Онколог Иван Турабов: «Прогнозировать появление опухоли у ребенка практически невозможно»

Иван Турабов

Лауреат Ломоносовской премии Иван Турабов рассказал о работе детской онкологической службы, ситуации с заболеваемостью и о том, как родителям вовремя заметить неладное у ребенка.

В этом году в числе тех, чьи заслуги отмечены Ломоносовской премией, – коллектив детских онкологов. Врачи награждены за создание, подготовку кадров и организацию эффективной работы детской онкологической службы Архангельской области.

Результатом этого стало значительное снижение смертности. Наша беседа – с главным специалистом  – детским онкологом регионального минздрава, деканом педиатрического факультета, заведующим кафедрой детской хирургии СГМУ, заслуженным врачом РФ Иваном Турабовым.

В детском возрасте – три пика заболеваемости

– Иван Александрович, какова ситуация с детской онкологией в регионе, какие главные тенденции можно отметить?

– В Архангельской области ежегодно онкологические заболевания диагностируются в среднем у 40 детей. Всего же под нашим наблюдением находится около 250 человек. Это пациенты, которые проходят лечение, а также выздоровевшие и достигшие ремиссии – мы наблюдаем их до достижения 18 лет.

Заболеваемость растет по всему миру, и мы тут не исключение. Но ситуацию с онкологией характеризует соотношение заболеваемости и смертности. В этом плане за годы работы мы достигли большого прогресса. В 1993 году в Архангельской области смертность от онкологии составляла 9,2 на 100 тысяч детского населения, заметно превышая общероссийский показатель – 6,4. В 2020-м ситуация диаметрально противоположная: смертность в регионе составила 0,88 на 100 тысяч детского населения – существенно ниже, чем в среднем по России (3,6).

Онкологическое отделение в детской больнице открылось в 2001 году, и уже к 2004-му наметилась тенденция к снижению смертности.

Но это результат не только усилий в стационаре, но и на этапе первичного звена. Был организован амбулаторный прием детского онколога в Архангельске и Северодвинске, большая работа проведена по повышению онкологической настороженности у педиатров. Я периодически читаю им лекции. С 2016 года недельный курс по детской онкологии появился у студентов СГМУ. Эти знания важны для врача любой специальности, чтобы вовремя заметить неладное. Если пациент поступает к нам с первой или второй стадией, то болезнь практически стопроцентно можно вылечить.

– На что обращать внимание родителям ребенка, чтобы не пропустить проблему?

– Самое главное – надо находить объяснение всем изменениям в поведении и состоянии здоровья ребенка. Долгое время он может ни на что не жаловаться, у него ничего не будет болеть – такова особенность диагноза.

Если часто возникают респираторно-вирусные заболевания, не менее шести-семи раз в год, обязательно сдайте анализ крови. Так может развиваться лейкоз. Из крови выбиваются защитники организма – лейкоциты и нейтрофилы, а их место занимают опухолевые клетки, которые его уничтожают.

Если трех-пятилетний малыш вдруг начинает жаловаться на головные боли или у него возникает беспричинная рвота, если длительно болит или опухает ручка, ножка – надо исключить самое страшное. Если на теле, шее, голове появилось что-то необъяснимое, даже если оно не растет дальше и не беспокоит – обязательно обращайтесь к врачу и разберитесь, что происходит. Причиной всех этих проблем может быть опухоль.

– Можно ли выявить у детей предрасположенность к онкологии и профилактировать ее возникновение?

– Чаще всего за опухолью стоят врожденные генетические причины. У мамы в процессе беременности возникают проблемы закладки некоторых тканей, клеток. И в дальнейшем они развиваются неправильно, а на каком-то этапе под воздействием определенных факторов начинают бурно расти. И у ребенка развивается опухоль.

К сожалению, прогнозировать возникновение новообразования у ребенка практически невозможно. В детском возрасте имеется три пика заболеваемости. Первый пик – первый год жизни. Порой мы диагностируем опухоли у новорожденного или даже не родившегося ребенка, который еще в утробе мамы. Второй пик – довольно высокая заболеваемость наблюдается у малышей до пяти лет. И третий – у детей, достигших полового созревания (старше 10–12 лет). Кстати, у подростков в основном выявляются опухоли, характерные для взрослых.

Не всякое онкологическое заболевание является раком. Рак (карцинома, аденокарцинома) – опухоль, возникающая из клеток слизистой оболочки разных органов, в частности из желудка, кишки, легких. Им чаще страдают взрослые – 70 процентов среди всех онкобольных. У детей самое распространенное заболевание – лейкоз, при нем опухоль появляется из клеток крови, костного мозга.

Опухоль у взрослых возникает в основном из дифференцированных клеток – то есть таких, которые дошли до своего конца в развитии. У детей – чаще из незрелых клеток, так называемых бластов. Поэтому опухоль печени у них называется – гепатобластома, почки – нефробластома. У взрослых такие новообразования если и бывают, то крайне редко.

– А подходы к лечению детей и взрослых сильно отличаются?

У взрослых, учитывая, что чаще всего бывает именно рак, единственным путем является операция. Необходимо удаление опухоли и клеток, которые из нее ушли дальше по организму. Хирургическое вмешательство является залогом дальнейшей жизни.

У детей только при некоторых диагнозах операции играют очень важную, но не самую главную роль. Ключевое – это лечение, направленное на уничтожение этих клеток. В первую очередь химиотерапия. Для нас важно, чтобы пациенты ее вынесли. По сути, все противоопухолевые препараты – костно-мозговые яды, они влияют не только на новообразование, но и на организм человека в целом. А их применение длительное.

