, порт Мезень, порт Нарьян-Мар. Потом порт Сабетта. И с весны этого года — порт Беломорск в Карелии. От Беломорска до Сабетты по береговой линии 1600 километров. Самое большое хозяйство из всех филиалов страны. Сегодня в филиале 420 человек. У нас 162 створных знака, 220 буев и вех. И каналов, которые мы обслуживаем, только в Нарьян-Маре 130 километров, в Архангельске около ста.

— Да, зона деятельности расширилась…

— Не то слово! Только ледокольную проводку судов в зимний период мы обеспечиваем начиная от Святого Носа до портов Архангельск и Кандалакша. 

В декабре—апреле заводим суда в порт Онега. Обеспечиваем круглогодичную навигацию в порту Архангельск. Сорок лоцманов работают в портах Беломорск, Онега, Архангельск, Соловки, Нарьян-Мар, Сабетта. Только не в Мезени. К сожалению, там замирающий порт, лишь географическое название осталось.

Убыточный, но лучший

— О двинских мелях известно во всем мире еще с XVI века, и сегодня, наверно, у земснаряда работы хватает?

— При дноуглублении ежегодно вынимаем около 1 миллиона тонн грунта на подходах к портам. Конечно, в основном в Архангельске, на судоходном канале в районе Мудьюга. Раз в два-три года работаем на подходах к Онеге. К сожалению, со всем необходимым объемом работ мы не справляемся. Наш земснаряд слабенький и старенький — ему уже 38 лет. Часто ломается. Привлекать другие суда дорого. А мы убыточный филиал. К сожалению, самый убыточный среди всех филиалов, дотационный.

— А за счет чего растете и развиваетесь?

— Мы живем за счет других портов. В таком же положении еще Астрахань. Живем за счет портовых сборов и оказываемых услуг, в том числе и ледоколами. Но тем не менее наш филиал на очень хорошем счету. Система управления движением судов — одна из лучших. По разным службам нас все время приводят в пример. Самая лучшая служба морских каналов в Росморпорте, которая занимается обслуживанием плавучих и береговых средств навигационного оборудования. Если буи на реке видели или в море, это наша работа. По всем портам мы за ними следим.

Новые ледоколы в стране не строят

— Как дело с судами обстоит? Земснаряд, говорите, старенький, а другие?

— Суда меняем. В прошлом году получили новое лоцмейстерское судно «Вавчуга», предназначенное для постановки и снятия буев и вех. Может ходить до Беломорска, Онеги и Соловков. В следующем году получим еще одно, но улучшенное, — «Капитан Шершнев». И «Вавчуга» туда уйдет, а в Архангельске останется более современное. В 2016 году получим новый земснаряд. В 2012-м к нам пришел новый лоцманский катер «Лебедин». 

И в 2015–2016 годах должны получить еще один. Так что удается менять старую технику на новую. Хотя это и дорого. В 2016 году старых судов практически не останется, кроме старых ледоколов. Но пока новые не строят.

— Те ледоколы, что у вас есть, в хорошем состоянии?

— В хорошем. Не очень, скажем так, ледокол «Капитан Косолапов», у него двигатели стали ломаться. Но в этом году мы проводим его модернизацию и полностью меняем всю энергетическую установку — двигатели, систему управления. Обойдется в 200 миллионов рублей. Корпус же у ледокола хороший, и он очень удобен для нашего бассейна. Проработает еще лет десять. Наши ледоколы все в возрасте, им за тридцать лет. Мы за ними следим, вовремя ремонтируем, и они еще достаточно долго проработают.

Надежда на Сабетту

— Сабетта сейчас считается, наверно, самым перспективным портом?

— Там уже построены причалы для приема грузов, которые идут на строительство завода по сжижению газа. Летом 2017 года должен пойти первый газовоз. Наш филиал как раз и является представителем застройщика — Росморпорта. Деньги туда вкладываются очень большие. Будет арктический порт номер один. В первый год — 5 миллионов тонн грузооборота, ну а рассчитан он на 15 миллионов. А как на самом деле — время покажет. Но если брать весь Север, то это самая перспективная и реальная работа.

— Так, может, когда заработает порт с таким грузооборотом, и филиал перестанет быть убыточным?

— Когда это еще будет… Надо, чтобы темпы набрал. Кстати, суда-газовозы тоже уже начинают строиться.

— А у Архангельского порта какие перспективы?

— К сожалению, никаких хороших перспектив пока не вижу. Грузооборот снижается. Мы на фоне других транспортных предприятий Архангельского порта выглядим, безусловно, лучше, потому что живем за счет таких крупных портов, как Санкт-Петербург, Новороссийск, дальневосточных портов, таких как Козьмино, к примеру. Их большие портовые сборы собираются в Москве в одну копилку и делятся. Так что, если бы не было Росморпорта, давно бы по одиночке все умерли.

Весь списочный состав

— О судах вы рассказали, а о людях расскажете? Кого бы вы хотели отметить?

— Без слаженного опытного коллектива и результатов бы не было. Всех не назовешь. Вот, к примеру, капитан ледокола «Капитан Чадаев» Валерий Квятковский. Великолепный капитан, он перегонял сюда этот ледокол с Волги, да так у нас и остался, работает уже больше 10 лет. Все знает, все умеет. Много заслуженных лоцманов, которые в Архангельске работают по многу лет, продолжают традиции знаменитых архангельских корабельных вожей. Вот Павел Коробицын, старший смены, лоцман, почти 30 лет суда проводит. Главный диспетчер Михаил Суслонов. Был капитаном, работал в пароходстве, у нас уже 10 лет. Капитан ледокола «Капитан Косолапов» Леонтий Копец. За прошлый год его ледокол назвали лучшим в Росморпорте. Очень активно работал в Сабетте, на Белом море в эту зимнюю навигацию. Капитан Дмитрий Тростянецкий на земснаряде «Архангельский» — сравнительно молодой, но опытнейший капитан. Капитан лоцмейстерского судна «Вавчуга» Алексей Карпов. Начальник службы морских каналов Алексей Богунов — лучшая служба в Росморпорте… Нет, надо остановиться, а то списочный состав у нас длинный. Всем — здоровья и семь футов под килем!

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 2 июня 2014 г.