Остров Визе: 90 лет назад на дальних рубежах России открыли неведомую землю

Помнится, книгу Владимира Юльевича Визе «Моря Советской Арктики» (она вышла третьим изданием в 1948 году) наше поколение считало хрестоматийной. И не зря – более полного описания арктических районов, изложенного языком, доступным для широкого круга читателей, было не сыскать.

Хотя уже тогда приходилось сталкиваться с глубоким заблуждением, когда, отдавая должное научным работам Владимира Юльевича, относили его более к теоретикам, чем практикам географического дела. В определенной степени тому способствовали разговоры, мол, профессор Визе «предрек открытие неизвестного острова в высоких широтах, работая в кабинете». Здесь сплелись и правда, и неправда.

По стопам отца

Владимир Юльевич Визе происходил из фамилии обрусевших немцев, родился 21 февраля 1886 года в Царском Селе. Возможно, на роду ему было предначертано стать первооткрывателем морских вод и земель, ведь отец его преподавал географию, знал Север и, к слову, избирался почетным членом Двинского крепостного попечительства детских приютов и участвовал в работе Комитета помощи поморам.

По его стопам пошел и младший Визе – он окончил Царскосельскую гимназию, поступил на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. А в 1905 году выехал в Германию, где учился на химическом факультете университета в Геттингене и Галле. Летом 1910-го молодой Владимир Юльевич Визе отправился в экспедицию по Кольскому полуострову, собирал материалы по геологии и этнографии в районе Ловозерской тундры и Хибинского хребта. Осенью он восстановился в Петербургском университете и в последующие два года продолжал вести полевые исследования в тундре, открыв ряд ее озер и описав быт местного населения.

В 1912 году Визе зачислили на должность географа и руководителя метеорологических наблюдений в экспедиции Георгия Седова к Северному полюсу. В ходе ее он возглавил санную экспедицию, которая впервые пересекла Новую Землю по леднику, вышла к Карскому морю и благополучно вернулась на судно. А дальше он принял научное руководство всей седовской экспедицией, когда Георгий Яковлевич в сопровождении двух матросов предпринял самоубийственную попытку достичь полюса.

В Первую мировую Визе служил в Морском генеральном штабе — занимался организацией военных перевозок к северным станциям Финляндской железной дороги, в 1918 году перешел в Главную геофизическую обсерваторию, а затем в Гидрографическое управление Военно-морского флота и вскоре отправился на судне «Таймыр» в Карское море, где вел океанологические работы, строил гидрометеообсерваторию в Маточкином Шаре, а в 1928-м после перехода в Государственный гидрологический институт был назначен начальником экспедиции на ледокольном пароходе «Малыгин» в поисках итальянской экспедиции на дирижабле «Италия».

По дневникам Альбанова

В 1930 году Визе пригласили научным руководителем экспедиции О. Ю. Шмидта на ледокольном пароходе «Георгий Седов». Предстояло исследовать северную часть Карского моря, куда прежде ни разу не заходили корабли.

Уже до начала экспедиции Визе предполагал, что в Карском море между 78° и 80° северной широты должна лежать неведомая земля. К этому убеждению он пришел, изучая судовой журнал «Святой Анны», спасенный штурманом Валерианом Альбановым.

Отто Юльевич Шмидт и Владимир Юльевич Визе

Он ежедневно отмечал местоположение своего судна, попавшего в ледяной плен, и направления ветра. Уже перенеся на карту маршрут дрейфа «Святой Анны», Визе отметил, что в определенном месте льды двигались так, словно им мешало какое-то препятствие, хотя ветер и течения были попутными. Уж не суша ли тому причиной?

Найти ее стало одной из целей экспедиции на «Георгии Седове», вышедшей из Архангельска, чтобы исследовать Землю Франца-Иосифа. После этого пароход двинулся на северо-восток к месту, предсказанному Визе. Сначала он пробивался в сплошных льдах, но на широте 79° неожиданно стали появляться обширные разводья. Наконец, 13 августа 1930 года взорам открылась сначала черная полоса на горизонте, а потом очертания приобрели четкие контуры – остров!

Владимир Юльевич первым ступил на его берег. Тот встретил своего открывателя неприветливо. Визе записал в дневнике: «Затерянный среди арктических льдов этот остров производит крайне унылое и безотрадное впечатление. Он низменный, сложен из осадочных пород, и поверхность его почти лишена растительности.

Крайне бедна и его животная жизнь. Даже птицы, обычно встречающиеся на арктических островах в большом количестве, здесь имелись только в единичных экземплярах».

Уже со временем выяснилось: геологически почва здесь состоит из глины и морского песка, площадь острова составляет 288 квадратных километров, протяженность — 35 километров, максимальная ширина — 9 километров.

Рельеф – равнинный, с небольшими холмами, максимальная высота 22 метра над уровнем моря. Изобилующие холмы разделены узкими ложбинами, являющимися в летний период руслами ручьев и речек. Есть мелководные озера, большинство из которых летом пересыхает. Прибрежные озера, как правило, соленые. В юго-западной и северо-западной частях острова на побережье имеются две лагуны.

По возвращении

В том же году Визе стал заместителем директора Всесоюзного арктического института и развернул работы по строительству сети советских полярных станций и деятельность непосредственно в Арктике не бросил.

В частности, в 1932 и 1934 годах Владимир Юльевич выходил из Архангельска на трассу Севморпути на «Александре Сибирякове» и «Федоре Литке». Больше того, когда по состоянию здоровья его не включили в состав первой воздушной экспедиции к Северному полюсу, он в 1937 году все же смог возглавить научное руководство другой высокоширотной экспедицией на ледокольном пароходе «Садко» в море Лаптевых — последней своей экспедиции в Арктику (таким образом, мысль о «кабинетном географе Визе» совершенно не имеет под собой оснований).

1 февраля 1933 года В. Ю. Визе избрали членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1935-м утвердили в ученой степени доктора географических наук. В Великую Отечественную он находился в Красноярске, куда был эвакуирован Арктический научно-исследовательский институт. Там он руководил составлением долгосрочных ледовых прогнозов.

По возвращении Владимиру Юльевичу присудили Государственную и Сталинскую премии и пригласили преподавать в Ленинградский университет в качестве профессора кафедры океанологии. Умер Визе в 1954-м, похоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище. Имя его сегодня носят сразу несколько географических пунктов: остров Визе в Карском море, ледник, мыс и бухта на Новой Земле. Широко известна оценка его трудов президентом Географического общества СССР Л. С. Бергом: «В Советском Союзе нет и не было ученого, который бы внес столь значительный вклад в изучение Арктики, как это сделал на протяжении своей жизни В. Ю. Визе».

 * * *

Постоянного населения на острове Визе нет. С 1 ноября 1945 года на его южном берегу работает гидрометеостанция — одна из самых северных в мире. Основать ее, к слову, удалось не сразу – высадке с судна и выгрузке постоянно мешала штормовая погода. Достраивали станцию уже в условиях полярной ночи. В лучшие годы здесь работали три десятка человек. И, между прочим, здесь они зарегистрировали абсолютный минимум температуры среди всех арктических земель России – минус 52 градуса. Сколько же, спросите, составляет максимум? 8,7 градуса! По соседству с полярной станцией стояла воинская часть. Сегодня она заброшена, на ее месте руины, которые облюбовали белые медведи.

По последним данным, вследствие глобального потепления в настоящее время берега острова Визе серьезно разрушаются.

Олег ХИМАНЫЧ, морской историк

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 7 августа 2020 г.