Лечение острого лейкоза, например, продолжается два года. Причем 200 дней занимает первый этап, который проводится в больнице. Мы не можем в этот период отпустить ребенка домой, потому что в любой момент могут наступить осложнения.

«Он раз пять чуть не умирал, но мы боролись…»

– Вы были первым заведующим онкологическим отделением в детской областной больнице. Расскажите, какой путь пришлось пройти?

– Первоначально в 2001 году отделение было открыто в малоприспособленном помещении в старом корпусе. Там мы располагались восемь лет. В 2009-м я под это отделение отдал территорию своей кафедры на пятом этаже хирургического корпуса. Там мы все обустроили как надо.

Отделение высокотехнологичное, там постоянно лечатся от 18 до 20 пациентов. Ребенка, которому требуются особые стерильные условия, мы вместе с мамой помещаем в бокс. У нас четыре бокса с отдельной вентиляцией, оборудованных так, чтобы не было необходимости никуда выходить. Дети во время лечения абсолютно беззащитны перед инфекциями, на фоне лечения падает иммунитет.

Отмечу, что сейчас строится новый корпус больницы, и наше отделение переедет туда. Все будет сделано и оборудовано по самым современным стандартам.

– Довольны ли вы той командой, с которой приходится работать?

– Это действительно настоящая команда. В отделении работают очень хорошие специалисты. Я всех их очень уважаю – докторов, медсестер.

Хочу сказать о своих соавторах по Ломоносовской премии. Заведующий отделением Вячеслав Аркадьевич Митрофанов в 1995 году поступил в ординатуру, и как раз я готовил его по детской онкологии. Он на какое-то время уходил из профессии, но вернулся в 2012 году. Безусловный профессионал!

Наталья Александровна Григорьева пришла в отделение в 2010 году. Это был непростой период. Тогда у нас не осталось ни одного детского онколога, все разъехались. Единственным специалистом на весь регион был я, но работать в стационаре постоянно не мог – еще преподавал, вел амбулаторный прием. Наталья Александровна в прошлом году в областном конкурсе победила в номинации «Лучший детский онколог». А в этом году ее признали лучшим онкологом РФ. Подчеркну – в номинации «Онкология», а не «Детская онкология». Она там обошла многих именитых и титулованных докторов.

– Иван Александрович, результаты работы – они не только в цифрах статистики, но и в судьбах. Были в вашей практике особенно запомнившиеся истории?

– Однажды в детской больнице возле лифта ко мне подошла женщина. Я сначала ее не узнал, но она напомнила, что в 1995 году ко мне на лечение поступила ее 13-летняя дочь с огромной опухолью, исходившей из яичника. В то время таких пациентов у нас оперировали «взрослые» гинекологи, которые приезжали в детскую больницу. Они оперировали, а я дальше лечил. Было принято удалять полностью весь женский органокомплекс, разумеется, после этого стать мамой уже невозможно. Лично мне к тому времени было понятно, что нужно делать другие, так называемые органосохраняющие операции. Удалять только опухоль вместе с придатками с одной стороны, а с другой ничего не трогать, чтобы оставлять шанс в будущем родить ребенка. Я завел такой разговор с гинекологами, которые готовились оперировать эту девочку. И минут через десять остался в операционной один – они сказали, что не возьмутся. Я обратился к своему учителю Валерию Александровичу Кудрявцеву – замечательному детскому хирургу, декану нашего педиатрического факультета, рассказал эту историю и попросил помочь. Он пришел, мы сделали органосохраняющую операцию… Так вот, эта женщина в момент нашей встречи в больнице была с младшей внучкой – та моя пациентка уже дважды стала мамой.

Или лет пять назад позвонили из военкомата Ненецкого автономного округа, назвали фамилию, спросили, может ли этот человек служить в армии. И я вспомнил, что 15 лет назад ко мне поступил ребенок оттуда. За время лечения он раз пять чуть не умирал, но мы боролись. И вот мне задают такой вопрос про него. Я понял, что он жив и все у него хорошо, если собирается служить в армии.

Эти истории показывают, что всегда надо биться за свои идеи, принципы. Как бы ни складывались обстоятельства. В те моменты, когда было особенно трудно, я вспоминал слова Эйнштейна: «Только те, кто предпринимает абсурдные попытки, смогут достичь невозможного».

На заметку

Ломоносовскую премию за создание, подготовку кадров и организацию эффективной работы детской онкологической службы Архангельской области получила команда из четырех врачей. Это главный специалист – детский онколог регионального минздрава, декан педиатрического факультета СГМУ Иван Турабов, а также сотрудники детской областной больницы: заместитель главного врача по хирургическим вопросам Николай Марков, заведующий онкологическим отделением химиотерапии опухолей Вячеслав Митрофанов и детский онколог Наталья Григорьева.

Пять задач, которые на протяжении многих лет системно решались для улучшения качества онкологической помощи детям и снижения смертности:

 – открытие детского онкологического отделения в Архангельской области;

 – партнерское участие в современных клинических протоколах;

 – создание единой системы оказания онкологической помощи детям;

 – подготовка квалифицированных кадров по профилю «Детская онкология»;

 – подготовка врачей-педиатров для ранней диагностики опухолей у детей.

Наталья Сенчукова

Главное за неделю

Перейти ко всем новостям за 1 декабря 2021 г.